В национальном вопросе нет черно-белых ответов

Стратегия народного единства: накануне 4 ноября
31 октября 2013  14:57 Отправить по email
Печать

4 ноября мы отмечаем в очередной раз День народного единства. По данным последних социологических опросов, россияне стали привыкать к новому празднику. Респонденты чаще вспоминают о его официальной значимости, называют днем гордости и национальной славы, отмечают, что он связан с окончанием Смуты в российской истории, благотворительностью. Однако большинство опрошенных в прошлом году ВЦИОМом отмечали, что самого народного единства в стране нет. Одна из причин такого мнения – обострившиеся межнациональные отношения, антимигрантские настроения.

С чем мы подходим к этому празднику? С чем к нему подойдут, например, жители московского района Бирюлево, где недавно произошли гражданские волнения, в том числе, по межнациональному признаку? В национальном вопросе нет черно-белых ответов. Однако практика последних лет показывает, что в России хватает желающих выстроить свой политический капитал на выделении «плохих» и «хороших» народов. К сожалению, зачастую такие примитивные, но соблазнительные лозунги вызывают отклик у населения. Вот почему так важно сегодня приложить все усилия для строительства российской нации, утверждения народного единства.

О том, что мы россияне, мы вспоминаем на каких-либо соревнованиях, побеждает спортсмен-дагестанец или татарин, мы говорим – выигрывает Россия. И это правильно. Люди должны видеть и слышать, что «русский», «якут», «чеченец», «мордвин» не противоречит «российскому». Башкирский поэт Мустай Карим еще в 50-е годы прошлого столетия говорил: «Не русский я, но я россиянин» - и не стеснялся этого. Расул Гамзатов любил повторять: «В Дагестане я аварец, в Москве я дагестанец, а за рубежом я русский». Надо людям объяснять и рассказывать, что «россиянин» - это исконно российский термин и начал его употреблять еще Михаил Васильевич Ломоносов, наш великий петербуржец с архангельскими корнями. Суворов говорил о российском солдате, переходя Альпы. В советские годы слово «россиянин» было сознательно выведено из оборота, чтобы не составлять конкуренции новой исторической общности «советский народ».

Все содержание нашей стратегии государственной национальной политики исходит из того, какой бы народ или этническую группу не представлял человек, он, прежде всего, гражданин России. Поэтому надо поддерживать программы и национальные организации, которые представляют собой межнациональную площадку. Например, такие как Ассамблея народов РФ или Конгресс народов Кавказа. Практика европейского мультикультурализма, на мой взгляд, мало применима - это совсем не российская традиция, так как наша этноконфессиональная политика глубже и старше мультикультурализма на сотни лет. Но меня настораживает, что слова об общероссийской нации и об общероссийской гражданской идентичности, в основном звучат только от первых лиц государства и отдельных ученых, однако редко произносятся лидерами партий, движений, регионов и республик. Нужны литературные произведения, кинофильмы, песни, которые показывали бы, как наши предки гордились словом «россияне».

Напряженность и конфликты возникают там, где неблагоприятная социально-экономическая или общественно-политическая обстановка соединяется с плохим управлением, когда политики и безответственные общественные активисты используют этнические и религиозные факторы для достижения власти и собственного благополучия. В России это выливается в проблему мигрантов. Нельзя отрицать, что в целом растет интолерантность к мигрантам. В отдельных районах мигрантофобия даже зашкаливает. 

Причин несколько. Мигранты и гастарбайтеры стали восприниматься как конкуренты на рынке труда. И многие недостатки нашей жизни адресуются  к ним. Немалый вклад в это вносят отдельные мифы, которые так и ставят вопрос: Россия заселяется представителями других национальностей. На самом деле только 700 тысяч иностранных граждан живут в России на постоянной основе. Нетрудно посчитать – это менее одного процента населения. Но это не значит, что нет отдельных городов, районов мегаполисов, населенных пунктов, где доля приезжих очень высокая.

Я говорил об иностранных мигрантах, постоянно проживающих на территории России. Но есть еще 1,5 млн человек, имеющих разрешение на работу, 1,2 млн человек купили патенты для трудовой деятельности и 2,5 млн человек заняты в соответствии с квотами. Таким образом, чуть более 5 миллионов человек находятся в стране по правильно оформленным документам. Остальные 5 миллионов, пересекшие нашу границу – это гости, туристы, командированные. И мигранты, которые нарушили правила проживания или сроки пребывания. По оценкам экспертов, таковых около 3 миллионов человек. Кстати, за последнее время Федеральная миграционная служба взяла жесткую линию на депортацию этих граждан и на запрет на определенное время их въезда на территорию России.

Но  речь идет в данном случае о том, как люди эту ситуацию воспринимают. Мигранты действительно нужны. Россия - развивающаяся экономика, без дополнительных трудовых ресурсов не обойдемся. Но вопрос в другом - кто приезжает, на каких условиях, как себя ведут. Государством разработаны достаточно четкие  комплексные документы по решению межнациональных проблем и миграционной политике, реализация же их переместилась на уровень регионов и местного самоуправления. И события в Бирюлево свидетельствуют о том, что местное самоуправление, муниципальный уровень являются самым слабым звеном в реализации национальной и миграционной политики государства. Согласно 131 Федеральному закону муниципалитеты имеют 44 полномочия, а вот вопросы национальной политики в этом перечне отсутствуют. Сейчас принимаются меры для передачи на муниципальный уровень полномочий в этом серьезном вопросе. Но важно, чтобы они были подкреплены финансовыми, материальными ресурсами и соответствующей законодательной базой.

Необходимо также определиться по отношению к нашим гражданам, жителям Российской Федерации, которые переезжают из одного региона в другой в поисках работы или лучших условий жизни. Наших внутренних мигрантов обижает то, что к ним начинает формироваться такое же отношение, как и к мигрантам внешним. Ставить их на одну доску с иностранными мигрантами – это, наверное, не совсем правильно. Звучит обидно, и  раз таким людям термин «мигрант» не нравится, значит, нам надо находить другую терминологию – «приезжие», «вновь прибывшие», «новое население» и так далее. Ведь канули в лету такие термины как «инородцы», «туземцы», «нацмены», «инославные».

Неужели мы не в состоянии отказаться от «лиц кавказской национальности», выборочного упоминания национальности преступника, распространения недостоверной информации, провоцирующей столкновения на национальной почве? Конечно, никакого возвращения к цензуре быть не может. Но нам очень нужен этический кодекс журналистов, работающих в сфере межнациональных отношений. Заглядывать в него был бы полезно и политикам, и общественным деятелям, и чиновникам.

На федеральном уровне произошли очень серьезные изменения и институционально, и организационно, и доктринально. Стратегия национальной государственной политики Российской Федерации на период до 2025 года, федеральная целевая  программа «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России на 2014-2020 годы» – все это фундамент для строительства гражданской российской нации, воспитания чувства патриотизма, любви к Отечеству. Остается только воспользоваться этими механизмами, чтобы 4 ноября, День народного единства, стал в России поистине всенародным праздником.

 

Владимир Зорин - заместитель директора Института этнологии и антропологии РАН

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Мировое цифровое рабство
82.7% Реальность
ОДКБ заявила себя на мировой политической арене?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть