Риск в 2013 году: удержится ли Турция на плаву?

Анкара вовремя уловила процесс изменения сложившегося баланса сил как в мире, так и на Ближнем Востоке. Но Турция ещё не стала по ряду причин сама стабильной и главной стабилизирующей силой в регионе.
29 декабря 2012  17:00 Отправить по email
Печать

Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу,  подводя итоги  внешней политики  страны в  2012 году,  отметил, что  Турция стремительно прорывается вперед в истории и готова идти на риск: «Политика – это искусство брать правильные риски в правильное время. Нельзя бежать за историей, нужно бежать в ней и опережать её». 

За последние годы действительно осуществлена  существенная геополитическая трансформация Турции, которая побуждает  руководство страны   к очень серьезному анализу  своих внешнеполитических приоритетов.  Поэтому тезисы - «правильные риски» и  «правильное - время», - озвученные Давутоглу, нуждаются в некоторой  расшифровке.

Начнем с «правильного времени». Главной проблемой геополитики Турции является  использование геополитических преимуществ, которые появились в регионе   после развала  СССР.  Реинтеграция  постсоветского пространства  теоретически  создавала реальные предпосылки для укрепления турецкого влияния  на таких направлениях, как Закавказье, Средняя Азия  через создание  основ глобальной тюркской интеграции. Анкара, устремившаяся на всех парусах  на просторы Евразии, столкнулась  с новыми, правда, говорящими по-тюркски   национальными идентичностями, но  с заметными  этнокультурными  различиями. Они не встречали турок как «освободителей», а   стали придерживаться  прагматической позиции по отношении к Турции.

Как считает  востоковед   Булат Ягудин, у Турции не  оказалось ресурсов выступить  не только в роли политического,  но и экономического «паровоза » для новых  постсоветских  тюркских  стран. Турция как мощный  политический игрок  на постсоветском пространстве не состояласьПоэтому идея «тюркского единства» переживает кризис: не  по Сеньке оказалась шапка. Более того, политика «стратегической глубины»    уже представляет  опасность для  сохранения, к примеру, государственности  Азербайджана.

И вот почему. Дело в том, что   Анкара  пытается воспользоваться  еще одним  шансом  для становления в  качестве  региональной державы - фактом  пока еще международной изоляции такого исламского «полюса», как Тегеран. На иранском нагорье, где была основана первая в истории мировая империя Ахеменидов, а затем империя Аршакидов, Сасанидов, Саманидов, Сефевидов, при определенных условиях  может  быть реанимирована   имперская идея. Турция, напрямую вовлеченная в сирийский кризис, уже столкнулась   с этим на  сирийском плацдарме. Завтра   такое  возможно  уже в  Азербайджане,  так как  Иран при первой же возможности  будет стремиться  отодвигать Турцию  от каспийских энергоресурсов.

Турция  намерена  стать   полноценным членом  «клуба» арабских государств. В этом русле лежит и относящаяся к середине 2010  года  инициатива  по  созданию свободной торговой зоны между Турцией и арабскими странами. Но связанная  ранее  многими обязательствами с союзниками по блокам, Турция часто проводила «несолидарную» политику по отношению к мусульманским странам, что отразилось на ее имидже, было препятствием для нормального сотрудничества, в частности,  с арабскими странами.  Теперь они сами вышли на самостоятельный диалог с Западом  и  особенно не нуждаются в  посреднических услугах Турции.

Бурные события в  Северной Африке и на Ближнем Востоке – «арабская весна» -  развернули   дипломатию Анкары почти на 180 градусов. По мнению  британской газеты Guardian,  Турция,  рассчитывая на поддержку своих западных партнеров, «смело бросилась в водоворот событий,  который вывел ее в зону опасного  уже для её государственности  геополитического кризиса, и  возрастания внутри страны  так называемой  хаотичной  энергии».   Именно в это время  многие турецкие политики заговорили  о  факторе «национальных рисков».

Как пишет Ихсан Дагы  в газете Zaman, "стал очевиден   не только разрыв между  внешнеполитическими стремлениями страны и  ее реальными возможностями, но  стали проявляться результаты   радикализма во внешней политике образца начала XX века, который  не раз  приводил  страну  к войнам  и страданиям». И еще.

«Турок приучают рассматривать свою страну в качестве наследницы Османской империи, - пишет Дагы. - Но  рост  претензий  Турции на лидерство  не увеличивает долю  её влияния  в международных отношениях, наоборот -  увеличиваются риски, особенно в ситуации, когда «дуга нестабильности» протянулась  от Ливана, Палестины до Сирии, Ирака, Персидского Залива, Ирана, вплоть до границ Афганистана, Пакистана  и даже Тибета».

Конечно,  говорят,  что тот, кто не рискует,  тот не пьет шампанского. Объективности ради  отметим, что Анкара  вовремя уловила  процесс изменения  сложившегося баланса сил как в мире, так и на  Ближнем  Востоке.  Она  решила   воспользоваться ситуацией, чтобы  укрепить свое региональное и мировое положение.  При этом она  сделала правильный  стратегический выбор, когда  отказалась от соблазна  выставить свои отношения с Россией  во «второй эшелон», не  стала доводить  своё противостояние  в  регионе  до вооруженного конфликта,   продолжать «игру»  с США и  Европой.  Но Турция  ещё не стала по ряду причин  сама стабильной  и главной стабилизирующей силой в регионе.  Вот почему  вице-премьер Турции Али Бабаджан считает, что 2013 год для  страны  «будет очень важным и критичным».

 

Станислав Тарасов - обозреватель ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть