Страна умирает от клановости во власти: эксперты о перспективах коалиционного правительства

Эксперты ИА REX прокомментировали заявление «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР о намерении добиваться введения принципа коалиционного формирования правительства.
30 ноября 2012  13:05 Отправить по email
Печать

Требование оппозиции создать коалиционное правительство пока не находит поддержки. Эксперты ИА REX прокомментировали заявление «Справедливой России», КПРФ и ЛДПР о намерении добиваться введения принципа коалиционного формирования правительства.

Павел Шипилин, журналист:

Чтобы появилось коалиционное правительство, пришлось бы не только отказаться от вертикали власти, но и переформатировать страну — из президентской она должна была бы стать парламентской. При которой ответственность размыта среди нескольких сотен депутатов. Сегодняшняя конфигурация, когда всей полнотой власти обладает лишь один человек, представляется более удобной и надёжной.

За годы правления Путина произошли довольно существенные изменения в функционировании институтов власти. Сейчас на политической сцене несколько центров силы, каждый из которых играет отведённую ему роль. Разумеется, под светом софитов чаще остальных оказывается президент. Но рядом с ним, в тени — его администрация, которая взаимодействует с остальными участниками «спектакля» — правительством и парламентом. Между правительством и парламентом тоже существуют прочные связи — например, за работу с профильным думским комитетом отвечает один из заместителей министра. Таким образом, нельзя сказать, что та же Госдума у нас является декоративным органом — депутаты в полной мере принимают участие в принятии важных решений, и их голос слышен, с их мнением считаются на самой вершине вертикали власти.

Свидетельство тому — обсуждение законопроектов. Казалось бы, безликая «партия власти» автоматически обеспечивает большинство и поддержку любым инициативам президента. Но автоматически законы у нас не принимаются — перед каждым голосованием всегда проходит процедура чтений — обсуждение законопроекта, когда депутаты высказываются в самых резких выражениях. И чаще всего документы отправляются на доработку. Из ельцинского «цирка» Госдума превратилась в рабочий орган. Депутатов не нагибают — с ними работают остальные центры силы — администрация президента, правительство, министерства: убеждают, уговаривают, вносят замечания в законопроекты, совместно вырабатывают компромиссные формулировки. И, в общем, дело потихоньку движется.

Сложившаяся система — это и есть вертикаль власти, которая так не нравится непримиримой оппозиции. В этой вертикали всё направлено на созидание, на решение общих для всех проблем, а не на пиар того или иного участника процесса, как это было раньше.

Мечты депутатов о коалиционном правительстве — не более чем частное мнение. Как говорится, имеют право. Никто на это не пойдёт, никому не нужны министры-политики, выбранные большинством голосов в думских фракциях. С такими людьми сложно работать в команде, ориентированной на выполнение сверхзадачи, ибо у каждого из них появилась бы своя задача, помельче — выполнять наказы узкого круга депутатов. Исполнительная власть смешалась бы с законодательной, и принцип разделения функций был бы нарушен. А вертикаль бы исчезла. И мы бы вернулись к тому, с чего начали — к конфронтации ветвей власти, от которой совсем недавно и с таким трудом избавились.

Илья Трейгер, издатель и публицист:

Что ж, предложение Владимира Таскаева о создании коалиционного правительства выглядит вполне прилично, можно даже сказать, что в этом предложении присутствует и известная логика. Однако таковым это предложение лишь выглядит. Суть же события всегда заключена в деталях. Вот на эти детали и имеет смыл обратить отдельное внимание.

Итак, депутат от ЛДПР обосновывает состоятельность своего предложения тем, что, якобы, формирование коалиционного правительства поможет не допустить в будущем коррупционных скандалов, аналогичных нынешним. Почему? Потому, что, по его мнению, причина коррупции в том, что правительство, сформированное одной партией, создаёт клановость, что и порождает всеобщую поруку и коррупцию. Если же правительство будет создаваться по принципу представительства партий в парламенте, то, как считает этот депутат, «партии будут гарантированно нести ответ за действия своих ставленников в Кабмине, для чего должен появиться механизм отзыва министров».

Вот, это и есть те самые детали, которые переводят внесённое предложение из разряда внешне приличных в несколько иную категорию...

Итак, нас пытаются убедить в том, что в коалиционном правительстве партии будут гарантированно нести ответственность за действия своих ставленников. А, собственно говоря, почему? Правящая партия тоже является партией, однако почему-то никакой ответственности за своих ставленников в правительстве не несёт. Почему другие партии станут это делать, и чем конкретно это гарантированно? — Ответ: ничем это не гарантированно, и вряд ли в этом плане другие парламентские партии чем-то принципиально отличаются от правящей. Во-первых, потому, что партия — это не человек, не должностное лицо, которое можно наделить теми или иными конкретными обязанностями. Партия — это организация, то есть это все, а значит никто. Именно поэтому правящая партия ни за что никакой ответственности не несёт, поскольку не к кому по поводу такой ответственности предъявить какие-либо претензии. Во-вторых, чтобы партия гарантировала отсутствие криминала в действиях своих ставленников, партия должна иметь соответствующие следственные органы, способные выявлять преступную деятельность до того, как это станет объектом официальных правоохранительных органов. Иными словами, для этого нужно создавать параллельные силовые структуры партийного подчинения, что само по себе антиконституционно.

Да, это верно, страна умирает от клановости во власти. Только ведь, кланы эти вовсе не партийные. Если бы клановость обусловливалась правящей партией, то и клан был бы один единственный. На практике же, мы имеем такие кланы, как «кооператив «Озеро», как «амазонки Сердюкова», как друзья и спарринг-партнёры президента, как «ось Рогозин — Иванов» и т.д., и т.п. Почему эти кланы должны исчезнуть только лишь потому, что часть министров в российской Правительстве окажется не членами «Единой России»? Никаких к тому видимых причин не наблюдается. Но если даже сделать допущение, что клановость в российской власти действительно партийная, то в случае коалиционного правительства попросту появятся новые кланы — коммунистические, ЛДПРовские и прочие. Откуда следует, что эти кланы окажутся менее коррупционными, чем имеющиеся? — Ни откуда это не следует, кроме как из голословных утверждений депутата от ЛДПР.

Таким образом, мы чётко видим, что аргументы, приведенные Владимиром Таскаевым в поддержку его предложения, не выдерживают никакой критики, и, следовательно, не предотвращение коррупционных скандалов является реальной причиной выдвинутого предложения. Но если так, то с какой целью «системная оппозиция» требует перехода к коалиционному правительству на самом деле? — А, вот эта цель очень даже ясно просматривается. Скорее всего, ситуацию вокруг нынешних коррупционных скандалов представители так называемых оппозиционных партий решили использовать с целью самим присоседиться к бюджетным финансовым потокам в духе: вы наворовались, дайте и другим подкормиться. Впрочем, это, как принято сейчас говорить, конечно же, чисто оценочное суждение...

Юрий Юрьев, политконструктор:

О какой коалиции мог просить Наполеон, проиграв битвы? А Гитлер? Эти партии проиграли свои политические битвы, выбрали не их.

Если они признали выборы и сами участвовали в них — они не являются доверенными лицами от народа, и им нужно либо ждать следующих выборов, либо идти ленинским путём. А старшего или младшего из Ульяновых — уже по их собственным реальным способностям.

Если они не признали бы выборы и не участвовали бы в них, лишь тогда они могли бы умозаключать, что несозданная (к примеру) партия «Правыя» — получает ныне 55% (к примеру) голосов поддержки их программе, и на этом основании они могут говорить о нелегитимности выборов и власти в прежний период. И требовать власти в настоящий момент.

Но с таким же успехом к участию в правительстве может ринуться и (к примеру) «Молодёжная ассоциация ветеранов протестных акций», дескать, это движение «МАВПА» является не соглашательскими с Кремлём псевдопартиями, а представителями настоящего будущего, подлинного будущего (с завываниями о том, что 90% молодёжи станут 100% избирателей и так было во все времена) — будущей России.

А если в коалиционные правители рванёт на броне, сверкая блеском стали, ранее ущемлённая в праве заниматься политикой социальная группа «военных, красивых, здоровенных» — то мало места будет любому коалиционному правительству, да и не коалиционному тоже. Будут править тумбочками.

Поэтому весь этот сюжет — лишь нагрузка на бюджет. Столь же бессмысленный, как переименование «милиции» в «полицию». Ведь если партии так недовольны правительством — то нужно хотя бы понять, почему оно там оказалось, создать сверхмощную партию и вытолкать старую партию на выборах, и лишь тогда стать правительством. Или же — через законодательную ветвь власти выражать недоверие министрам, пока не удастся заменить на своих, лучших. Но возможно, что партии-аутсайдеры ещё бестолковее тех министров, которых они и критикуют.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть