«Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение»: полный текст (часть 4)

ИА REX приводит полную стенограмму программы «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение», прошедшей 15 декабря в прямом эфире нескольких телеканалов и радиостанций. Премьер ответил на вопросы, заранее присланные россиянами, а также прозвучавшие непосредственно в студии и во время прямых соединений с регионами.
15 декабря 2011  18:22 Отправить по email
Печать

ИА REX приводит полную стенограмму программы «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение», прошедшей 15 декабря в прямом эфире нескольких телеканалов и радиостанций. Премьер ответил на вопросы, заранее присланные россиянами, а также прозвучавшие непосредственно в студии и во время прямых соединений с регионами. Текст представлен пресс-службой правительства РФ.

Э.Мацкявичюс: Обратимся теперь к нашей аудитории в студии.

Иван Кудрявцев и его гости. Пожалуйста, Иван.

И.Кудрявцев: Я хочу передать слово кинорежиссеру и продюсеру, который возглавляет Союз кинематографистов России, Никите Михалкову.

Н.Михалков: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Здравствуйте, Никита Сергеевич!

Давно не виделись.

Н.Михалков: Да, давно.

Владимир Владимирович, вот я слушал и понял, например, то, о чем говорила Наталия Алексеевна, задавая Вам тот вопрос, потому что вот та карта, которая за вашей спиной, огромная, она, конечно же, говорит о том, что люди хотят и политической воли, и поступков. И это очень важно сегодня.

Касаясь того, о чем говорили только что, я вспомнил хорошую очень поговорку ковбойскую: «Доброе слово и хороший «смит–энд-вессон» действует лучше, чем только доброе слово». И в этом случае, я думаю, что очень правильно, когда возникает вопрос о защите человеческого достоинства.

Вы очень много ездите по стране. Никто, ни один руководитель такого ранга никогда столько по стране не ездил. Но у меня вопрос такой.

Вам показывают страну люди, которые хотят Вам показать то, что они хотят показать. Уверены ли Вы в том, что то, что они Вам показывают, действительно отвечает истинному положению этого региона, раз, и настроения людей? Первый вопрос.

Второй вопрос. Не видите ли Вы будущего России больше на востоке, чем на западе? Потому что огромная страна, которая простерлась на таком пространстве, она на сегодняшний день, мне кажется, является реальным мостом между востоком и западом. И вот это евразийское движение, о котором Вы говорите, мне кажется, не только экономическое значение имеет, но еще сакральное значение. Это все-таки евразийская цивилизация. И мне кажется, что Вы как раз об этом и говорите, что это будущее.

И последнее. Я получил письмо, из которого я просто хотел выдержки прочесть. Оно обращено ко мне: «Никита Сергеевич, к Вам обращается мать троих сыновей, выпускница ВГИКа Инга Харитонова. Мой средний сын, 19-летний студент-первокурсник, Глеб Харитонов, 21 октября сего года был избит в метро, когда заступился за незнакомую девушку, к которой приставали пятеро кавказцев. Никто из находившихся рядом не вступился за мальчика. Слава Богу, кто-то вызвал полицию. С черепно-мозговой травмой он оказался в НИИ «Склифосовского».

Несколько лет назад я уехала из Латвии, где имела интересную работу, хорошую квартиру и верных друзей. Я уехала на Родину, в Россию, чтобы сыновья росли и учились здесь. Теперь я очень сожалению об этом.

Что их здесь ждет? Мои дети воспитаны в духе православия. Для них понятия «Родина», «честь», «достоинство», «справедливость» - не пустые слова. Что происходит с Россией? Сегодня ни общество, ни школа, ни семья не в состоянии дать детям и молодежи четких ориентиров в жизни, защитить их от цинизма, произвола и насилия. Депрессия и апатия стали привычным состоянием молодежи. Сломана система школьного образования. А реформа господина А.Фурсенко уничтожает сам дух воспитания, делая школу бездушной машиной, не желающей замечать и ценить человечность и индивидуальность ребенка.

Я в растерянности и отчаянии от происходящего в моей стране. Боюсь за сыновей. Сегодня Глеб говорит, что не хочет оставаться в России. Скажите ему что-нибудь, чтобы он так не думал».

Я хотел бы обратить этот вопрос к Вам.

В.Путин: Автор письма пишет, что «очень сожалею, что приехала в Россию, вернулась». Я специально в качестве «блица» выбрал одно из посланий - здесь лежит - где человек, выехавший на постоянное место жительство в Израиль, пишет (я сейчас не буду зачитывать, но поверьте мне на слово), что ему очень тяжело вне Родины и он обязательно вернется в Россию.

У нас в народе есть такая поговорка: хорошо там, где нас нет. Вы знаете, я сам почти 5 лет прожил за границей и я знаю, что это такое. Человек должен определиться. Вот вы сказали, что 5 человек (в письме написано) с Кавказа плохо с девушкой обращались, и сын автора письма вступился за нее. Ну, во-первых, я хочу поздравить эту женщину с тем, как она воспитала сына.

Во-вторых, хочу сказать, что, поверьте мне, и кавказские ребята могут проявлять самые лучшие человеческие качества. А что касается хулиганов, то они могут быть и с Кавказа, из Москвы и, к сожалению, из моего родного Ленинграда, Петербурга, откуда угодно.

Дальше, что касается Европы. Ну, Латвия, из Латвии женщина приехала с семьей? Вы думаете, там меньше проблем с уличной преступностью? А вы думаете, там нет проявлений подобного рода со стороны приехавших из Северной Африки? Да там захлестывает преступность, в Париже, например, захлестывает. Прежде всего, речь идет о выходцах из других стран.

Можно ли сказать, что у нас все в порядке? Нет. Можно ли сказать, что наша страна полностью оправилась и выздоровела после тех драматических событий, которые произошли с нами после распада Советского Союза, что теперь у нас мощное, здоровое, сильное государство? Нет, она, конечно, еще в значительной степени больна, но здесь уже упоминали И.Ильина. Ведь страна наша, Родина, чувствуете - корень какой, Родина, значит, что-то родное. Мы еще часто говорим Родина-мать. Да, страна наша еще больна, но от постели больной матери не уезжают.

Э.Мацкявичус: Еще студия, пожалуйста, Мария Китаева.

М.Китаева: Мы уже больше 3,5 часов работаем в эфире, и все это время меня «терроризирует» наш писатель-публицист Александр Проханов, говорит, что не может больше молчать. Можно, дадим слово?

А.Проханов: Просто я начал сегодня только говорить, Владимир Владимирович, я был «немой» до этого времени.

На фоне народных страданий и бед отвратительно выглядят наши миллиардеры, которые на народные деньги покупают английские команды, строят в Дубае отели, переводят наши российские деньги в чужие цивилизации, способствуя их развитию. Эти люди никогда не поддержат идею российского развития, они против этого развития.

Великие русские преобразователи, которые запускали развитие, они всегда находили в себе мужество сменить элиты, ударить по этим элитам. Так, Петр I разогнал чванливых бояр и сделал ставку на семеновцев и преображенцев. Кто Ваши «семеновцы» и «преображенцы», Владимир Владимирович?

В.Путин: Вы знаете, что касается олигархов, которые приобретают какие-то спортивные команды за рубежом, вкладывают деньги за рубежом, я бы так однозначно не говорил, что все это плохо. Мы говорим о том, что к нам приходят иностранные капиталы, а российские капиталы должны вкладываться в экономики других стран.

Конечно, когда деньги вкладываются в «развлекушку» за границей, то это неприятно, лучше бы вложили деньги в развитие нашего спорта. С этим согласен. Но просто так сказать, что любое вложение денег российского происхождения в иностранную экономику плохо - это тоже неверно. Важно что? Одна из генеральных, самая важная задача - модернизация экономики.

Но для того, чтобы ее эффективно модернизировать, нам нужно самим завоевать определенные позиции, скажем, в высокотехнологичных секторах экономики наших стран-партнеров, ничего не красть, как иногда это делают в других странах, не перетаскивать под одеялом, не «хомячить» новые технологии, а в рамках нормального, демократического, цивилизованного рыночного процесса часть производств переносить сюда, создавать новые высокотехнологичные места, а у нас задача - 25 млн. создать мест новых, высокотехнологичных.

Это сложная, даже, может быть, кому-то кажется, невыполнимая задача, но один из способов решения проблемы - вложение российских денег в высокотехнологичное производство там, где они являются топовыми в мире, и перенос частично сюда, создание международной кооперации. Это положительный процесс.

Вторая часть Вашего вопроса касалась ... А, семеновцы, преображенцы.

А.Проханов: Да, тот базовый слой, на котором будете основывать преображение России.

В.Путин: Понятно.

Я уже в самом начале 2000-х годов говорил, что я считаю себя человеком, которого народ нанимает на определенное время для определенной работы. Монархи опирались на определенные сословия, из которых набирали элитные подразделения – преображенцев, семеновцев. И на тот период времени это было, наверное, правильно.

В сегодняшних условиях не может быть ни преображенцев, ни семеновцев. Сегодня можно опираться только на российский народ. И если такой поддержки нет, то во власти нечего делать. Я могу вам сказать определенно: если такой поддержки я не будут чувствовать, - а есть эта поддержка или нет, это определяется не на каких-то сайтах и не на площадях даже, она в демократическом обществе определяется только по результатам голосования - и если я увижу, что такой поддержки нет, я ни одного дня не останусь в своем рабочем кабинете.

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, есть вопрос, поступивший на сайт программы, он, отчасти, продолжает тему, поднятую Александром Андреевичем: «Читаю сообщение о суде в Лондоне и думаю, когда украденные у народа деньги перестанут обогащать Англию?»

Я точно не поручусь, но, видимо, имеется в виду суд между Абрамовичем и Березовским.

В.Путин: Что здесь скажешь? Лучше бы, если бы они судились в России.

Э.Мацкявичюс: Это было бы выгоднее для России с экономической точки зрения?

В.Путин: Это было бы честнее - и для них, и для нашей страны. Деньги заработаны, украдены здесь - здесь пускай и делят.

Э.Мацкявичюс: У нас на связи Нижний Тагил, знаменитый на всю страну «Уралвагонзавод». Там работает наш корреспондент Александр Христенко.

Александр, здравствуйте.

А.Христенко: Добрый день, Москва!

Вас приветствует Нижний Тагил. Мы находимся на одном из крупнейших предприятий российской оборонки «Уралвагонзаводе».

Вагоны здесь, действительно, делают, но примерно половина продукции - это военная техника. Во времена Великой Отечественной войны здесь выпускали легендарные танки Т-34. Сейчас с конвейера сходят современные машины, так называемые «летающие» танки Т-90С и машины огневой поддержки танков под грозным названием «Терминатор».

Понятно, что «Уралвагонзавод» во многом зависит от гособоронзаказа. И насколько я понял из общения с работниками завода, это одна из основных тем, которые их интересуют.

Предлагаю послушать. Пожалуйста, кто хотел бы задать вопрос?

С.Шаболин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Сергей Шаболин, я работаю слесарем-сборщиком на этом заводе.

Хотел бы задать такой вопрос. Сейчас денег на оборонку выделяют как никогда много, - но куда они уходят? У Франции мы покупаем «Мистрали», у итальянцев - бронемашины, у австрийцев - винтовки. Почему деньги российского гособоронзаказа тратят на закупку иностранной военной техники?

Спасибо.

В.Путин: Понимаю, что вопрос очень острый, и исхожу из следующего: никто в сфере вооружения вещей стратегического характера, таких систем вооружения, которые лежат в основе нашей безопасности, нам не продаст, - очевидный факт, просто очевидный. Да часто у наших партнеров и нет таких систем вооружения. Они есть только в России, скажем, и в Соединенных Штатах.

Что касается других систем, обычных вооружений, то, конечно, наше Министерство обороны хотело бы получить такие изделия специальные, которые не просто соответствуют мировым образцам, а превосходят их по боевой мощи, по точности и дальности, - только так можно победить в любом вооруженном конфликте.

Если они не соответствуют этим параметрам, то тогда только за счет людей можно победить, как это было в первые годы Второй мировой войны, Великой Отечественной войны. А чтобы побеждать в современных столкновениях вооруженных, нужно превосходить по всем этим параметрам: наше вооружение должно превосходить соответствующие аналоги потенциального противника. И Министерство обороны хочет добиться от нашей оборонки, чтобы на вооружение нашей армии поступало именно такое оружие. Часто внутри страны просто нет конкуренции, а без конкуренции добиться соответствующего результата очень сложно. Поэтому Минобороны как заказчик, - я вам скажу прямо, как бы попугивая нашу оборонку, - говорит: ребята, или делайте то, что нужно для обороны страны, либо мы купим где-нибудь за рубежом. Но, естественно, основные ресурсы, 90%, более 90% тех денег, которые мы выделяем на оборонку, безусловно, пойдут исключительно на российские оборонные предприятия.

Вот, собственно говоря, ответ.

Э.Мацкявичюс: Нижний Тагил, пожалуйста, еще один вопрос.

А.Христенко: Да, Эрнест, у нас есть еще один вопрос. Пожалуйста, задавайте, не забывайте представляться.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

В.Путин: Привет!

Вопрос: Олег, водитель-испытатель «Уралвагонзавод».

Мы готовы делать технику лучше, осваивать новые технологии. Но невольно складывается впечатление, что Министру обороны это не нужно. Военные производят капремонт старья. Новое не заказывают. Закупками от Министерства обороны занимаются явно не специалисты, - это видно.

А вообще, гоните Вы в шею этого Сердюкова, Макарова с его высказываниями. Назначьте нормального Министра.

В.Путин: Да, я понимаю, Вас раздражают некоторые высказыванию высших чинов Министерства обороны, в том числе и начальника Генерального штаба, когда они подвергают сомнению качество наших вооружений. Кстати говоря, наносят даже ущерб внешнеэкономической деятельности в сфере военно-технического сотрудничества.

Конечно, они делают это по тем соображениям, о которых я только что сказал, - из желания получить технику современную, превосходящую, вообще, иностранные аналоги, но приемлемую по цене, что тоже очень важно.

Для нас для всех и для Вас как для гражданина Российского государства, важно, чтобы мы вот эти 20 трлн. рублей, которые мы выделили до 2020 года на перевооружение армии и флота, чтобы они сработали эффективно. Чтобы мы действительно повысили обороноспособность страны, чтобы мы не пошли по пути осваивания денег: вот в этом году - столько-то миллиардов освоили, в следующем - столько-то.

Нам штуки нужны. Штуки - ракеты, самолеты, подводные лодки, надводные корабли, - и, причем, нужны высокого качества. Но то, что они допускают вот эти публичные высказывания, это, безусловно, недопустимо, и мы с ними уже говорили на этот счет. Надеюсь, что это будет услышано.

Э.Мацкявичюс: И еще вопрос, пожалуйста, из Нижнего Тагила, Александр.

А.Христенко: Отлично, Эрнест. У нас еще время есть на еще один вопрос.

Пожалуйста, задавайте. Представляйтесь.

И.Холманских: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Меня зовут Холманских Игорь. Я начальник сборочного цеха. Хотел спросить Вас про американские ПРО, но есть вопрос, о котором душа болит.

В трудные времена, Владимир Владимирович, Вы приезжали к нам на предприятие и помогли нам. Спасибо Вам за это. Сегодня наш многотысячный коллектив имеет заказы, имеет зарплату, имеет перспективу, и мы очень дорожим этой стабильностью. Мы не хотим возврата назад.

Я хочу сказать про эти митинги. Если наша милиция, или, как сейчас она называется, полиция, не умеет работать, не может справиться, то мы с мужиками готовы сами выйти и отстоять свою стабильность, но, разумеется, в рамках закона.

Спасибо.

В.Путин: Подъезжайте, но не сейчас и, хотелось бы, не по этому поводу. Я думаю, что все-таки все будут оставаться в рамках действующего закона: и митингующие, и правоохранительные органы - а мы с вами займемся решением других вопросов, в частности, вопросов, связанных с жизнедеятельностью предприятий и оборонной отрасли в целом.

Коллеги, которые только что выступали, озабоченности определенные высказывали. Я их понимаю и разделяю, кстати говоря. Система заказов должна быть отработана в Минобороны лучше, потому что некоторые вещи несправедливы, некоторые требования несправедливы в отношении «оборонки». По ценам, например. Ссылаются на образцы 80-х годов и трансформируют эти цены на современное оборудование. Там есть о чем говорить, и нам с вами есть, чем заниматься в ходе нашей текущей работы.

А за поддержку вам спасибо большое.

Э.Мацкявичюс: Спасибо, Владимир Владимирович.

Спасибо, Нижний Тагил.

Мы возвращаемся в московскую студию. Иван Кудрявцев и его гости.

И.Кудрявцев: Я хочу передать микрофон режиссеру, который сейчас снимает кино о войне, которая была выиграна как раз больше за счет людей, чем за счет современной техники, а точнее о битве. Речь идет о Сталинградской битве, о фильме «Сталинград». Фильм этот снимает сейчас Федор Бондарчук.

Важно, сказать, что о каком бы периоде режиссер не снимал кино, он всегда наблюдает за своими современниками и черпает вдохновение в современности.

Федор, Ваш вопрос.

Ф.Бондарчук: Владимир Владимирович, мне сейчас часто из-за съемок приходится бывать в Петербурге. Я реально знаю, что Вы много делали и делаете для своего города. Об этом говорил сегодня и маэстро Гергиев. Тем не менее, большинство голосовавших избирателей проголосовали за оппозицию в Питере. Что Вы по этому поводу чувствуете как человек, который родился в Питере? Это Ваш родной город.

В.Путин: Нормально. Петербург - очень своеобразный город в этом смысле. Предпочтения самые различные. Я и сам петербуржец. И я чувствуют настрой людей, настрой горожан. Он в значительной степени определен тем, с чем они сталкиваются в ходе своей рядовой жизни, в каждодневной.

Ну, а питерский парламент всегда был очень разноликим с политической точки зрения. Это не мешало работе парламента. Ответственность депутатов, к какой бы фракции они ни принадлежали, достаточно высокая в Петербурге.

А что касается взаимодействия с другими политическими силами у нас сейчас в стране, так мы и сейчас это делаем, мы сейчас работаем. Уверен, Петербургу это не помешает.

Э.Мацкявичюс: Еще вопрос из студии от Татьяны Ремизовой.

Т.Ремизова: В моем интернациональном секторе американский политолог Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности в Вашингтоне, и при этом - видный полемист дискуссионного клуба «Валдай». Николай Васильевич, пожалуйста, если можно, покороче.

В.Путин: Американский политолог Николай Васильевич. Прокрался в Америку и защищает там наши интересы, надеюсь.

Н.Злобин: Да, конечно.

Но я Вас сегодня разочарую. Я задам вопрос не про внутреннюю политику, а про внешнюю. Вы сказали о существовании «путинского режима». Я хочу спросить про «путинскую» внешнюю политику, которая появилась в свое время и сильно изменила глобальную картину, скажу вам честно. Можно обсудить - положительно или отрицательно.

Если поговорить с российскими политиками, складывается такое впечатление, что Россия со всех сторон окружена или врагами, или недоброжелателями, или странами, которые пытаются от России что-то получить, чтобы потом перебежать на другую сторону. Вот не складывается союзничество. Есть такая формулировка: США и их союзники, НАТО и их союзники. Вот словосочетания «Россия и ее союзники» даже не существует.

Владимир Владимирович, Вы когда ушли в 2008 году из Кремля как Президент со знаменитой своей мюнхенской речью - вот не было союзников у России, мне кажется. И вот сейчас Вы возвращаетесь в Кремль как кандидат в Президенты, но является ли частью Вашей путинской внешней политики вот это вечное противостояние всем. Это необходимо для выживания режима или мобилизации, или развития оборонной промышленности и еще чего-то, или у Вас есть на следующие 6 лет, если Вас изберут в президенты, какой-то план создания союзников России? Потому что гораздо безопаснее страна чувствует, когда есть страны, на которые она может положиться. Вот видите Вы такую ситуацию?

Спасибо.

В.Путин: Вам пока рано мне говорить спасибо, потому что не слышали еще ответа. Сейчас услышите: скажете ли Вы мне спасибо - не знаю.

Вы сказали, что в России нет союзников. Не согласен, у России много союзников. И когда я приехал в Гватемалу, чтобы поставить вопрос о том, чтобы Россия принимала Олимпийские игры, уверяю Вас, говорю Вам абсолютно искренне: подавляющее большинство членов МОК, представителей самых разных стран то ли в открытую, то ли на ухо мне говорили - проголосуем за Вас только потому, что Россия занимает независимую позицию на внешней арене. И это - наши потенциальные союзники, которые не ограничиваются постсоветским пространством, потому что люди устали от диктата одной страны.

Вы говорили о союзничестве с США. Мы и с Соединенными Штатами хотели бы быть союзниками. Просто то, что я сейчас вижу, и то, о чем я говорил в Мюнхене, - это не союзничество. Мне иногда кажется, что Америке не нужны союзники, им нужны вассалы.

Но мы хотим и будем выстраивать отношения со Штатами, потому что я вижу, что и внутри самих Соединенных Штатов происходят определенные трансформации. Американскому обществу уже не хочется в значительной степени, во всяком случае, не хочется исполнять роль международного жандарма. Об этом же пишут Ваши коллеги, исследователи различных американских университетов. Они говорят о том, что США проводят неэффективную и затратную внешнюю политику. И я-то уж знаю, как относятся к этой политике так называемые европейские союзники.

Ведь, смотрите, на практике что происходит - Николай, Вы же это знаете. Приняли решение по Афганистану, но кто-нибудь посоветовался с союзниками о том, что нужно делать в Афганистане? Хрена с два! Удар нанесли, а потом начали всех подтягивать и говорят: кто не с нами - тот против нас. Это что, союзничество? Никакого союзничества нет! Кто не с нами, тот против нас - вот формула замечательная! И сразу разлад наступил: кто в лес, кто по дрова. И что можно сказать про квартет? «А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь». Так, Валерий Абисалович?

Но мы не собираемся жить как страна, окруженная врагами. Этого и не будет. И говорили совсем недавно, и мне многие мои коллеги навязывали идею однополярного мира, но он реально не состоялся. Он гораздо сложнее чем то, что было в биполярном мире, где Советский Союз пытался навязывать свою волю своим так называемым квазисоюзникам; который, как только мощь Советского Союза канула в Лету, сразу развалился.

Но если Штаты будут продолжать такую политику, и они потеряют так называемых союзников, что бы ни говорили по этому вопросу.

То же самое в Ираке начало происходить, ведь сначала сделали, а потом всех заставили туда войти. Это что, союзничество что ли? Это что, совместное принятие решений? А союзничество предполагает совет и общее решение, выработку повестки дня по общим угрозам, по купированию этих угроз.

Вот, впереди Примаков сидит и Иванов, - я считаю, одни из наиболее, (Примаков-то, самой собой разумеется, но и Игорь Сергеевич Иванов), одни из очень значимых людей в международной политической сфере.

Все, что я сказал, правда. Но мы не собираемся выстраивать свою политику таким образом, чтобы все чувствовали, что мы окружены врагами. Этого нет, и этого не будет.

Э.Мацкявичюс: Пора вернуться в наш колл-центр, куда поступают звонки, смс-сообщения, и есть новости. Пожалуйста, слово Марии Ситтель.

М.Ситтель: Поступают, поступают. Спасибо, Эрнест.

Буквально 20 секунд на статистику. На 15:30 московского времени сюда поступило, в общий центр сбора информации, 1782 тыс. сообщений, это всего - телефонные звонки, sms-сообщения и письма на сайт.

На первом месте, с большим отрывом, вопросы социального обеспечения, соцзащиты. На втором - традиционно тема ЖКХ. И третье место - зарплата, вопросы труда и зарплаты.

Выводим телефонный звонок из Башкортостана.

Р.Хабибуллин: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я Хабибуллин Рафаэл Гарафутдинович, пенсионер, мне 75 лет.

На съезде «Единой России» Вы сказали, что введете налог на роскошь. А когда же это случится? Успеть бы дождаться этого.

В.Путин: Известную притчу, когда можно было загадать любое желание, и сосед попросил, чтобы второго соседа глаза лишили, мы все знаем.

Но, в целом, все-таки подход правильный. И странно, что не звучат пока вопросы по налогу на доходы физических лиц, которые очень часто поднимаются нашими гражданами, на щит поднимаются оппозиционными силами. Мы долго дискутировали на эту тему. Мы его сохраняем, 13-процентный налог на доходы физических лиц.

Кстати сказать, когда у нас был дифференцированный налог на доходы физических лиц, то сборы этого налога были принципиально меньше, чем то, что мы видим сейчас. Сейчас, кстати говоря, в прошлом году, в 2010-ом, общие доходы от сбора налога на доходы физических лиц (вы представляете, какая ситуация), вот только эти доходы превышают все доходы федерального бюджета 2000 года.

И наоборот, когда мы дифференцируем, то часть предприятий и людей уходит от легальной заработной платы, им выдают в конвертах, нарушая будущие пенсионные права работников. Кроме всего прочего, это ударяет по высоким заработным платам, честно заработанным, в том числе, кстати, и в медицинской сфере. У нас ведь есть медики, хирурги, уникальные просто хирурги, которые получают по 200-300 тыс. рублей в месяц и больше.

Конечно, можно подрезать им заработную плату 40-процентным налогом, но ведь у нас и так существует проблема ухода высококвалифицированных работников в различных сферах. Ну, и этих не будет тогда. Понимаете, это непростой вопрос.

Социальная справедливость нужна, но аккуратно нужно действовать здесь. А кто нас лечить-то будет? Кто будет оказывать другие услуги? Хотя это словечко не нравится представителям, скажем, медицины или других сфер, образования. Но налог на сверхпотребление, налог на роскошь, он, конечно, вполне обоснован, возможен и нужен, я считаю.

Когда это можно сделать. Я ведь говорил об этом не для красного словца, а рассматривал проблему с практической точки зрения. Для этого нужно иметь кадастр собственности, недвижимости, прежде всего, и земли. Соответствующие службы должны в течение следующего года этот кадастр подготовить, и тогда в 2013 году мы внесем в Государственную Думу уже законопроект о налоге на сверхпотребление и на роскошь.

Э.Мацкявичюс: Давайте вернемся в студию и дадим возможность высказаться нашим гостям, в данном случае зарубежным гостям.

Пожалуйста, Дмитрий Щугорев.

Д.Щугорев: Тем более, действительно, человек специально из Парижа приехал, - это Марек Хальтер - публицист, общественный деятель. Очень хорошо говорящий по-русски, все это знают, потому что все смотрят новости и постоянно его там видят.

Пожалуйста, Ваш вопрос.

М.Хальтер: Первое. Для меня было бы лучше говорить по-французски, но, мой дорогой, я знаю, что у Вас не было времени выучить язык Вольтера. Так, я приготовил и написал мой вопрос, чтобы не сделать ошибок, и возьму тоже очки, чтобы не сделать еще одну ошибку.

Меня, как президента французских университетских колледжей в России, который я основал с Андреем Сахаровым, волнует один вопрос. Я понимаю, что новое поколение сильно отличается от моего. Сегодня мы, как никогда, хорошо понимаем слова К.Маркса: мир един. Интернет позволяет молодежи свободно общаться с людьми со всего мира, объединяться и организовывать акции протеста.

Будете ли Вы готовы, Владимир Владимирович, когда станете Президентом, поступать, как генерал де Голль в свое время, и обратиться по телевидению к молодежи со словами: «Я Вас понял»?

В.Путин: Мерси за этот вопрос. Спасибо Вам большое.

Вы знаете, мы часто в текущей работе, что называется, «бьем по хвостам», доводим до определенной ситуации, а потом говорим о том, что мы поняли, будем исправлять какие-то ошибки, недочеты, вносить коррективы. Конечно, это тоже возможно, и это нужно делать, в том случае, если мы на подступах к этой проблеме не смогли с ней справиться.

Мне бы хотелось, чтобы мы прогнозировали развитие ситуации в стране, в экономике, в социальной сфере, в политике, в развитии наших демократических институтов, своевременно отвечали на вызовы времени и вносили соответствующие коррективы. При этом, безусловно, всегда нужно относиться с уважением к меньшинству. Не отталкивать его и не выбрасывать на «обочину» политической жизни, и тогда, может быть, не придется извиняться.

Э.Мацкявичюс: И еще один вопрос от представителей западной политической школы. Пожалуйста, Татьяна Ремизова.

Т.Ремизова: Еще один гость специально прилетел сегодня к нам на «линию», но уже из Германии - это сын и внук белых эмигрантов, Александр Рар, он может задать, конечно, вопрос на понятном Вам немецком языке, но мы все-таки попросим сделать это по-русски, чтобы поняли все.

Директор Центра имени Бертольда Бейца при Германском совете по внешней политике. Александр Глебович, Вам слово.

А.Рар: Владимир Владимирович, пока мы здесь с вами разговариваем, Президент России «сражается» в Брюсселе с Европейской комиссией, с Европейским союзом.

В.Путин: Он там покажет себя, я знаю.

А.Рар: Будем надеяться, но сражения тяжелые, я бы сказал бы.

В.Путин: И у него это хорошо получается.

А.Рар: И конфликтов, к сожалению, много. Я о том же вопросе, который Николай задает.

Противоракетная оборона, конечно, Европу не касается, но европейцы здесь Россию не поддерживают. Борьба против «Газпрома» - об этом мы на Валдайском клубе с Вами говорили. Все тянут Украину: одни - в одну, а другие - в другую сторону.

С визами никак не можем решить. Это какой-то нонсенс, что латиноамериканцы могут приезжать к нам без виз, и американцы, и северные африканцы, а мы - в Россию и, наоборот, мы не можем ездить без виз. Вы сами в 2002 году сделали первое предложение.

Мой вопрос: почему мы не вместе? Какие ошибки были сделаны, может, в том числе и Россией, за последние 20 лет? Может, в 90-е годы, что мы не смогли выстроить ту Европу? Я помню, я в окопах тоже сидел на радиостанции «Свобода», и там говорили, вот когда Россия откажется от коммунизма, у нас будет общая Европа. Другой логики просто не могло быть тогда. Почему мы не вместе?

В.Путин: Радиостанция «Свобода» проходила у нас в установках, как «пропагандистское подразделение ЦРУ США».

Когда я работал в этой организации, известной Вам, там так и написано было. Оно занималось, в том числе, агентурной деятельностью на территории Советского Союза, приобретало источники информации, надеюсь, для благих целей. Вообще, с тех пор многое изменилось.

Почему мы не вместе. Во-первых, есть чисто технологические причины. Это один из наших императоров, все время, давая наставления своему сыну, говорил: «Нашей огромности все боятся». Так оно и есть. И до сих пор это так. Во-первых.

Во-вторых, все-таки ведущая страна Западного мира, США, с подозрением относится к нашему ракетно-ядерному потенциалу. Думаю, что совершает огромную ошибку, полагая, что сначала нужно изъять этот ядерный потенциал, а потом рассматривать нас как возможного союзника. Это мышление в рамках еще «холодной войны». Такая критическая вещь. Это не дает и Европе работать с нами, как реально с потенциальным союзником.

Вы знаете, когда развалился Советский Союз, и я считал, что теперь практически нет никаких ограничений для того, чтобы мы реально были в одном строю. Но вот эти подозрения прошлого мешают нам развивать отношения. Но мне кажется, что это все равно неизбежно. Интеграция на европейском пространстве востребована самой жизнью, и даже я бы сказал больше - интеграция в рамках единых христианских ценностей крайне востребована. А если считать, что в основе морально-нравственных ценностей в традиционных, в мировых религиях, в принципе, лежит одно и тоже, то это база для преодоления сложностей и межцивилизационного характера.

Я уже много раз говорил, хочу еще раз напомнить, на меня произвела колоссальное впечатление позиция бывшего канцлера ФРГ Г.Колля, который говорил о неизбежности более тесных отношений, практически интеграции между Европой и Россией. Он говорил, что если мы хотим сохраниться как единая цивилизации, мы должны двигаться в этом направлении. Должна ли что-либо сделать Россия? Да, надо меньше пугать своих соседей, надо избавляться от имиджа империи. А это мешает и Европе, в том числе, с нами сотрудничать, потому что в Европу интегрировано много младоевропейцев, которые продолжают нести, если уж здесь про К.Маркса вспоминали, «родимые пятна» прежних времен на себе. В общем, проблем много, но интеграция возможна, и она востребована.

Кстати говоря, я хотел бы возразить Никите Михалкову по поводу того, что Россия может играть и должна играть роль какого-то моста между Западом и Востоком. Россия никакой не мост. Это самостоятельная, самодостаточная сила в мире, а не просто какое-то связующее звено. Но в ней, конечно, присутствуют элементы евразийского характера. Они являются дополнительными факторами нашей конкурентоспособности, и мы, конечно, будем это использовать. Именно поэтому мы и ставим вопрос о создании Евразийского союза.

Э.Мацкявичюс: Еще один вопрос из студии.

Пожалуйста, Татьяна.

Т.Ремизова: Я знаю, что вопрос на тему международной интеграции как раз у Игоря Сергеевича Иванова, в прошлом Министра иностранных дел, секретаря Совета Безопасности России.

Игорь Сергеевич, пожалуйста.

И.Иванов: Добрый день, Владимир Владимирович!

Из миллиона 700 вопросов, которые уже поступили в студию, наверное, подавляющее большинство, 99%, касается внутренней политики. Это понятно. Наш народ беспокоят социально-экономические вопросы. И даже, если Вы обратили внимание на включение из Владивостока, они начали с саммита АТЭС и тут же перешли на проблему моста и губернатора, хотя, вообще, проведение саммита АТЭС - это очень знаковое событие и, несомненно, может способствовать серьезному развитию регионов Сибири и Дальнего Востока.

У меня два вопроса в этой связи. Мы живем в глобальном мире, и XXI век - это век глобализации, поэтому внешние факторы будут играть возрастающую роль в жизни любого государства. Вы сегодня неоднократно обращались к проблеме модернизации, как основной стратегии развития страны.

Как Вам видится международное сотрудничество для реализации планов модернизации России?

И второй вопрос. Мы недавно создали Российский совет по международным делам, который объединил, с моей точки зрения, ведущих специалистов-международников нашей страны в области международных отношений. Как Вам видится роль экспертного сообщества в дальнейшем в разработке и реализации внешней политики страны.

Вот то, что вопросы были Николая Злобина и Александра Рара, они говорят о некоторых аспектах, в том числе о том, что иногда нас недостаточно понимают. А для того чтобы понимали, недостаточно официальных заявлений, нужно активное участие гражданского сообщества, экспертного сообщества в разъяснении и продвижении.

Спасибо.

В.Путин: Очень важный вопрос. Скажу почему, это действительно в продолжение того, о чем говорили Николай Злобин и Александр Рар. Но он имеет практическое значение.

Мы говорили, и я уже упоминал о том, что и наши капиталы должны приходить в зарубежные экономики, с тем, чтобы способствовать интеграции российской экономики в европейскую и мировую. Крайне важная вещь. Но что происходит? Смотрите, наши партнеры вкладывают в российскую экономику на порядок больше капиталов, чем мы это делаем в иностранные государства, на порядок, в том числе и потому, что нас туда не очень пускают.

Все говорят о необходимости либерализации российской экономики, раскрытии дверей. Да мы и так раскрыты уже, дальше некуда, один сквозняк скоро будет. Понимаете? А нас не очень-то пускают в жизненно важные сферы там. Мы пускаем в свои жизненно важные сферы, скажем, в энергетику. Десятки миллиардов вложили в электроэнергетику партнеры из Европы, десятки миллиардов. Серьезная вещь. В Сибири, на Дальнем Востоке, на всей территории страны.

А нас в жизненно важные сферы на Западе не очень-то пускают. Совсем недавно наши компании пытались приобрести телекоммуникационные активы в одной из европейских стран. Жевали-жевали, жевали-жевали, и явно, и выгодно тоже для наших партнеров - так ничем и не закончили, в принципе, так и не дали войти в эти активы. Или вспомним известный случай с приобретением автомобильного концерна в ФРГ. Обсуждали, обсуждали, я уже и с профсоюзами встречался, все довольны, все хотят -  так и не дали в конечном итоге.

Или другой наш, уже конкретно частный предприниматель приобрел высокотехнологичную компанию в Швейцарии. По судам затаскали, понимаете, не дают работать и все. Слава Богу, там, в основном, сейчас решили эти проблемы.

Поэтому деятельность таких организаций, как вы, повышающая взаимное доверие, конечно, востребована и в высшей степени важна. Но и мы будем в практическом плане выстраивать работу именно таким образом, чтобы повышать доверие и работать совместно.

Э.Мацкявичюс: Вопрос, который пришел на сайт нашей программы: «Самое большое количество ваших критиков в интернете. Как Вы относитесь к Интернету и интернетчикам?»

В.Путин: Вот что хочу сказать, это примерно то же самое, что это среда очень свободная, в высшей степени демократическая, во-первых, и думаю, что это важно, считаю невозможным ограничивать Интернет. Это и технологически сложно, и политически неправильно.

Если власти или кому-то не нравится то, что происходит в Интернете, есть только один способ противостоять - на той же интернетной площадке предлагать другие варианты и подходы решения этих проблем, которые в Интернете обсуждаются, и делать это более креативно, интересно и собирать большее количество сторонников. Это первое.

Второе. К сожалению, нужно отметить, что Интернет используется и в криминальных целях. И здесь, конечно, правоохранительные органы внимательно должны следить за тем, что там происходит, не ограничивая Интернет, знать это и работать соответствующим образом. Я имею в виду и педофилию там и другие проблемы.

И, наконец, третье - это культура того, что происходит или бескультурье того, что происходит в Интернете, это то же самое примерно, что поведение на дорогах. Знаете, когда водитель едет и матом костерит всех подряд, хотя сам нарушает правила движения. Это проявления общей культуры. Я очень рассчитываю на то, что, с ростом общей культуры, ситуация и в Интернете тоже будет меняться.

Э.Мацкявичус: А Вы часто туда заглядываете?

В.Путин: Нет.

Э.Мацкявичус: Сознательно?

В.Путин: Да, у меня времени просто нет заниматься этим делом. Я и телевизор-то не смотрю, мне некогда. Я единственное, что делаю, когда на работу еду, смотрю в записи.

Э.Мацкявичус: Сейчас и телевидение, кстати, можно в Интернете посмотреть.

Владимир Владимирович, именно интернетчики, видимо, прислали часть тех вопросов, которые Вы отобрали сами и которые сейчас находятся в этой папке. Что Вы отобрали?

В.Путин: Вы знаете, здесь мы уже засиделись, по-моему, но вопросов много интересных. Кстати говоря, пока я отвечал, здесь бежит строка:

Когда мы построим мост? - Материк Сахалин, хороший, интересный проект, очень важный.

Где будем отмечать Новый год? - Дома, конечно.

Важный проект, нужно просчитать экономическую составляющую, и, если мы это сделаем, то это серьезным образом может загрузить Транссиб и БАМ, потому что мы тогда наладим перевозки из Японии. А можно и в Японию наладить прямое сообщение, в том числе, через тоннель. Мы с японскими партнерами это обсуждаем. Это такой грандиозный, масштабный проект, который существенным образом повысит использование наших транзитных возможностей.

Что касается вопросов, есть важные вещи: по поводу национализации природных ресурсов. Сами природные ресурсы и сейчас принадлежат государству, а частным компаниям дозволено только эксплуатировать эти ресурсы. В свое время - я прекрасно это понимаю и разделяю такой подход - многим нашим сегодняшним олигархам достались многомиллиардные состояния в результате несправедливой и нечестной приватизации. Это абсолютно точно, это факт. Они сами теперь это признают.

Но сейчас начать отъем этой собственности - этот отъем может привести к худшим последствиям, чем сама эта нечестная приватизация: может нарушить деятельность крупных предприятий, лишить людей заработной платы, рабочих мест и т.д. Это очень сложный процесс.

Поэтому наша задача - нужно, мне кажется, говорить не о национализации чего бы то ни было, а о том, чтобы «ставить в стойло» этих людей, заставить их работать по закону и платить налоги и от поступления этих налогов решать социальные задачи.

Дороги на селе - очень важный вопрос. Мы начинаем формировать дорожные фонды. Я знаю, что автомобилисты не очень довольны (здесь есть представители, я видел, автомобилистов, в этом зале) тем, что не отменили транспортный налог. Но это было сознательно сделано по просьбе губернаторов, которые считают, что это важная составляющая в их доходах.

Намечается и поднятие на один рубль акциза, но это связано с тем, чтобы наполнить дорожные фонды, которые мы вновь создаем. И часть этих фондов будет направлена и на дорожное строительство на селе, - крайне важная задача. Причем мы приняли решение, - предыдущая Дума прямо на «излете» своей деятельности приняла, - чтобы обязать субъекты Российской Федерации часть этих дорожных фондов направлять на дорожное строительство на селе.

«Запретить пневматическое оружие по всей России». Вы знаете, это меня тоже беспокоит. Я знаю, что там есть и «подводные камни» с этим запретом, но я разделяю такую позицию.

Здесь конкретная больница в Тверской области. Это Грачева Татьяна Николаевна прислала. Пишет о проблемах. Татьяна Николаевна, обещаю Вам: обязательно посмотрим. В рамках программы модернизации здравоохранения наверняка и эти проблемы можно решить.

Кстати, по «бегущей строке» только что было: «Когда здравоохранение будет, действительно, защищать?» Вот я надеюсь, что при реализации тех программ, о которых мы говорили, при реализации программы модернизации здравоохранении, при том, что нам удастся более гладкую выстроить ситуацию с финансовой обеспеченностью медицины в регионах, мы существенным образом поправим эту ситуацию в здравоохранении в регионах.

Да, ранее было выступление о том, что пенсия будет увеличена до 8125 рублей. Я тоже посмотрю. Это Манова Тамара Михайловна пишет. Но у нас средняя пенсия по старости уже, по-моему, 8200, что-то в этом роде.

«Почему здесь говорится о том, что пенсия меньше, чем 8125?» - Может быть, это социальная пенсия. Надо просто разобраться. Она, да, действительно меньше.

Материнский капитал использовать на нужды семьи, так как заработная плата маленькая и невозможно взять даже ипотечный кредит. Здесь нужно внимательно посмотреть. Это важная сфера. Я думаю, что здесь надо подключать Агентство по жилищному строительству, с тем, чтобы людям, у которых небольшие доходы, можно было бы использовать и материнский капитал, и выдавать какую-то гарантию со стороны этого Агентства по ипотечному жилищному кредитованию, с тем, чтобы дать такую возможность, открыть дополнительные возможности для получения кредитов.

«Что для Вас Родина?» - Так же как для многих наших сограждан, это практически все, это моя жизнь.

Очень хороший вопрос. «Как помирить всех людей?» Гриша, 10 лет. Пока у нас есть такие дети, наше будущее обеспечено, - которые думают над этим.

«Какие у вас отрицательные черты характера?» - Их достаточно, так же, как у каждого человека.

«Что вы ждете от россиян и чего нам ждать от Вас?» Рязань, Михаил Жуков. Вы знаете, на самом деле вопрос серьезный. Я жду от наших граждан консолидации, общего настроя на совместную позитивную работу по развитию нашей Родины. И сам буду все делать для того, чтобы достичь этой цели.

«О чем Вы мечтаете?» - О том, чтобы эти планы сбылись.

Да, любопытный вопрос: «Владимир Владимирович, я сейчас прочитал (видимо, в Интернете), что Вам могут присвоить звание Маршала. Вам это не напоминает шесть Звезд Героя Советского Союза Леонида Ильича Брежнева? Сложившее окружение и т.д. - оно меня компрометирует.

Во-первых, звание Маршала у нас никому не присваивается вообще.

Во-вторых, я помню очень хорошо сцену, когда Борис Николаевич Ельцин предложил мне занять должность директора ФСБ, и это состоялось. Я к нему пришел, он меня пригласил, и говорит: я принял решение присвоить Вам звание генерала. А я полковник, как известно. Я говорю: Борис Николаевич, я уже покинул военную организацию в свое время и считаю нецелесообразным возвращаться именно в военную организацию. Я родом из этой организации, но давайте я буду первым невоенным директором Федеральной службы безопасности. Я помню, он так удивился и говорит: Да? Ну ладно.

Так что, такой угрозы нет и, уверяю Вас, никогда не будет.

Вот тоже из Интернета: «Из каких источников Вы получаете информацию, не является ли она «причесанной»?» - Нет, уверяю Вас. У меня достаточно объективная информация о положении и в стране, и в мире.

«В чем заключается, на Ваш взгляд, счастье?» - Это очень конкретная вещь для каждого человека. Я думаю, что счастье в любви.

«Как вы относитесь к лозунгу: «Хватит кормить офшоры?» - Абсолютно позитивно. Кстати, важная вещь. И дело не только в том, что кто-то прячет что-то в офшорах. Дело в том, что у нас многие компании регистрируются в офшорах и ведут открытую, легальную деятельность на территории страны как иностранные предприниматели.

Да, в какой-то период времени многие уходили в оффшоры, чтобы гарантировать свои интересы, но сегодня это становится реальным ограничителем экономической деятельности и активности не только для наших предпринимателей, но и для иностранных инвесторов. Многие из них мне прямо говорили: мы бы готовы с тем или другим предприятием работать совместно, и хотим этого, но мы не понимаем даже, кто конечный бенефициант, кто прячется за оффшором. И это - уже очевидная вещь, которая требует законодательной корректировки.

«Почему так все хреново в Сарапуле?» - Не знаю, надо обязательно посмотреть. Это, по-моему, где-то недалеко от Ижевска. Мы позанимаемся Сарапулом отдельно.

«Мы Вас любим.» - Я вас тоже. Это взаимное чувство.

«Говорухин прав: надо что-то делать с телевидением». - Ну, да, прав, безусловно. К сожалению, у нас философия выстроена на получении доходов от рекламы, и от этого трудно оторваться, но надо что-то делать.

«Есть ли время для отдыха?» - Есть.

«Как Вы относитесь к переносу федеральных выборов на более теплый, солнечный, позитивный май?» - В целом, позитивно, но боюсь получить затрещину от садоводов, потому что они скажут: нам нужно грядки копать, а Вы заставляете нас заниматься какой-то ерундой...

Э.Мацкявичюс: Тогда нужен июнь.

В.Путин: Это, на самом деле, серьезная вещь. Люди начинают действительно заниматься садоводческими участками, и отрывать их, видимо, нецелесообразно.

«Как Вы относитесь к российским миллиардерам?» - Я, в принципе, уже сказал, что приватизация не была ни честной, ни справедливой, но ломать что-то грубо нецелесообразно.

«Счастье есть?» - Опять такой вопрос, я уже ответил.

«Деньги в Лондонском суде делят.» - Тоже об этом говорили.

«Почему в Хабаровском крае с тремя детьми мама получает одни деньги, а в другом регионе другие детские пособия?» - Да, детские пособия у нас платятся из двух источников.

Из федерального - и там детское пособие на одного ребенка, по-моему, 13 с чем-то тысяч. Они будут индексироваться, в следующем году это будет 14 тысяч. Если двое детей, то там уже до 100% заработной платы, и это уже 30 с лишним тысяч верхняя планка. А вторая часть - это мамы, которые раньше не работали, так называемые неработающие мамы, и мы недавно впервые ввели оплату и для этой категории женщин. Эти деньги небольшие, это правда, за первого ребенка - 2 с чем-то тысячи, за второго ребенка - 4, и они тоже будут индексироваться.

Вторая часть, второе направление этих выплат - это региональное, и там, конечно, совсем маленькие деньги, смешные просто. И в этом смысле, я бы рекомендовал руководителям регионов ориентироваться на социальные потребности, платить нужно побольше, но тем, кто, действительно в этом нуждается.

Здесь есть еще ряд пожеланий и очень таких позитивных высказываний, хотя есть и очень много негативных. Я хочу заверить вас, что и на негативные я обращаю обязательно внимание. Не буду зачитывать весь этот позитив, которого тоже достаточно. Я просто хочу сказать людям: спасибо большое за поддержку.

Вот здесь было на бегущей строке тоже поздравление всех нас с Новым годом, с Рождеством приближающимся. Я тоже от себя хочу всех поздравить и с Новым годом, и с Рождеством!

Э.Мацкявичюс: Владимир Владимирович, последний, наверное, вопрос. И ранее, и сегодня Вы изложили амбициозный план действий, ставили грандиозные задачи. Скажите, это всё выполнимо?

В.Путин: Знаете, я еще далеко не все сказал о тех целях и задачах, которые мы перед собой ставим.

Для того чтобы их достичь, нам нужно, например, раза в три увеличить производительность труда. И некоторые специалисты считают, что это просто невыполнимая задача. У нас много, на первый взгляд, очень трудных задач. Но я считаю, что мы все это сможем сделать, потому что я верю в Россию.

Э.Мацкявичюс: Если Вы выиграете выборы, станете Президентом, мы встретимся здесь, в этой студии? Такой формат общения с людьми сохранится?

В.Путин: Ну, знаете, я такой буду начальник, так «забронзовею», что, конечно, уже к вам не приду. Ну, что Вы? Мы уже десять лет с вами встречаемся. Разумеется, продолжим этот формат тоже.

Э.Мацкявичюс: Я благодарю всех зрителей, участников сегодняшней программы, всех, кто прислал свои вопросы, дозвонился по телефону, выходил с нами на связь из российских городов, и всех, кто собрался сегодня здесь в студии.

Это был «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение».

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо вам.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
74.9% Нет
Карабах де-факто:
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть