Как Деникин спасал Сталина и помогал советизировать Азербайджан

3 января 2013  17:26 Отправить по email
Печать

2 декабря 1918 года  войска Южного фронта Красной армии  перешли в наступление.  Фронт Донской армии был развален.   26 декабря 1918 года  генерал Антон Иванович Деникин подписал соглашение с  атаманом  Красновым, согласно которому Добровольческая армия объединилась с Донской армией. Затем  при  участии донских казаков Деникин отстранил от руководства Донской Армией  Краснова, заменил его Африканом  Богаевским,  чтобы чуть позже переподчинить  уже себе остатки Донской армии.

Это была не просто кадровая рокировка в Белом движении.  Осуществленная реорганизация положила начало   созданию Вооружённых сил Юга России (ВСЮР). На территориях, контролируемых Вооруженными Силами Юга России, вся полнота власти принадлежала Деникину как главнокомандующему.  Но он не считал себя вправе - до созыва Учредительного собрания - предопределять будущее государственное устройство России.  Парадокс, не прописанный в историографии:  интересы сил, действовавших под лозунгом «Вся власть советам» и  «Единая и неделимая Россия»  тактически совпадали. И не только в этом.  Если большевики на том этапе наталкивались на серьезное противодействие со стороны эсеров, меньшевиков и других оппозиционных политических партий, то призыв  генерала Деникина к воссозданию единой и неделимой России встречал сопротивление со стороны казачьих государственных образований Дона и Кубани.

Из книги  В. А. Беляевского «Правда  о генерале  Деникине» (Причины прекращения Белого движения на юге России в 1920 году): 

«Деникин разгромил проект атаман Краснова по созданию широкой антибольшевистской коалиции  с участием Украины, Крыма,  новообразованных закавказских республик и так называемого Доно- Кавказского Союза. Согласно принятой  Красновым декларации,  «Доно-Кавказский Союз должен был состоять  из самостоятельно управляемых государств: Войска Донского, Кубанского Войска, Астраханского Войска и Союза Горцев Северного Кавказа и Дагестана, соединенных в одно государство на началах федерации. Ее границы  были очерчены на особой карте, при чем в состав территории  вводились : Ставропольская и Черноморская губернии, Сухумский и Закатальский округа, южная часть Воронежской губернии со станцией Лиски и городом Воронежем, а также часть Саратовской губернии с городом Камышином, Царицыном и колония Сарепта».

В. А. Беляевский   также утверждает, что Деникин спас «царицынскую большевистскую тройку – Сталина, Микояна  и Ворошилова, отказавшись   от  наступления на Царицын. «К их благополучию и нашему величайшему сожалению, - пишет  Белявский, - их выручила прибывшая к Царицыну из Ставропольского района дивизия Жлобы, «стальная», как ее называли большевики, оторвавшаяся от соприкосновения с Добровольческой армией, но последняя по каким-то непонятным причинам не преследовала «стальную» дивизию, бросившую Ставропольский фронт и спешившую на спасение Царицына. Так как Донская армия оказалась под угрозой охвата своего правого фланга дивизией Жлобы, — донцы принуждены были отойти обратно к Дону, а вследствие этого возможный разгром большевистской армии и взятие города Царицына были сорваны».  Если судить по очень многим признакам, за всем этим стояла продуманная  кавказская политика Деникина, плодами которой  потом воспользовалась Москва. Слово  документам.

Донесение дипломатического представителя Азербайджана в Горской Республике А. Ахвердова министру иностранных дел  М.Ю. Джафарову.

«19 мая 1919 года. Секретно. В ответ на Вашу телеграмму о переменах в правительстве Горской Республики, я имел честь сообщить об отставке кабинета Коцева и появлении у власти кабинета ген. Халилова». (Из документов Главного архивного управления при кабинете министров Азербайджанкой республики (1918-1920-е годы). ГААР, ф. 970, оп. 1, д. 59. л.29-30).

Представитель Вооруженных сил Юга России при британском командовании в Баку полк. Лазарев  председателю Совета Министров  Азербайджана Н.Ю.Усуббекову: «21 мая 1919 года. На основании полученной мной телеграммы от главнокомандующего вооруженными силами юга России имею честь сообщить Вам следующее: командование вооруженными силами юга России (Добровольческой армии) заявляет, что по отношению к Азербайджану оно никаких агрессивных действий предпринимать не собирается, а допускает и признает его самостоятельность. Когда Россия будет освобождена от большевиков, то входить в соглашение с вновь образовавшимися государствами на территории бывшей Российской империи будет делом народного собрания или той верховной власти, которой все вооруженные силы, борющиеся против большевиков, передадут свои права» (ГААР, ф.970, оп.1, д.59, л. 30).

Меморандум правительства Азербайджанской Республики представителям союзных держав на Парижской мирной конференции:

«28 мая 1919 года  исполняется год со дня объявления независимости Азербайджанской Республики. Подавляющее большинство населения территории республики составляют азербайджанские тюрки, говорящие на своем особом азербайджанском диалекте. Границы республики  следующие:  с востока - Каспийское море, с юга - Персия, с запада - Армения и Грузия, с севера - Горская Республика. С соседними республиками Азербайджанская Республика находится в дружественных отношениях, только в территориальном отношении имеется спор с Грузинской и Армянской республиками. Спор с Грузией составляет Борчалинский у., часть Караязского и Тифлисского (Караязы) уу. Спор же с Арменией составляет Сурмалинский и часть Эриванского уу. Затем, в последнее время Нахичеванский, Шаруро-Даралагезский и часть Новобаязетского уу., составляющие неотьемлемую и бесспорную часть Азербайджана, с согласия союзного командования были представлены властям Армянской Республики, несмотря на упорное сопротивление и нежелание местного населения подчиниться армянской власти. Эти спорные земли во всех отношениях, как в этнографическом, географическом, экономическом, культурно-политическом, социальном и т.д., с почти сплошным населением из азербайджанских тюрков составляют и, по справедливости, должны составлять неотъемлемую и естественную часть Азербайджана. Согласно повелению мирной конференции азербайджанское правительство в ожидании решений мирной конференции не предприняло никаких шагов, кои могли привести к вооруженному столкновению с соседями из-за пограничных споров. Кроме этих спорных территориальных вопросов, имеется еще один, а именно — о судьбе Горской Республики, на независимость которой было неоднократное покушение со стороны Добровольческой армии ген. Деникина. Азербайджанская Республика твердо стоит на той точке зрения, что Горская Республика, в состав которой входит Дагестан, Ингушетия, Чечня, Кабарда, Осетия и т.д. со сплошным мусульманским населением по праву принципа свободного самоопределения, должна составить самостоятельную государственную единицу, на которую Азербайджан не имеет никаких притязаний. Если же вопрос о самостоятельности Горской Республики будет решен почему-либо в неблагоприятном смысле для последней, то население вышеназываемых областей, если им будет предоставлено право свободного волеизлияния, то, несомненно, они иной власти, кроме азербайджанской, не пожелают признать. Что же касается наших территориальных споров, то если таковые не получат сейчас на созванной и действующей конференции между республиками Азербайджанской, Армянской, Грузинской в г. Тифлисе своего должного разрешения, то азербайджанское правительство разрешение этих вопросов готово предоставить арбитражу европейских держав» (ГАППОДАР, ф.277, оп.2, д.32, л.1-3. Пер. с фр. яз.)  

Из ноты председателя азербайджанской делегации на Парижской мирной конференции А.М.Топчибашева председателю конференции Ж.Б.Клемансо:

«5 июня 1919 года. Считается возможным, правительство адмирала Колчака будет признано и распространится на всю территорию распавшейся Российской империи. Это известие, появившееся во всей прессе Парижа, касается жизненных интересов тех стран, которые отделились от прежней России, в виду чего мирная делегация Азербайджанской Республики на Кавказе считает невозможным назначение и признание какого бы включение республики  в будущую территорию России» (ГААР, ф.970, oп.l, д. 143, л.47. Пер. с фр.яз.)

Донесение дипломатического представителя Азербайджана в Кубани Дж.Рустамбекова министру иностранных дел М.Ю. Джафарову:

«7 июня 1919 года. Екатеринодар. 1 июня я был приглашен к начальнику английской военной миссии в Екатеринодаре  ген.Бриггсу, который очень интересовался ответом азербайджанского правительства на первые его вопросы и отношением моего правительства к Добрармии в связи с занятием ею Петровска и Дербента. Мой ответ: наверняка ничего не знаю, но, думаю, что захват Добрармией территории Горской Республики не может понравиться моему правительству. Ответ Брикса:  занятие Петровска и Дербента вызывается исключительно стратегическими соображениями операций против астраханских большевиков и отчасти взглядом на горское правительство, которое установилось у нас, и о котором я Вам говорил при первом нашем свидании. Тут же ген.Бриггс уверил меня, что ген. Деникин  против Азербайджана никаких агрессивных шагов не предпринимал, не предпринимает и не будет предпринимать. Слова Брикса: известно ли Вам и Вашему правительству, что мирная конференция и Лига наций отдельно не будут рассматривать вопроса о Грузии, Азербайджане и др.республиках, а рассмотрят вопрос о России в общем, так как только в интересах Германии расчленение России на мелкие единицы. Затем нам достоверно известно, что только стоит нам убрать британские войска из Закавказья, то сейчас же начнутся кровавые столкновения между народностями Закавказья, но мы должны в ближайшем будущем так же, как и Италия, убрать наши войска из Закавказья, так как в них есть большая нужда в самой Европе, почему я, ген. Бриггс, считаю, что Азербайджану следует установить более дружественные отношения с Добрармией, которая борется с большевиками - общим врагом всей культуры. Азербайджан должен быть признательным ген.Деникину, ибо он, защищая свой тыл от большевиков, тем самым защищает и Азербайджан от вторжения большевиков в его территорию; потому, полагаю, что нет причин Вам ссориться с Деникиным. Мой ответ: мы ни с кем не ссоримся, но наш народ, объявив свою самостоятельность, защищает ее от посягательств как изнутри, так и извне. Заявление ген.Бригтса: ведь ген. Деникин не посягает и не думает посягать на Вашу самостоятельность. Я как представитель английского командования очень бы хотел, чтобы Вы лично поговорили с ген.Деникиным. Мой ответ:  я не имею от своего правительства полномочий говорить официально с ген .Деникиным. Если очень нужно, могу говорить, как частное лицо, но на равных правах. На что ген.Бриггс мне ответил, что он сегодня же поговорит с ген.Деникиным и просит меня вместе с ним поехать завтра к ген.Деникину, где я лично поговоривший с Деникиным, мог бы убедиться в справедливости заявлений Бриггса относительно ген.Деникина и в несправедливости нападков на ген.Деникина в нашей прессе.

3 июня я получил приглашение от ген.Бригтса поехать вместе с ним к ген.Деникину, что я исполнил.  Моя беседа с ген.Деникиным. Вопрос ген.Деникина:  я бы хотел узнать взгляд Вашего народа и его правительства на Россию. Мой ответ: я  буду говорить, как частное лицо, но, думаю, что выражаю взгляд своего народа; мы связаны с Россией культурно и экономически, русская революция и мировая война родили великую идею прав народов на самоопределение, вот мой народ считает своим правом объявить свою самостоятельность, причем свою судьбу, как вся Россия и весь мир вручили в руки мирной конференции, которая и должна быть судилищем народов.  Вопрос ген .Деникина:  чем вызваны такие нападки на Добрармию в вашей прессе. Мой ответ:  полагаю, что вторжением Добрармии в пределы Горской Республики и нарушением права горских народов на самоопределение, чем Вы подали повод думать, что такой же шаг может быть предпринят в отношении к нам.  Ответ ген. Деникина: Я никаких агрессивных шагов против Вас не предпринимал, не предпринимаю и не собираюсь предпринимать, если Ваше правительство само не подаст к этому повода. Положение горского правительства таково, оно явилось в пределы республики тогда, когда она была очищена от большевиков Добрармией, так и это правительство по нашим точным сведениям не пользуется авторитетом среди народов Горской Республики, не говоря уже о Тереке, который имеет свое особое правительство.  Занятие мною Дербента и Петровска объясняется исключительно стратегическими соображениями в борьбе против астраханских большевиков; они, эти города, мне необходимы, как военные и экономические базы для грузов, получаемых из-за Каспия, так как мне необходим груз не только для Добрармии, но и для уральских казаков, отрезанных от Колчака; горское правительство в продолжение 3 месяцев  не могло водворить порядок на своей территории на железных дорогах, а мне железная дорога нужна также для борьбы с астраханскими большевиками и для связи с уральскими казаками.

При нашей беседе, как главное заинтересованное лицо, и очень старающийся устроить это свидание мое с ген.Деникиным, ген. Бригтс заявил, что из беседы он заключил, что ни у кого никаких агрессивных целей нет, каждый из нас признает статус-кво до решений всех этих вопросов мирной конференцией, которой все подчинятся, потому он полагает и предлагает ген.Деникину, и через меня, правительству Азербайджанской Республики обменяться представительствами, что значительно облегчит взаимоотношение между Азербайджаном и Добрармией,   предотвратит всякие возможные прения. Ген.Деникин ответил, что он ничего не имеет против того, чтобы обменяться дипломатическим представительством с Азербайджаном. На этом наша беседа с ген. Деникиным закончилась». (ГААР, ф.970, оп.1, д.89, л.9-10)

Донесение дипломатического представителя Азербайджана в Горской Республике А.Ахвердова министру иностранных дел М.Ю.Джафарову:

«7 июня 1919 г. Секретно. Злобой дня в Шуре пока служит пребывание добровольцев в Дагестане и посещение "Главнокомандующим Терско-Дагестанским краем" ген.Эрдели Темир-Хан-Шуры. В ответ на постановление дагестанской фракции горского Парламента об учреждении особого дагестанского правительства ген.Халиловым была получена от ген. Драценко следующая телеграмма: "Поздравляю дагестанцев с мудрым решением, жажду видеть правителя". По получении этой телеграммы ген.Халилов поспешил в Петровск, где его встретили с помпой: почетным караулом, музыкой и всем тем, что радует душу русского генерала. Ответный визит ген.Драценко был обставлен также торжественно. Обласканным вернулся ген.Халилов в Шуру и последствием его визита к генералу, "не вмешивающемуся во внутреннюю жизнь Дагестана", было увольнение со службы без всякой причины "в виду изменившихся обстоятельств", нескольких поляков, в том числе и директора бывшего горского правительства А.В.Ольшамовского, создавшего эту канцелярию и единственного способного труженика во всей канцелярии. Об этом уходе особенно жалею я, так как у Ольшамовского миссия всегда встречала предупредительное отношение, и требования миссии выполнялись незамедлительно. Вся вина Ольшамовского заключалась в том, что он в официальной записке, поданной два месяца тому назад правительству, протестовал "как свободный поляк", против попрания Деникиным свободы горских народов. Вторично выезжал ген.Халилов в Петровск на встречу ген.Эрдели, с которым 3 июня вернулся в Шуру. Ген.Эрдели была устроена поистине царская встреча: войска, музыка, хлеб-соль от города, икона от русского населения и т.д.  Ген.Эрдели коснулся, между прочим, и Азербайджана, заявив, что добровольцы нарушать границ Азербайджана не собираются, они дойдут до намеченной линии Кизил-Бурун — Закаталы. В частной же беседе он сказал одному офицеру, что если азербайджанцы нам этого не позволят, то мы это сочтем за объявление нам воины.  Я полагаю целесообразным, пользуясь желанием населения Кюринского, Кайтаго-Табасаранского, Самурского округов присоединиться к Азербайджану, занять эти округа и Петровск, приняв на себя перед английским командованием обязательство защищать Каспийское побережье от большевиков. По занятии Петровска Дагестан, Чечня и Ингушетия признают власть Азербайджана; к этому они подготовлены. После этого может быть восстановлена Горская Республика под протекторатом Азербайджана. В этом наше спасение. Если вдобавок правильно сообщение, что Бакинский порт и управление каспийским транспортом англичане с рук па руки передадут добровольцам (от англичан всего можно ожидать), то тем более нужно торопиться, ибо Каспийский флот очутится в руках армии Колчака, которая находится накануне занятия всего Волжского бассейна и Астрахани» (ГАППОДАР, ф.277, оп.2, д.32, л.1-3).

Донесение дипломатического представителя Азербайджана на Кубани Дж. Рустамбекова министру иностранных дел М.Ю. Джафарову:

«11 июня 1919 г. Екатеринодар. Кубанское правительство ввиду создавшейся обстановки, на основании постановления законодательной Рады в контакте с Доном и Тереком созывает конференцию государственных новообразований на Юге: Дона, Терека, Кубани, Дагестана, Азербайджана, Грузии и Армении. Этот вопрос всплыл ввиду признания Деникиным верховной власти Колчака. Кубанцы не признают этого акта, и всеми способами хотят ликвидировать движение «единой и неделимой России». Кубанцы начали энергично готовиться к борьбе с Деникиным. С этой целью ставят на карту все, чтобы ликвидировать деникинское движение. Кубанцы считают, что если они проиграют эту ставку, то этим решается не в благоприятном смысле и участь всех новообразований на юге, как-то: Азербайджана, Грузии, Армении, Украины и других. Кубанцы заявили, что они приглашают на конференцию Азербайджан как самостоятельную и независимую единицу. По их словам, на конференции будут разрешаться очень важные вопросы, где кубанцы будут нуждаться только в моральной поддержке азербайджанцев и др., так как материальные средства и армия у них есть. Кубанская Рада и правительство удивлены тем, что они не приглашены на Тифлисскую конференцию Закавказских республик» (ГААР, ф.894, от 10, д.112, л.20-22).

Сообщение командующего британскими силами в Закавказье генерал-майора Г.Н.Кори председателю Совета Министров Н.Ю.Усуббекову:

«11 июня 1919 года. Ваше Превосходительство, мне предписано сообщить Вам от правительства Его Британского Величества в Лондоне следующее: Постановлено, что демаркационная линия между  ген. Деникиным и кавказскими штатами следующая: от устья р. Бзыбь к северу по этой реке, до границы Сухума, откуда к востоку по областям: Сухумской, Кутаисской, Тифлисской, Дагестанской до точки, находящейся на пять миль к югу от Петровско-Дагестанской ж.д., оттуда на юго-восток параллельно, но на пять миль южнее Петровска» ("Азербайджан", 15 июня 1919 г.)

Военно-оборонительное соглашение между Республикой Грузия и Азербайджанской Республикой:

«16 июня 1919г. Правительством представлено в Учредительное собрание для ратификации следующее соглашение, заключенное 16 сего июня в г. Тифлисе между правительствами республик Грузии и Азербайджана. Правительство Республики Грузии, с одной стороны, представленное министром иностранных дел Гегечкори, министром военным и внутренних дел Рамишвили, помощником военного министра ген. Гедавановым и членом Военного совета ген. Одишелидзе и правительство Азербайджанской Республики, с другой стороны, представленное министром иностранных дел Джафаровым, военным министром ген. Мехмандаровым и начальником Генерального штаба ген. Сулькевичем, которые ознакомились с полномочиями и нашли их в должной форме и надлежащем виде, заключили в виду серьезной угрозы независимости Закавказских республик, настоящее соглашение на следующих основаниях:

1. Договаривающиеся государства обязуются выступать совместно всеми вооруженными силами и военными средствами против всякого нападения, угрожающего независимости или территориальной неприкосновенности одной или обеих договаривающихся республик. Примечание. Параграф этот не распространяется на пограничные конфликты, могущие возникнуть на почве еще не закончившегося территориального размежевания закавказских республик.

2 . Настоящее соглашение заключается сроком на 3 года. Договаривающиеся стороны обязуются солидарно выступать и вести дипломатические переговоры, направленные к охране независимости и суверенных прав обоих государств, обязуются не заключать сепаратного мира.

3.  Третьей закавказской республике - Армении представляется право в двухнедельный срок со дня официального сообщения настоящего договора заявить о своем согласии присоединиться к этому соглашению» (Адрес-Календарь Азербайджанской Республики на 1920 г. Баку. 1920, ч. 3, с. 3-4)

Депеша товарища министра иностранных дел А. Х. Зиатханова дипломатическому представителю Азербайджана на Кубани Дж. Рустамбекову:

«26 июня 1919 г. Шифрованная. Занятая Вами позиция нейтралитета по отношению к борющимся на равнине России силам правильна и отвечает видам Азербайджана, так как последнему незачем участвовать в гражданской войне русского народа. Вопрос об обмене дипломатическими представительствами между Добрармией и Азербайджаном разрешен отрицательно, но вместе с тем правительство ничего не имеет, когда будет представляться надобность, иметь переговоры по разного рода вопросам с командованием Добрармии, а также Добрармия может поручить своему представителю при английском командовании ген. Лазареву иметь в нужных случаях переговоры с азербайджанским правительством. Сообщите истинную политическую платформу кубанских политических деятелей правительства и Рады. Настаивайте на очищении Добрармией войсковых частей из пределов Дагестана и соблюдайте установление демаркационной линии»  (ГААР, ф. 970, оп. 1, д. 48, л.58)

Письмо командующего британскими силами в Закавказье генерал-майора Г. Н. Кори председателю Совета Министров Н. Ю. Усуббекову:

«4 августа 1919 г. Имею честь сообщить Вам следующую телеграмму, полученную главнокомандующим от правительства Его Величества. Решено изменить демаркационную линию, проложенную ранее между  ген. Деникиным и закавказскими республиками таким образом, чтобы она включала Дагестан в сферу Добровольческой армии. Исправленная демаркационная линия проходит теперь таким образом: От устья реки Бзыбь к северу вдоль этой реки к границе Сухумского окр., отсюда на восток вдоль северной границы Сухумской, Кутаисской и Тифлисской губ., отсюда на восток, вдоль южной границы Дагестанской обл" (Борьба за победу Советской власти в Азербайджане 1918-1929 гг. Баку, 1967, с. 247)

Письмо министра иностранных дел М. Ю. Джафарова командующему союзными войсками в Бакуген. Д. Шательворгу:

«4 августа 1919 г. По имеющимся у моего правительства официальным сведениям,  английские войска в половине августа оставляют пределы Азербайджана. В виду этого Азербайджанское правительство постановило просить правительство Его Британского Величества об оставлении английских войск в Азербайджане. При этом присовокупляю, что условия, на которых могут  быть  оставлены английские войска в пределах Азербайджана, могут быть выработаны к обоюдному согласию по получении ответа от британского правительства о принципиальном согласии на оставление войск»  (ГААР, ф. 894, оп. 10, д. 86, л. 20)

Министр иностранных дел М. Ю. Джафаров командующему британскими союзными войсками в Баку ген. Д. Шательворгу:

«4 августа 1919 г. Распоряжением английского командования часть Каспийской военной флотилии передана Добрармии. Азербайджанское правительство, заинтересованное в охране берегов своей территории и защите своей столицы, лишено возможности, за отсутствием соответствующих судов, организовать необходимую охрану. Ввиду этого в имею  честь просить Ваше Превосходительство по поручению моего правительства, передать на тех или иных условиях такое же количество судов для береговой охраны, которое передано Добрармии для береговой охраны государственной территории с моря и о последующем  не отказать уведомить» (ГААР, ф. 970, оп. 1, д. 60, л. 9).

Обращение командующего союзными войсками в Баку ген. Д. Шательворга к жителям Азербайджана:

«23 августа 1919 года. От имени британских войск, покидая ныне Баку, пользуюсь случаем проститься с жителями Азербайджана, а в особенности г. Баку. С искренним сожалением прощаемся мы с многочисленными друзьями и знакомыми и душевно желаем им в будущем счастья, мира и благоденствия. Все чины британской армии уносят с собою наилучшие воспоминания о времени, проведенном ими в Азербайджане».

Газета «Приазовский край» (17 августа 1919 года):

«В политических кругах Азербайджана проявили себя все партии. Одна военная, руководимая военным министром  генералом Мехмандаровым, которая стоит за борьбу с Добармией. Другая, руководимая Хан-Хойским, считает необходимым искать соглашения с Москвой, предлагая одновременно передать Добрармии  часть  бывшего военного имущества Кавказской армии».

Газета « Нижегородская коммуна» (29 августа 1919 года):

«На Кавказе назревают крупные события. Угроза  Деникина уже привела в движение огромные массы в Грузии,  Армении и Азербайджане. Церетели произнес речь на заседании Учредительного собрания в защиту заключения оборонительного соглашения между всеми Кавказскими республиками в целях борьбы с Деникиным и даже вступления в тактический альянс с московскими большевиками».

Газета «Грузия» (30 августа 1919 года):

«Из Азербайджана поступили  сообщения об образовании Ленкоранской республики. Ее образовали социалисты-революционеры. В состав республики вошли 20 русских селений с населением  500-700 человек каждое. К этим селениям присоединились  жители Мугани и несколько татарских аулов. Эсеры уже сговорились с большевиками о признании их «государства»".

Председатель азербайджанской делегации на Парижской конференции А. А. Топчибашев министру иностранных дел Великобритании лорду Бальфуру:

«10 сентября 1919 года. Оставление Закавказья союзными, т.е.английскими войсками, привело к тому, что  Добровольческая армия стала проявлять свое явно враждебное отношение к Азербайджанской Республике. Она начала с того, что оккупировала  Дербент и затем самовольно нарушила демаркационную линию, установленную английским командованием еще в июне месяце между территорией, занятой Добровольческой армией и Азербайджаном. По этой линии вся Дагестанская обл., в том числе и   Дербент, входили в состав Азербайджанской Республики. В каком направлении установлена новая линия и установлена ли вообще - нам не известно, ввиду крайней затруднительности сношения делегаций с правительством в Баку. Но факт тот, что нарушением прежней демаркационной линии, установленной английским командованием, Добровольческая армия расширяет сферу своего влияния и не только приближается к границам Азербайджана, но входит в территорию нашу, являясь опасным и постоянно угрожающим соседом со стороны суши. Этого мало, Добровольческая армия теперь получает возможность угрожать Азербайджанской Республике уже и со стороны моря: она захватила часть Каспийской флотилии и на ее судах сейчас перевозит свои войска, но завтра, следуя агрессивному образу действий, та же армия может делать высадки на азербайджанском побережье Каспийского моря, нападать на прибрежные города и даже на нашу столицу - город Баку. Мы не можем себе уяснить, как эта Добровольческая армия, имеющая своим назначением борьбу против большевиков, обращает оружие, даваемое ей со стороны allies, против кавказских народностей, и, в частности, угрожать Азербайджану, который сам ведет  отчаянную борьбу с большевиками!» (ГААР, ф. 970, on.1.д. 142, л.90-94. Пер. с фр,яз.)

Из  обзора  событий на Кавказе и внешней политики Азербайджанской Республики за август-октябрь 1919 года:

« …. Что касается до Зангезура, то армянское правительство выступило с протестом по поводу пребывания азербайджанских войск в этой части Азербайджана, указывая на то, что Зангезур составляет часть Армении. В ответ на это наше правительство сообщило армянскому, что оно считает зангезурские дела внутренним делом Азербайджана и не считает возможным вступить с армянским правительством в какие-либо переговоры по этому поводу. В ответ на это армянское правительство указало на то, что оно по-прежнему считает Зангезур спорной областью, и всякие действия азербайджанского правительства в этой области, как идущие вразрез с постановлениями английского командования, считает недопустимыми и могущими повлечь за собой нежелательные последствия и кровавые инциденты. В виду создавшегося положения правительство Армении сочло необходимым предложить Азербайджану разрешить вопрос этот на особой азербайджано-армянской конференции. Азербайджанское правительство, заявив в особой ноте Армении, что английское командование давно уже произвело предварительное разграничение территорий, предоставив Карабах и Зангезур Азербайджану, а Нахичевань и Шаруро-Даралагез - Армении, выразило затем согласие на азербайджано-армянскую конференцию в Баку, притом не  для временного, а для окончательного разрешения территориальных споров между Арменией и Азербайджаном.

Что касается до Добровольческой армии, то первоначальная демаркационная линия, установленная британским командованием в конце мая, проходящая к югу от Петровска и к северу от Темир-Хан-Шуры была нарушена Деникиным. Последний, несмотря на протесты нашего правительства британскому командованию, при безучастном отношении последнего, занял весь Дагестан до р.Самур и заставил силой удалиться нашего дипломатического представителя в Темир-Хан-Шуре. В настоящее время сообщение с Петровском по ж.д. прервано, небольшой добровольческий гарнизон Дербента был блокирован и принужден очистить город. В таком положении были дела, когда в конце августа прибыл сначала в Тифлис, а затем в Баку ген.Баратов в качестве официального представителя Добровольческой армии для переговоров с правительствами Грузии и Азербайджана о возможном соглашении. Находившийся в качестве представителя этой армии при британском штабе полк. Палицын до его прибытия не вступал в сношения с нашим правительством. Переговоры Баратова, посетившего членов правительства и Парламент, не привели, однако, к окончательному соглашению. Во время этих переговоров, начатых от имени верховного правителя России адм.Колчака, были поставлены на обсуждение следующие пункты: 1) об открытии прямого почтового и телеграфного сообщений между Баку и Ростовом; 2) об урегулировании железнодорожного и водного сообщений между Северным Кавказом и Азербайджаном; 3) о беспрепятственной дипломатической курьерской службе между азербайджанским правительством и его миссиями на Северном Кавказе с гарантией неприкосновенности личности их и дипломатической переписки; 4) о выработке проекта соглашения финансово-экономического характера между Азербайджаном и Северным Кавказом. Переговоры эти не закончились ничем конкретным. Вопрос о возобновлении работ Закавказской конференции, прерванной в июле, остался пока открытым, т.к. армянское правительство не нашло возможным перенести место заседания конференции в Баку» (ГААР, ф.970, оп.1, д.144, л.56-57).

Из  обзора  событий на Кавказе и внешней политики Азербайджанской Республики за октябрь-ноябрь 1919 года:

«После ухода из Закавказья английских войск, часть Каспийской военной флотилии была передана Деникину, а часть перешла в наше распоряжение, причем, конечно, как эти суда, так и коммерческий флот, стали плавать под нашим национальным флагом. Это последнее обстоятельство не понравилось Деникину, который выступил неожиданно с реши-тельным протестом, ссылаясь при этом на Туркменчайский договор 1828 г., заключенный между Россией и Персией, по которому никто, кроме России, не может иметь на Каспийском море военного флота, а торговый может иметь еще только Персия» (ГААР, ф.970, оп. 1, д.144, лл.14-17) .

Министерство иностранных дел  Азербайджана  британскому комиссару в Закавказье О.Уордропу:

«29 ноября 1919 г. В личной беседе с Вами председатель Совета Министров Азербайджана сообщил, что в его распоряжении имеются материалы, доказывающие с несомненностью об агрессивных намерениях  Добровольческой армии в отношении Азербайджана. Зная истинные намерения Добрармии, правительство и народ Азербайджанской Республики сочтут всякие действия Добрармии, как посягательство на свободу и независимость республики, что заставит их употребить все меры к защите своих прав и своего государства, причем народ предпочтет погибнуть в навязанной ему борьбе, чем подчиниться чуждой ему силе» (ГААР, ф.897, оп.1, д.38, л.296. Копия).

Заместитель дипломатического представителя Азербайджана в Грузии в МИД:

«7 января 1920 года.  Срочно Вчера мною получена телеграмма от Российского советского правительства с предложением  вступить с ним в переговоры о заключении военного соглашения для борьбы с Деникиным. Совершенно аналогичная телеграмма получена и грузинским правительством. Прошу немедленно повидаться с Гегечкори и выяснить определенно мнение грузинского правительства по этому вопросу и те мероприятия, какие оно думает предпринять. Наше правительство находит, что по данному вопросу необходимо установить сугубое единообразие действий между правительствами Грузии и Азербайджана. Пока мы думаем, что следует согласиться вступить в переговоры об установлении взаимоотношений между суверенными государствами Азербайджаном и Грузией, с одной стороны, и Советской Россией, с другой. Повидайтесь немедленно с Уордропом и выясните точку зрения английского правительства и конкретно те мероприятия и ту помощь, какую Англия может оказать нам немедленно. Полковник Стоке выехал в Тифлис, с ним я подробно говорил. Ответ возможно скорее телеграфируйте» (ГААР, ф.970,оп.1, д.112, л.1а)

Так в Закавказье начиналась новая геополитическая комбинация,  которая спустя четыре месяца, в апреле 1920 года завершилась советизацией Азербайджана.  Подробно  о  роли, которую сыграли участники   уже этого сюжета  новой интриги- Лондон-  Москва- Тифлис-Баку  и Ереван с подключением генерала Деникина -  в следующий раз.

 

Станислав Николаевич Тарасов - кандидат исторических наук, обозреватель ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть