Кто там шагает правой: национализм и либерализм в России

В продолжение статьи «Национал-либералы или правый марш хамелеонов», где обсуждались намерения партии «Правое дело» использовать ультранационалистические лозунги и символы и рекрутировать политиков из национал-патриотического лагеря, эксперты ИА REX ответили на новые вопросы.
10 августа 2011  14:29 Отправить по email
Печать

В продолжение статьи «Национал-либералы или правый марш хамелеонов», где обсуждались намерения партии «Правое дело» использовать ультранационалистические лозунги и символы и рекрутировать политиков из национал-патриотического лагеря, эксперты ИА REX ответили на новые вопросы. Чем вызвана такая мутация либерального списка? Может быть для того, чтобы пройти в Думу, она должна стать изнутри немного диктаторской, авторитарной и националистической? Может быть, примеряясь к суровой российской политической действительности, либерал совсем как в классической сказке Салтыкова-Щедрина постепенно перестаёт быть либералом? Или «разрешённый» сверху либерал — либералом быть не может? Может быть, российские пиарщики разучились продавать электорату либеральную адженду? Или либеральная программа просто не может быть востребована широкими массами российских избирателей, и они пытаются пройти во власть на волне возрождения русского национального самосознания? Вспомним Сагру и общественный резонанс этих недавних событий в российском обществе?

Олег Неменский — политолог, научный сотрудник института славяноведения РАН:

Система имитационной демократии, утвердившаяся в России, предполагает имитационные практики на всех уровнях политической жизни. Партии в России представляют интересы не избирателей, а определённых элитарных групп, но делят между собой электоральное поле «простого населения». И вот в том, как это поле будет поделено, возникает своеобразная игра, отдалённо напоминающая демократические процедуры. Политиков действительно волнует, «что думает народ», какие преобладают настроения, и какие лозунги могут быть восприняты им наилучшим образом. Это делается не с целью последующего выражения интересов соответствующей части избирателей, а для получения лучших позиций в своего рода карточной игре. Сейчас такой темой стал русский вопрос, и «русская карта» начинает пробиваться если ещё не в тузы, то, может, и в короли. И желание её заполучить вполне естественно.

Для националистов же участие в либеральном политическом проекте — вполне допустимое действие, если брать во внимание только аспект идеологический. Национализм как идеология не альтернативен либерализму, социализму и консерватизму, а предполагает быть необходимым союзником для каждого из них. В русской националистической среде есть большой запрос на национал-либеральную партию, и такая модель действительно может собрать неплохой урожай голосов. Однако есть одно большое НО. Для участия в таком проекте националистам надо закрыть глаза на реальность, то есть на то, что реальные интересы, которые стоят за этой партией, никаких состыковок с политической программой националистов не имеют и иметь не будут. Просто потому, что это не абстрактные либералы, а вполне конкретные группы влияния. Так что тут мы скорее видим просто использование деятелей националистической оппозиции в предвыборных целях. Впрочем, здесь нельзя исключать и осознанной цели по дискредитации потенциальных оппонентов.

Конечно, ситуация трудная, и в первую очередь с моральной точки зрения. Ведь в российской либеральной среде есть определённые нормы приличия, которые переходить не комильфо. А тут приходится. Ради дела, но всё же. Так что всевозможные эксцессы, внутренние конфликты, прямо противоположные заявления и т.п. в такой ситуации не должны вызывать удивления — они будут и дальше, пока не начнётся новый политический период, в котором можно будет со столь неудобными союзниками спокойно разойтись. Такая ситуация нормальна для политических союзов, имеющих не идейные основания, а чисто ситуативные, конъюнктурные. Впрочем, карточная игра азартна и иногда может преподносить сюрпризы.

Григорий Трофимчук — политолог, первый вице-президент Центра моделирования стратегического развития:

Никакой мутации российских либералов в сторону национализма — нет. Есть предвыборная попытка притянуть к себе внимание общества и прессы. Русский национализм — один из таких гарантированных способов; а для партии Михаила Прохорова, либерально-демократическая программа которой не интересна никому, кроме самих членов «Правого дела», — тем более. Естественно, это вполне может быть преподнесено как «раскаяние» части русских националистов, очарованных либеральными горизонтами, открытыми для них Прохоровым.

Не исключаю, что некоторые националисты, которые благодаря своим неадекватным лидерам ведут полунищенское политическое и социально-бытовое существование уже практически 25 лет, начиная со времён фронта «Память», будут готовы вписаться в структуры нового «Правого дела» за определённый оклад, и обвинять их в этом нельзя.

Сам лидер партии Прохоров, кроме некоторого фонового шума в российских СМИ, на этой теме себе ничего не прибавит. За спиной бизнесмена прочно стоит бэкграунд, который ни удалить, ни вырезать, ни взорвать ничем: Куршавель, покупки американских клубов, увеличение рабочей недели и т.п. Поэтому он наверняка поставил задачу перед привлечёнными пиарщиками, чтобы они смогли нивелировать этот страшный для избирателя ряд на любом материале. Поскольку пиарщики Прохорова — как раз из тех, кто занимается предвыборным мусорным «пиаром», а не информационным воздействием высшего типа, то сам бизнесмен потеряет на этом деньги, но нужной и точной рекламы не получит никогда.

Бизнесмены такого уровня постоянно трясутся над любой мелкой суммой, считая, что все вокруг их регулярно обманывают. Поэтому они никогда не находят нужного специалиста, тратят гигантские суммы на псевдо-профессионалов и в итоге теряют всё.

Андрей Давыдов — журналист:

Тут смешалось в кучу всё. И то, что наши либералы, вопреки нормальной градации, — правые. И то, что они вообще не либералы, а просто антикоммунисты. И то, что они даже не столько антикоммунисты, сколько против возрождения сильной самостоятельной России, ибо видят её только под крылом Запада. Одним словом — это западники.

И вот эти наши западники, сменив демократические лозунги на либеральные, попытались и на этот раз по обыкновению занять чужую нишу, вытесняя с правого фланга нарождающуюся национальную буржуазию и её идеологов. Но на этот раз это встретило сопротивление. Об этом говорит и стремление Бориса Титова создать подлинную правую партию в противовес Лже-Правому делу. А Партия Дела, собравшись влиться в партию Прохорова, выставляет множество условий, призванных развернуть её к национальным интересам.

При этом традиционные наши либералы несколько растеряны, они стремительно теряют влияние, а потому ищут опору. Наиболее радикальные из них отваживаются признать в ней националистические силы. Ибо все успешные буржуазные революции осуществлялись только под национальными знамёнами, а не мультикультурными и толерантными. Но такой союз или будет искусственным, а попросту — лживым, или вызовет новое размежевание. Ибо идёт естественный процесс разделения компрадорских интересов и национальных.

Марк Сандомирский — психолог и психотерапевт, кандидат медицинских наук:

Российское общество сегодня деидеологизировано. Либеральная идея давно потеряла свою яблочно-спсную популярность, коммунистическая идея тихо угасает, пока не почит в социуме окончательно вследствие естественной убыли сторонников. Общество пассивно и аполитично, общественные движения дремлют: правозащитное движение выродилось, экологическое — страдает местечковостью. Партия пенсионеров была тихо «слита» и отправлена на пенсию, в арьергард СР (бывшей РПЖ). Движения «несогласных» страдают малочисленностью и маргинальностью. Официально назначенная «системная оппозиция», помимо того, что никакой оппозицией не является, заражена бюрократизмом либо нарциссизмом. Прохоровское «Правое дело» пока ничем, кроме реалистичной инициативы Надеждина, себя не проявило.

Причём упомянутая инициатива — привлечение в ПД националистически настроенных членов — вполне обоснована и закономерна. Единственным реальным социально значимым движением «снизу» является хотя и разрозненное, неинституциализированное, но весьма многочисленное протестно-националистическое движение. Именно оно, с середины «нулевых» годов, канализирует недовольство населения. Это движение неизбежно националистическое — ибо поднимается, как на дрожжах, на волне из года в год растущей межэтнической напряжённости. И оно же волею судеб (точнее, наперекор усилиям властной элиты, позаботившейся о том, чтобы «зачистить» в публичной политике реальную оппозицию) является оппозиционным, поскольку объединяет разрозненные протестные настроения.

За исключением декларативно-популистских заявлений, в основном программы национал-патриотических движений содержат достаточно реалистичные требования: упорядочение миграции; признание беженцами русскоязычных граждан, вынужденно мигрировавших в Россию из бывших республик СССР (внешняя миграция) и региона Северного Кавказа (внутренняя миграция); профилактика этнической преступности; перераспределение бюджетных ресурсов с уменьшением дотирования кавказских республик; возрождение Министерства по делам национальностей; государственная пропаганда патриотизма.

Подобные требования, по разным оценкам, поддерживает порядка половины тех граждан России, которые считают себя русскими. Вот почему единственный шанс прохождения в Думу для «непроходных» партий — «оседлать» это неформальное движение, использовать собственную энергию масс.

Выдающийся российский психиатр Бехтерев писал, что людьми управляют коллективные рефлексы. Иными словами, как только для больших масс населения создаются определённые условия, они начинают действовать неразумно, подчиняясь слепому животному началу, инстинкту, потому что просто не могут иначе. Вот почему для психиатра очевидно: массовым сознанием управляют объективные законы. И определённые исторические условия закономерно повторяются с периодичностью этак лет в 70 (плюс-минус несколько). Приняв всё это в расчёт, нетрудно заметить, что наша социальная ситуация всё больше напоминает Германию образца 1933 года — с колоссальным всплеском националистических настроений и известными последствиями...

Главное сходство сегодняшней ситуации с дебютом немецкого национал-социализма в том, что у нас, как и в Германии 30-х годов, после крушения старого государства за прошедшие 20 лет выросло новое поколение. Поколение «молодых», возмужавших в условиях крайней социальной несправедливости, в условиях дикого расслоения общества, ужасающей пропасти между нищетой и «потерянными жизнями» большинства народа и сверхбогатством малочисленной верхушки.

И власти для разрядки напряжённости в обществе не остаётся ничего иного, как «канализировать» ставшее очевидным недовольство масс. Направить его на «конкретных виновников». Вот тут-то и срабатывают древние, первобытные инстинкты. Сбиваясь в «звериные» стаи, люди дичают, опускаясь до первобытного уровня. Повинуясь стадному инстинкту, они начинают искать «сильную руку» или «вожака», который сплотит их и возьмёт на себя моральную ответственность за то, что поведёт на расправу с «врагами» — для удовлетворения инстинкта агрессии. Последствия очевидны.

Совпадения бросаются в глаза. Разница только в том, что немецких политиков изначально вдохновляла бредовая идея мирового господства, у нас же пока речь может идти лишь о навязчивой идее «наведения порядка» внутри страны. Но это — только начало...

Усугубляют ситуацию недавние теракты, одной из очевидных целей организаторов которых является разжигание межнациональной розни, подталкивание всплеска националистических настроений. Что уже и происходит.

Решение проблемы в том, чтобы государство перестало стыдливо замалчивать растущую популярность «национальной идеи», не пыталось игнорировать настроения народа, а предоставляло этим настроениям цивилизованное русло для развития — в рамках правового государства. Иначе говоря, от национализма этнического, провоцирующего в обществе кризис вследствие столкновения узких интересов разных этнических групп, перейти к «национализму государственному», способствующему консолидации этого самого общества вокруг идеи общегосударственного «выживания». При этом «государственный национализм», естественно, следует понимать не как потворство экстремизму и ксенофобии (которая в связи с недавними терактами, похоже, доходит у нас уже до уровня массового психоза). И не как протекционизм в отношении титульной нации. А главным образом как опора на все здоровые силы общества, считающие себя россиянами по менталитету и выступающие в поддержку общероссийских государственных интересов.

Нельзя сказать, что государство остаётся глухо и слепо к описанным проблемам. Но, идя медлительной бюрократической поступью по проторенной дороге, вновь и вновь оправдывает озвученный одним из бывших премьеров основополагающий принцип нашей государственности: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Запретить деятельность экстремистских организаций, являющихся «рассадником национализма», как заявил президент на расширенном заседании правительства 13 сентября? Но практически прекратить деятельность подобных структур нереально. Они будут расти как грибы, маскируясь до поры до времени под организации спортивные, культурные и прочие. Или запретить только на словах, а на деле разрешить под строгим и неусыпным контролем Кремля?

Сергей Сибиряков — координатор международной экспертной группы ИА REX:

Вообще-то в России и США под термином «либералы» понимаются совершенно противоположные политические понятия. Так электоральный географ из Вашингтона Александр Киреев в статье «Анализ политических предпочтений профессуры в США» описал эту разницу. «Я бы несколько детализировал, кто считается в США либералами и кто консерваторами, для читателей из стран СНГ, которые могут не совсем верно это понимать. Ведь на постсоветском пространстве почему-то либерал — слово почти ругательное? В России либералы ассоциируются с правыми политиками времён Ельцина (Чубайс, Гайдар, Немцов, Явлинский). В то время как в США под либералами понимаются левые, и даже социалисты», — отметил эксперт. В последнее время в России, с появлением новых лиц на правом политическом поле, ситуация с терминологией ещё больше запуталась.

Правые — либералы в российском понимании этого слова, уже 20 лет в России правят бал. Кудрин и Шувалов — разве левые? И всё это время так называемой «модернизации» России насильственным путём ей навязывают либеральные идеи, а «электорат» на это не клюёт. Поэтому в виде некоторых «обманок» периодически предлагались во власть разные «Демократические России», «Их Дома России». Не получилось. Предложили под видом «центристов» «Единую Россию». Вроде бы получилось, но опять, как бы «понарошку» всё происходит. Руководитель партии — не является её членом! Чтобы как-то выкрутиться — организовали «Общенародный Фронт». Совсем запутались. «Правые» у власти, а «правового» решения, юридически оформленного подтверждения этого факта, нет. Что же касается националистической составляющей «правого» движения, то она всегда была и будет двойственной. Вспомним Михаила Ходорковского с его несколькими электоральными «яйцами-корзинами». Для них все средства хороши. Опять же — когда всё хорошо. А как начинают пробуксовывать — и к фашизму скатятся, а то гляди и к имитационному «социализму» переметнутся, лишь бы остаться у власти.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
США ведут с Россией холодную войну. Будет ли мир?
79.8% Нет
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть