Москва и Пекин поддержали операцию Анкары «БРИКС»

Политолог Тарасов объяснил, зачем Турция вновь поднимает тему вступления в БРИКС
10 июня 2024  22:08 Отправить по email
Печать

В Нижнем Новгороде проходит саммит глав МИД стран – членов БРИКС в расширенном формате с участием группы дружественных России государств, не входящих в это объединение. В общей сложности в столицу Приволжья съехались делегации из 20 стран и форум проходит в рамках председательства России в БРИКС. Они обсуждают пути сотрудничества и укрепления международных связей в рамках подготовки к октябрьскому саммиту БРИКС в Казани. Кстати, нижегородская встреча проходит по горячим следам обсуждения темы БРИКС на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ). «Стремление заинтересованных партнеров на развитие контактов с БРИКС на разных континентах мы, конечно же, приветствуем и будем поддерживать», – говорил в Санкт-Петербурге президент России Владимир Путин, указывая на то, что объединение имеет большой потенциал роста. Он напомнил, что в этом году в ряды БРИКС влились Саудовская Аравия, Иран, ОАЭ, Египет и Эфиопия. Теперь вроде бы в эту международную структуру прорывается Турция.

Разговорный союз «вроде бы» в смысле «как будто» используется нами не случайно. Для этого есть причины. Дело в том, что накануне с визитом в Китае побывал министр иностранных дел Турции Хакан Фидан. Там он выступил в Центре Китая и глобализации на конференции с публичной речью под названием «Турецко-китайские отношения в меняющемся мировом порядке». Он заявил: «Хотя у нас есть Таможенный союз с ЕС, мы также изучаем новые возможности сотрудничества с различными партнерами на таких платформах, как БРИКС. В этом отношении я с нетерпением жду участия во встрече БРИКС в России на следующей неделе».

В этой связи ведущие турецкие эксперты заявили, что «в его речи не было указаний на то, что Турция хочет стать членом БРИКС», и что Фидан говорил только о «поиске новых возможностей сотрудничества» с БРИКС. При этом они указывали на то, что выступление Фидана «проходило в закрытый режим и должно было оставаться конфиденциальными». Однако камеры продолжали запись, несмотря на предупреждения турецкой делегации. Во время этой части Фидана спросили: «Хотели бы вы присоединиться к БРИКС?». Он дал нейтральный ответ: «Если это в интересах Турции, почему бы и нет?». Эти слова были поданы в South China Morning Post как то, что «Анкара хочет стать членом БРИКС», а через несколько часов пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил: «Мы приветствуем интерес Турции и вынесем этот вопрос на повестку саммита». «Эта ситуация, – пишут турецкие эксперты, – привела к дипломатическому переполоху». Они также утверждают, что главной целью визита Фидана в Китай было посещение провинции Синьцзян, где живут тюрки-уйгуры и что он стал самым высокопоставленным турецким чиновником, посетившим эту провинцию спустя 12 лет.

Но это не все. Обозреватель турецкой газеты Aydinlik Хакан Топкурулу, комментируя слова главы турецкого МИД Фидана об интересе Анкары к БРИКС, объясняет это тем, что она сейчас добивается получения западных «горячих денег» для решения проблем экономики и «операция БРИКС» задумана для более активного маневрирования с западным «блуждающим капиталом». По данным ЦБ на 24 мая 2024 года, объем таких денег уже вырос до $57 млрд и страна попала в «ловушку горячих денег». Поэтому, по всем признакам, Турция запустила свой пробный шар по поводу членства в БРИКС в год российского председательства в этом объединении, что может рассматриваться и как политический жест в сторону США и ЕС, призванный поднять ставки в большой игре с Западом.

И прежде Турция прибегала к таким приемам. Шесть лет назад турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган также говорил о желании Турции стать членом БРИКС, намекая, что эта структура «является хорошей альтернативой ЕС», и предлагал даже переименовать объединение в БРИКСТ. В феврале нынешнего года об этом говорил и Фидан, заявляя, что «Анкара не собирается ждать, когда ее примут в Евросоюз» и будет искать иные «исторические пути». Но воз и ныне там. Тем не менее он принял участие в работе нижегородского саммита.

Не исключено, что Анкара рассматривает возможность вступить в БРИКС на правах страны-партнера, что вносит дополнительную интригу в спор о критериях приема будущих членов. В отличие от других членов или потенциальных кандидатов, Турция гораздо более тесно встроена в евроатлантическое сообщество. К тому же это ее ни к чему особенному не обязывает. Турецкий политолог, профессор Хасан Унал считает, что «вхождение в эту организацию не потребует выхода Анкары из блока НАТО и отрыва от западного мира, но она может получить экономическая гибкость и стратегическую автономию во внешней политике, стать более эффективным и заметным региональным и глобальным центром силы».

С другой стороны, какой-никакой даже символический разворот Анкары от Запада в сторону коллективного Юго-Востока является определенной дипломатической победой. По совокупному ВВП БРИКС уже обгоняет Западный мир во главе с США, и есть целая очередь из десятков новых желающих присоединиться к ней, хотя у струкуры нет единой экономической и политической платформы. Но сейчас решаются пока только тактические вопросы, ведь речь идет о принципиально новом сценарии многополярной концепции развития и интеграции и создается формат «государство – партнер БРИКС». Так что главные события еще впереди.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.3% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть