Цена расширения Таможенного Союза: Россия втягивается в большую войну в Средней Азии

Синдром 2014 года
16 октября 2013  10:57 Отправить по email
Печать

Синдром 2014 года, на который намечен вывод войск НАТО из Афганистана, все больше и больше нависает над Средней Азией. Он затрагивает не только проблемы безопасности всего этого региона, но и представляет определенную проблему и для перспективы расширения Таможенного союза (ТС), где эксперты называют «изначально слабыми звеньями Кыргызстан и Таджикистан».

В августе 2013 года киргизское правительство одобрило разработанную совместно с действующими участниками ТС «дорожную карту» по присоединению к союзу, а в сентябре она уже прошла согласование в Евразийской экономической комиссии. Киргизия может стать полноправным членом Таможенного союза уже в 2014 году. В связи с тем, что Таджикистан не имеет общей границы со странами ТС, было принято решение о вступлении страны в союз после Киргизии осенью 2015 года. При этом первичный многофакторный анализ дает однозначный ответ по поводу наиболее вероятного сценария дальнейшего развития евразийского проекта — через Таджикистан он напрямую выходит к границам Афганистана. Сейчас большие участки его границы Афганистана охраняются натовцами, которые уйдут в 2014 году. Кстати, бундесвер уже осуществляет вывод своих войск из северного Афганистана - Кундуза. Так факторы риска для ТС переходят из фантомного состояния в свою физическую сущность.

Об этом недавно говорил посол России в Киргизии Андрей Крутько на международной конференции в Бишкеке по Афганистану По его словам, на севере Афганистана, недалеко от границ со странами Средней Азии, расположились несколько террористических организаций и движений: Исламское движение Узбекистана, «Талибан», «Хизб-ут-Тахрир», «Джамаат», Исламская партия Хекматиара и другие организации. По его мнению, «при определенных обстоятельствах можно ожидать резкой напряженности в приграничной зоне с проекцией на весь регион», поскольку «афганские силы правопорядка не смогут противостоять талибам и боевикам без коалиционных сил». В свою очередь эксперт управления международных проблем Центра стратегических исследований Таджикистана Вафо Ниятбеков добавляет: «Мы не предполагаем прямого вторжения, но не исключаем просачивания боевиков с целью дестабилизации ситуации в Таджикистане и Ферганской долине».По мнению Ниятбекова, «если после ухода войск НАТО талибы-пуштуны займутся внутренними проблемами Афганистана, то как раз таджики, узбеки, киргизы, выходцы из Северного Кавказа, представленные там на стороне «Аль-Каиды», возможно, будут искать применение своим военным навыкам в других странах, в том числе в соседних». Во всяком случае, как отмечали на недавней встрече в Бишкеке руководители антитеррористических подразделений Содружества Независимых Государств, все идет к «коренному изменению обстановки в Средней Азии и создании угрозы безопасности для стран региона».

Отсюда следует банальный вывод: необходимо укреплять границу Таджикистана с Афганистаном, что собственно и происходит. Но удастся ли государствам ТС отсидеться со штыками на своих пограничных рубежах, особенно тогда, когда ситуация внутри самого Афганистана станет напоминать бушующий казан, в котором станут «вариться» самые разные политические ингредиенты, сказать очень сложно. Как пишет немецкая газета Frankfurter Rundschau, «сейчас почти никто не говорит об оптимистически позитивных вариантах развития событий в Афганистане».

Президент Афганистана Хамид Карзай в интервью ВВС сообщил, что его правительство «ведет активные переговоры с талибами». Но, видимо, не с теми, на которых делают ставку США, полагая, что им удастся в будущем сформировать легитимное правительство. Если американцы добьются успеха, то талибы с их уходом обретут не только физическое ощущение своей силы, победы, но и политическую легитимность.

Через шесть месяцев Карзай покинет пост президента, и главная нагрузка ляжет на плечи его преемника, который наверняка будет действовать по американскому сценарию. Поэтому Москва будет вынуждена параллельно с выстраиванием своих отношений с Кабулом разыграть «карту» с талибами, отсекая их от северных радикальных группировок. Или, как было во времена СССР, активизировать на севере Афганистана работу, реанимируя проект «Северного альянса» через партию Хекматиара. Тем более, что Пентагон не исключает появления так называемого «Большого Пуштунистана» и «Независимого Белуджистана», что может сопровождаться не только кровавыми межэтническими конфликтами, но создать тот самый детонатор, который станет взрывать внутренние «мины» как в самом Афганистане, так и в соседней Средней Азии.

Ясно только одно: вступление Киргизии и Таджикистана в ТС ведет к широкой смене геополитической панорамы, открытию перспективы соединения в одной дуге сразу трех регионов с повышенной конфликтогенностью – Закавказье, Средней Азии и Афганистана. Если такой ход событий является сознательным выбором России, то ей необходимо быстрее вносить изменения в деятельность таких региональных организаций, как ОДКБ и ШОС, выработать механизм взаимодействия с остающимися на территории Афганистана частями НАТО, начать выход на особые отношения с Ираном и Пакистаном, изменить политику в отношении Азербайджана, Туркмении и Узбекистана.

Но пока в Душанбе приступила к работе специальная правительственная комиссия по таджикско-афганской границе, которая определит нужды пограничных войск Таджикистана. Возможно, что это - всего лишь первый ход в открывающейся «большой игре».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
49.1% Наследницей Российской Империи.
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть