Станислав Тарасов: Израиль, Газа и Сирия: Россия вступает в фазу «тонкой игры»

Ситуация на Ближнем Востоке пошла в полный разнос. Вместо обещанного удара по Ирану, Израиль наносит удары по сектору Газа. Теперь всё смешалось «в доме Облонских».
19 ноября 2012  11:28 Отправить по email
Печать

Ситуация на Ближнем Востоке пошла в полный разнос. Вместо обещанного удара по Ирану, Израиль наносит удары по сектору Газа. Теперь всё смешалось «в доме Облонских».

Президент США Барак Обама поддержал право Израиля на самооборону, однако заявив, что было бы предпочтительнее не доводить до наземной операции в секторе Газа. В свою очередь премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху пока не дезавуировал своё заявление, согласно которому армия страны готова к «значительному расширению» операции против боевиков движения ХАМАС в Газе. В то же время израильские правительственные источники сообщили, что военная операция пока будет развиваться параллельно дипломатическим усилиям, направленным на прекращение огня. Но кто сейчас выступит в роли «первой дипломатической скрипки» на фоне параллельно развивающегося сирийского кризиса? 

Египет играет, или потенциально может сыграть, ведущую роль в попытках договориться о перемирии: Каир уже посетил лидер политического крыла ХАМАС Халед Машааль, эмир Катара и премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Но после свержения Хосни Мубарака политическая динамика в Египте радикально изменилась: ситуация становится более рискованной для всех, включая и египтян, потому что египетский Синай - полуостров, наиболее близко расположенный к Израилю и Газе - сейчас фактически вне зоны контроля центральных властей. 

Нельзя исключать и того, что сконцентрировавшиеся там исламистские радикалы начнут обстрелы Израиля с египетской территории. Не исключено, что одновременно проникнувшие из Египта в Сирию исламистские радикалы предпримут провокации против Израиля и со стороны Сирии.

К тому же, как сообщает ВВС, в Катаре пошли разговоры о том, что ситуация требует  формирования в Египте иного правительства, нежели правительство Мурси. Непростая ситуация и у турецкого премьера Эрдогана. Завязнув в сирийском кризисе, он потерял маневренность и теперь не знает что и как «спасать». Одно дело - выступать под прикрытием США в роли «апостола демократии» в отношении Сирии, другое - осуждать Израиль, который США поддерживают. Поэтому из Анкары слышатся противоречивые заявления. С одной стороны, вице-премьер Турции Бюлент Арынч призывает «разморозить» отношения Анкары с Тель-Авивом и провести переговоры для прекращения ударов по сектору Газа, с другой - премьер-министр Эрдоган заявляет, что «проводить переговоры с властями Израиля не имеет смысла». По его мнению, диалог с Израилем «должны проводить страны, которые имеют тесные отношения с ним - США и Россия».

С США - всё ясно. Но у Москвы есть смысл «таскать каштаны из огня», к которому она не имеет отношения, только в случае, если кризис в Газе и сирийский кризис станут поддаваться комплексному решению. Во время своих визитов в начале ноября в Египет и Иорданию глава МИД РФ Сергей Лавров заявлял, что «проблема Сирии, безусловно, занимает одно из ведущих мест среди наиболее актуальных аспектов региональной повестки дня», но это - «далеко не единственная в списке приоритетов и не должна вытеснять на второй план такие вопросы, как палестино- израильское и в целом ближневосточное урегулирование».

Поэтому в формирующемся новом геополитическом пасьянсе необходимо - либо использовать так называемые "нестандартные решения», либо полагаться на классические приёмы дипломатического маневрирования, но с целью не препятствовать развитию событий по собственной логике. Тогда это лишит возможности некоторые страны Ближнего Востока использовать в своей политике приёмы «двойных стандартов», рассчитывая на то, что  в случае чего им удастся - под разными предлогами -  разыграть в своих интересах «русскую карту». Если, к примеру, премьер-министр Турции Эрдоган в ходе телефонного разговора с президентом России Владимиром Путиным договаривается о «координации действий» в отношении проблемы Газы, то почему он отказывается это делать в отношении Сирии? Если, как заявил в прошлом многолетний советник Биньямина Нетаниягу Бени Брискин, «Россия с уходом Мубарака  в Египте займёт вакантную позицию медиатора на Ближнем Востоке», то «ей будут аплодировать в Израиле».  

А что получит Москва от Анкары, если она станет «спасать её лицо»? Тем более, что создание всевозможных региональных коалиций с активным участием Турции,  будь то по сирийскому кризису или в целом ближневосточному урегулированию, имеет неустойчивый и тактический характер. Неслучайно США, Великобритания и Франция выразили понимание того, что эскалация конфликта в секторе Газа началась вследствие ракетных обстрелов израильских городов боевиками ХАМАСа. А МИД РФ «дипломатично» отметил, что ответная реакция «представляет собой непропорциональное применение военной силы».

Но означает ли это то, что Кремль стал вносить коррективы в свою ближневосточную политику с целью обретения там нового влияния? Это пока не столь очевидно.

 Станислав Николаевич Тарасов - обозреватель ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы введение более жёстких мер по соблюдению Режима самоизоляции?
57.1% Нет
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть