Кремлёвский гамбит: неприятности «Единой России» почти не вредят властям

ИА REX публикует статью руководителя Центра анализа международной политики ИГСО Михаила Нейжмакова, в которой дана оценка прошедшим парламентским выборам, а также рассматриваются шансы Путина на президентских выборах 2012 года.
6 декабря 2011  10:29 Отправить по email
Печать

Итоги нынешних парламентских выборов уже называют поражением действующих властей. Между тем, стратегически Кремль теряет не так много, а кое-что даже выигрывает от их результатов.

Единороссам придётся учиться у самих себя

С практической точки зрения потеря «единороссами» конституционного большинства в Госдуме  почти не имеет значения для Кремля. Вспомним,  что за 8 лет этот ресурс использовали для внесения изменения в Конституцию и федеральные конституционные законы в считанных случаях. А поводы, для которых такое большинство понадобится в будущем, пока представить сложно. Для контроля над парламентом достаточно абсолютного большинства. Да, и хрестоматийный результат 2007 года нужен был Кремлю не для тактических задач в парламенте, а для демонстрации мандата доверия Владимиру Путину, который должен был быть равен президентскому. На этих выборах Кремль в решении таких задач не нуждался.

Отметим, что падение результатов единороссов по сравнению с выборами-2007 связано с причинами, которые не всегда можно объяснить только снижением популярности самой партии.

Прежде всего, на этот раз список партии на выборах возглавил Дмитрий Медведев. Он менее популярен, чем Путин, а главное – не имеет такого же чёткого образа. Многие люди, надеявшиеся на модернизацию под его началом, успели в нём разочароваться, а сторонники стабильности, напротив, часто испытывают к нему недоверие. Он возглавил список «единороссов», как символ федеральной власти, но не как лидер, который может мобилизовать избирателя.

Слабость лидера списка усилила региональную составляющую в голосовании за «партию власти». Избиратели чаще, чем на предыдущих федеральных выборах, голосовали в зависимости от отношения к региональной или даже районной администрации. Отметим, что ещё перед выборами ряд экспертов прогнозировали самые высокие результаты единороссов у губернаторов-«старожилов» (вариант – у тех, кто хоть раз избирался, а не только назначался на свой пост), и низкие результаты - у новых назначенцев. Это не совсем так. Скорее, наименьшим снижение поддержки единороссов оказалось там, где либо старые губернаторы всё ещё контролируют административную вертикаль и пользуются авторитетом, либо новые смогли взять эту вертикаль под контроль и порвать с наследием непопулярных предшественников. Сравним ситуации в Москве и Санкт-Петербурге. При известных различиях между регионами, 4 года назад результаты единороссов здесь были почти равными (53% в столице и 51,7% – в городе на Неве). И посмотрим, насколько они различаются сейчас – 46% и 34,79% (по официальным данным) соответственно. Причём, в Москве, где пропагандистская атака против «партии власти» через интернет-ресурсы была ощутимее всего, падение по сравнению с результатами выборов-2007 (около 7%) оказалось одним из наименьших среди регионов, где в последние два года старые губернаторы заменялись на прямых ставленников федерального центра.

Но в любом случае падение результатов «партии власти» произошло и во многих из самых стабильных регионов, в том числе, и по сравнению с недавними региональными выборами. Это свидетельствует о том, что корень неуспехов единороссов лежит на федеральном уровне.

Одна из причин в том, что нынешняя кампания «Единой России» оказалась самой вялой за всю историю партии. В 2003 году единороссы также подходили к избирательной кампании весьма ослабленными. Тогда за несколько месяцев до выборов всерьёз обсуждался вопрос о  способности этой партии взять первое место, которое могла занять и КПРФ. Но единороссов спасла активная кампания. Аресты по делу «оборотней в погонах», начавшиеся в июне 2003 года под эгидой главы МВД Бориса Грызлова, перехват части антиолигархических и социальных лозунгов у оппозиции, кампании против ряда непопулярных чиновников в регионах принесли свои плоды. В 2007 году свою лепту в победу единороссов внесли не только ресурс и личность Путина, но и анонсированные президентом ранее национальные проекты.

В 2011 году власти могли бы перехватить инициативу у оппозиции. Во-первых, организовав новую показательную антикоррупционную кампанию. Причём, ей достаточно было быть широко освещаемой, проходящей под эгидой властей, но не обязательно масштабной («дело оборотней», собственно, таким и было). Во-вторых, под эгидой ОНФ организовав замену самых непопулярных чиновников из муниципальных и региональных администраций. Не обязательно первых лиц. Всё равно такая чистка продолжала проводиться губернаторами, назначенными менее года назад, так почему бы не придать ей пропагандистский характер. Выполнение этих двух пунктов хоть частично сработало бы на опережение против знаменитого клише о «жуликах и ворах». В-третьих, выдвинув серию новых национальных проектов – конкретных предложений по самым волнующим население вопросам – в отношении ЖКХ, здравоохранения, борьбы с коррупцией и преступностью. В программе единороссов, представленной на проходившем 27 ноября 2011 года съезде партии есть ряд перспективных предложений. Например, о фиксации стоимости коммунальных один раз на три года впёред, что могло бы выбить из рук оппозиции, использующей страх населения перед постоянным ростом таких платежей, ещё один козырь. Но эти идеи в документе пока тонут в море общих фраз.

Не будем забывать, что результат 2007 года для «партии власти» – скорее редкая удача, чем норма. Ей не удавалось ни достичь его раньше, ни конвертировать в аналогичные успехи на региональных выборах позже. Это закон для «партий власти» - обычно популярность этих структур, своеобразных «бэк-офисов» исполнительной власти в политическом пространстве, всегда ниже популярности руководителей этих органов. Но, даже, несмотря на это, резервы для роста у единороссов были. Вполне вероятно, что в ближайшие годы наиболее популярные и сильные губернаторы будут добиваться больших результатов для «Единой России» в своих регионах, чем было на нынешних федеральных выборах.

Отметим, что нынешние проблемы «Единой России», скорее всего, сделают более востребованными прокремлёвские молодёжные движения. Большинство лидеров этих движений, ранее ставших депутатами, в списки единороссов на этих выборах не попали. Но уже для противодействия возможным выступлениям оппозиции в день выборов в Москве проводили свой форум «Наши». Видимо, в ближайшие годы привлечение молодёжных движений для собственных уличных акций и противодействия оппозиции будет возрастать.

Медведев не зря вспомнил о возможности возвращения смешанной системы для федеральных выборов. Всем известно, что на постсоветском пространстве она всегда работает на «партии власти». Проблема в том, что вернуть её на федеральном уровне к этим выборам Кремль пока не мог, поскольку на выборы по округам могли оказывать влияние старые региональные элиты, ещё имеющие такие возможности во многих регионах. Но в ближайшие несколько лет этот фактор будет сходить на нет, тогда и выборы в Госдуму по одномандатным округам могут вернуть.      

Разный вкус победы

Как мы и прогнозировали в июне, вопреки мнению части экспертов, прошедшие за последние несколько лет кадровые чистки в региональных отделениях КПРФ не привели к снижению поддержки этой партии. Избиратель голосует за неё не из-за симпатий к конкретным функционерам. Эта партия становится знаменем протеста против региональных проблем в тех областях, где она укоренена лучше, чем другие оппозиционные силы, и знаком  выражения скепсиса против федеральной власти в ряде крупных городов. И действительно, в тех регионах, где исход части видных функционеров и внутрипартийные кадровые чистки стали достоянием общественности КПРФ всё равно увеличила своё влияние (Москва, Санкт-Петербург, Красноярский и Ставропольский края, Челябинская область). При этом, если в течение 2000-х годов КПРФ частично компенсировала потери поддержки в ряде бывших аграрных регионах «красного пояса» укреплением позиций в крупнейших городах и территориях северо-запада, теперь оба процесса шли параллельно.

«Справедливая Россия» успешно смогла войти на оппозиционное поле. Запоминающиеся рекламные ролики и печатная продукция, где упор делался на конкретные проблемы каждого региона, помогли ей обратить на себя внимание. Отметим, что прошлое её лидера в качестве главы Совфеда вызывало недоверие к этой партии у части оппозиционных избирателей, а развеять его до конца не хватило времени. Пока у справороссов неплохие перспективы роста. Если бы у них были возможности для более длительной и масштабной кампании, многие избиратели, ныне отдавшие голоса КПРФ, перешли бы на их сторону.

ЛДПР тоже улучшила свой результат, но гораздо меньше, чем коллеги по оппозиции. Эта тревожная для партии тенденция проявилась ещё на федеральных выборах 2007-2008 годов. Например, в условиях, когда среди кандидатов в президенты осталось только два оппозиционных с шансами на серьёзный результат (Зюганов и Жириновский) лидер КПРФ, несмотря на скептическое отношение к нему даже многих однопартийцев,  выступил значительно лучше своей партии, а вот его коллега из ЛДПР не достиг схожего успеха. Объяснение очевидно – рост протестных настроений происходит больше за счёт образованных слоёв в больших городах, которым ближе КПРФ или справороссы.

Однако подлинным прорывом эти выборы стали для «Яблока». В электоральном смысле её успех вполне объясним. Дистанцирование ведущих либеральных политиков от кампании «Правого дела» в начале сентября превратило «Яблоко» практически в монополиста на либеральном поле. Сравнивая результаты выборов в 2007 и 2011 годах, можно увидеть, что рост результатов «яблочников» в самых успешных для него регионах почти равен разнице между результатом СПС 4 года назад и «Правого дела» сейчас. Важнее другое. Если несколько лет назад «Яблоко» часто не допускали до региональных выборов,  сегодня у её активистов появился плацдарм в заксобрании Санкт-Петербурга и есть шанс обрести такой же на следующих выборах в Мосгордуму. Усиление «Яблока» объективно отвечает интересам Кремля, так как гарантирует рост конкуренции в оппозиционной среде. Ведь в городах социал-либералы «яблочники» могут играть на поле и справороссов, и (частично) коммунистов.

Сегодня всё чаще говорится о возможном союзе различных партий против единороссов. Однако до сих пор там, где такие партии имеют хороший ресурс, напротив, увеличивалась конкуренция в этой среде и желание ослабить коллег по оппозиции. Вспомним уходящий состав Заксобрания Санкт-Петербурга, где коммунисты голосовали вместе с единороссами за отзыв Сергея Миронова.

Если на справороссов не будет оказываться слишком жесткого давления властей, мы в ближайшие годы станем свидетелями жесткого соперничества между ними и коммунистами за оппозиционных избирателей крупных городов.

Не всё оппозиции «масленица»

Для того, чтобы показать, настолько ли большой потерей стали нынешние выборы для Кремля, приведём наглядный пример. Среди знакомых автору этих стирок оппозиционных политологов и журналистов большинство, конечно, было обрадовано более низким результатом единороссов, чем 4 года назад. Но были и такие, кто, при всей нелюбви к «медведям», в ночь выборов был просто в бешенстве… из-за успехов системной оппозиции. Для них гораздо желаннее был максимально высокий официальный результат единороссов при сверхвысокой же «нарисованной» явке. Тогда можно было бы надеяться на недовольство граждан, увидевших, что официальные итоги выборов кардинально противоречат царящим вокруг них настроениям. Конечно, вряд ли в этом случае имел бы место массовый выход возмущенных граждан на улицу, но частичная делегитимизация власти могла бы произойти. Не пойдя по пути заоблачных официальных итогов, власти вновь (хоть может и не вполне осознанно) спутали карты своим оппонентам. Кремлём был сыгран гамбит. В обмен на выпуск пара на парламентских выборах была подтверждена легитимность всей системы власти и разряжена обстановка к президентским.

Это вполне соотносится с российскими политическими традициями. Хронологическая близость парламентских и президентских выборов делает первые репетицией вторых. Точнее, своеобразной политической «масленицей» перед Постом. На парламентских выборах избиратель выплескивает все свои протестные настроения, на президентских, воспринимаемых, как более серьёзные, делает выбор гораздо осторожнее. Именно поэтому у кремлёвских кандидатов в президенты (даже у сверхнепопулярного Ельцина образца 1996 года) результаты всегда выше, чем у «партий власти».

Исполнительная власть, если она действует, всегда имеет преимущество перед оппозицией. Именно поэтому даже на европейских и американских выборах есть примеры, когда активный кандидат правящей партии побеждал при очень плохих стартовых условиях. Вспомним навскидку Гарри Трумэна в 1948 году. Или Герхарда Шредера в 2002 году, приведшего свою почти обреченную партию к победе, проявив активность при борьбе с наводнениями в восточных землях. 

Поэтому все разговоры о втором туре президентских выборов с участием Путина – скорее красивое теоретизирование. Путин наберёт дополнительные проценты уже потому, что является действующим президентом. К тому же, электоральный ресурс власти вычерпан не до конца -  например, результаты в ряде республик, выборы в которых пользуются репутацией управляемых, на этот раз были ниже, чем в 2007 году. Путин вполне может привлечь голоса части избирателей ЛДПР, также ориентированных на «сильную руку».

Но у нынешнего премьер-министра есть шанс не просто уверенно победить, а заметно оторваться от результата единороссов. Это новые национальные проекты, которые сразу же должны облекаться в форму законопроектов, вносимых в Думу. Это жёсткие действия в отношении непопулярных региональных чиновников, но именно действия, а не слова. Возможно, громкие антикоррупционные процессы под эгидой власти (повторимся – их  может не быть много, но они должны быть резонансными).

Клише «консерватора» не мешало Путину ранее выступать с резонансными стратегическими инициативами, а сейчас лучший повод для таких проектов, если Кремль хочет переломить ситуацию. 

 

руководитель Центра анализа международной политики ИГСО Михаил Нейжмаков специально для ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Позиции России в мире за 2020 год:
62.3% Усилились
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть