Информационная бомба от российского чиновника в МВФ

Дежавю: мир переживает канун нового мирового финансового кризиса?
3 мая 2024  15:17 Отправить по email
Печать

Исполнительный директор от России в МВФ Алексей Можин дал интереснейшее интервью РИА «Новости», в котором раскрыл многое из того, что составляет «внутреннюю кухню» МВФ и того, что именуется «мировой валютной системой», стоящей по его мнению, на грани краха. Обстановку в МВФ он характеризует как предельно «политизированную», заточенную на противостояние с Россией, и приводит в пример срыв российского участия в весенней министерской встрече МВФК – Международного валютно-финансового комитета. Заодно это привело к тому, что не состоялась встреча в формате представителей минфинов и ЦБ стран БРИКС. Сопровождающим чиновников-заместителей глав обоих наших ведомств Вашингтон визы выдал, а им самим – нет. И на этом основании российскую делегацию еще и лишили слова: «от вас же никого нет».

Далее в интервью подчеркивается, что в очередной раз не было согласовано итоговое коммюнике, замененное заявлением председателя. Причина: стремление западных участников МВФК включить в документ прямые нападки на Россию, а когда это не прошло, и были придуманы компромиссные формулировки – и по Украине, и по Газе – ряд мелких европейских стран заблокировал такой текст из-за отсутствия претензий к нашей стране. Поучаствовала в блокировке и одна, не называемая мусульманская страна, настаивавшая на включении прямой ответственности Израиля за палестинский гуманитарный кризис.

Следующая проблема, которая вызывает возмущение Можина, — отношение в МВФ к долгам стран-участниц, среди которых обсуждение ведется только в отношении бедных стран, но вопрос замалчивается, когда дело касается государств с высоким доходом, при том, что долги зашкаливают, как говорит российский представитель, именно в последних. Здесь мы начинаем подходить к главной теме интервью – заявлению, что в случае краха доллара и мировой валютной системы перехватить ситуацию может БРИКС, способный быстро и недорого предложить альтернативную систему, основанную на корзине валют стран-участниц объединения. Сенсационной выглядит информация, что данный вопрос уже прорабатывается, надо полагать, еще при «живом» долларе, и это может означать, что в случае, если Запад свою падающую систему сохранит, БРИКС может уйти в автономное плавание. И сформировать свою систему институтов, альтернативную западному тому, что автор этих строк именует «коллективным мировым центробанком» - триумвиратом МВФ, группы Всемирного банка и стоящего за ними Банка международных расчетов (БМР). Оговоримся: об этом в интервью ни слова. Но намек вполне прозрачный. В частности, прямо говорится, что:

В случае краха доллара и международной валютной системы потребуется делать из указанной учетной единицы БРИКС уже настоящую валюту с обеспечением биржевыми товарами.

Поясним, о чём идёт речь. Сейчас в МВФ существует учетная единица SDR – Special Draw Rights, Специальные права заимствования – безналичная электронная валюта, которая используется внутри фонда при кредитных расчетах. SDR сформированы корзиной из пяти валют: доллар ФРС (именно так, а не «США») – около 42%, евро – почти 31%, юань – почти 11%, иена – более 8%, фунт стерлингов – 8% с небольшим «хвостиком». Проект, обсуждаемый в БРИКС, – такая же внутренняя безналичная учетная единица, пока без названия, так же составленная из «корзины» пяти валют. Но уже, по словам Можина: юань – 40%, рупия – 25%, рубль и реал (Бразилия) – по 15%, ранд ЮАР – 5%. Одинаковые доли доллара и юаня в той и другой системах указывают и на главную резервную валюту в том и другом случае. При замене системой БРИКС существующей системы все остальные валюты, имеющие доли в новой «корзине», становятся резервными. При такой замене, которая, оговоримся, произойдет лишь при обвале доллара, а за ним и всей валютной системы, Можин, как видим, указывает на то, что настоящая [мировая резервная] валюта должна быть с биржевым товарным обеспечением, и именно в Китае такие биржи и возникают. К «биржевым» товарам финансист относит нефть, зерно, золото, другие металлы, древесина и пр.; отдельно он указывает на резкий рост цен на золото, как на индикатор избавления стран от доллара, ускорителем которого послужила заморозка, с перспективами конфискации, российских активов. Все понимают, что такое может произойти с каждым. Плюс из доллара бегут, возвращаясь к проблеме долга, ввиду наращивания его объема в США, где во избежание шатдауна практически ежегодно поднимается «потолок» госдолга, достигший астрономической, неотыгрываемой суммы в 34 трлн долларов.

Итак, фиксируем. Во-первых, проект альтернативной валютной системы с юанем в виде мировой резервной валюты уже прорабатывается на уровне БРИКС. Во-вторых, существуют два варианта реализации этого проекта. Один связан с сохранением МВФ и его учетной единицы SDR в нынешнем виде, и тогда, если компромисса в углубляющемся геополитическом противостоянии между Западом и Востоком не отыскивается, БРИКС создает параллельную систему, и мир делится надвое, как это было в послевоенные годы. Другой вариант – если доллар и вся выстроенная на нем система «наворачиваются», то параллельная система БРИКС замещает прежнюю, занимая принадлежавшие ей позиции в существующих институтах, в данном случае речь идет об МВФ. Теперь вопрос: что именно означает слово «наворачивается»?

Можин предельно корректно, можно сказать завуалировано, отвечает и на этот вопрос. И именно этим интервью интересно в первую очередь.

Американский доллар играет ключевую роль в том, что называется международной валютной системой, [которая] держится на доверии к тому, что долларовые активы являются безопасными. …Главный вопрос – что собираются делать с …госдолгом богатые страны, например, США. …Положение безвыходное. Какие здесь опции? Первое: …достичь первичного профицита…, и медленно сокращать госдолг в сочетании с неизбежной рецессией. Вторая возможность: …вырасти из долга за счет роста экономики… Третья: обесценить госдолг при помощи инфляции, как это сделали после окончания Второй мировой войны американцы и британцы… Четвертый вариант – ничего не делать и смотреть, как этот долг бесконечно растет по опыту Японии. [Но] японская экономика больше 30 лет не растет.

Американская сторона, по словам российского представителя, не хочет вопрос госдолга форсировать и предпочитает последний, «японский» вариант. Однако не все так просто.

Еще есть самый отвратительный пятый вариант – это односторонняя реструктуризация американского долга, при которой власти объявят обязательный обмен старых гособлигаций на новые с другими условиями, более длительным обращением и низкими процентами. Если они это делают для всех владельцев облигаций, то сразу убивают свои же банки, которые являются крупными держателями бумаг минфина США. Поэтому более вероятен вариант, при котором это сделают только для иностранных держателей государственных облигаций – центральных банков всех стран мира. Что будет уже совсем за пределами добра и зла.

Вот оно! Это и есть вариант краха мировой системы или, строго говоря, глобального дефолта. Ради этой мысли – все это интервью. Это – главное! Но! Почему такой вариант допускается? Для ответа на этот вопрос выходим за рамки интервью и переходим в историческую плоскость того, что такая попытка УЖЕ (!) предпринималась, но была опровергнута именно усилиями – еще не БРИКС, который только оформился по итогам тех событий, в 2009 году, но – России и Китая. Хронология следующая. В канун намеченного на 1 апреля 2009 года второго саммита «двадцатки» в Лондоне президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с идеей новой мировой резервной валюты. Тогдашний российский президент Дмитрий Медведев его поддержал и включил это предложение в российские инициативы к «двадцатке», имея в виду «материализовать» SDR. Третьим, кто выступил на эту тему, стал тогдашний глава Народного банка Китая (НБК) Чжоу Сяочуань, предложивший сделать такой валютой юань. Далее важна динамика. Российские предложения с этим пунктом были обнародованы 16 марта, за две недели до саммита. А уже 23 марта, за неделю до него, все три «финансовые» власти США резко высказались против – президент Барак Обама, глава ФРС Бен Бернанке, глава минфина Тимоти Гайтнер. Результат: в Лондоне эта тема развития не получила.

Что произошло, и в целом, и в частности? Во-первых, «двадцатка» создавалась заблаговременно, именно под будущий кризис, в 1999 году в формате глав минфинов и центробанков, а с началом кризиса, в 2008 году, была переведена в формат глав государств и правительств. Значит, это был план, в котором кризису отводилась определенная роль. Какая? Во-вторых, кризису предшествовало Техасское соглашение марта 2005 года о создании за счет объединения США, Канады и Мексики нового супергосударства - Северо-Американского союза с новой единой валютой амеро, которые уже были напечатаны и даже представлены. Из этого следует, что был разработан план замены доллара на вершине валютной пирамиды. Чем? Техасское соглашение, подписанное двумя президентами и премьер-министром, содержало еще один пункт: о создании Трансатлантического союза, причем, к 2015 году и уже со своей валютой, не евро и не амеро. Утечек не было, но что-то подсказывает, что на эту роль номинировался «старый добрый» фунт стерлингов. Поскольку напрямую соединить валюты двух берегов Атлантики, кинув остальной мир, означало бросить ему вызов, спецоперацию замаскировали, договорившись с тогдашними «комсомольскими» властями Китая. Чжоу Сяочуань, как и Гайтнер, входил в банкирскую «Группу тридцати». Назарбаев же – известно, что «чистая» британская креатура. Сам об этом рассказал в своей книжке «Евразийский союз: идеи, практика, перспективы, 1994-1997», поместив текст своего первого выступления на тему ЕАС в Chatham House, откуда только поехал с этой идеей в Москву.

То есть «двадцатка» выводилась на Олимп под глобальный дефолт. И все должно было состояться 1 апреля 2009 года, символично, что в британской столице. Однако предварительная засветка темы, державшейся в строгом секрете, спутала все карты, и в США решили, что всему плану подготовлена ловушка (возможно, она действительно была, но этими данными мы не располагаем). Американский отказ обнулял смысл кризиса, который затевался под дефолт, с заблаговременным созданием под него даже целых институтов, вроде «двадцатки». Проект рухнул. Вместо дефолта «двадцатка» создала при Банке международных расчетов Совет финансовой стабильности (англоязычная аббревиатура – FSB, и Владимир Путин, тогда премьер, пошутил в том смысле, что «Куда ж без ФСБ?»). Задачей совета стало заливание кризиса свеженапечатанными инфляционными деньгами в рамках программ QE. В России и Китае тем временем к власти пришли Путин и Си Цзиньпин, а вялые попытки реанимации проекта, которыми стали Транстихоокеанское и Трансатлантическое партнерства, были похоронены Дональдом Трампом.

А теперь – обратно к тому, о чем рассказал российский чиновник при МВФ финансист Можин. «Отвратительный пятый вариант», который «за пределами добра и зла», — это как раз и есть проект возврата к «дефолтной» диспозиции кризиса 2008-2009 года. А обнародованная Можиным информация о наличии альтернативного проекта БРИКС – та самая «ловушка», которой тогда, при власти в Китае Ху Цзиньтао, скорее всего не было, а сейчас, при Си Цзиньпине, она появилась в рамках теснейшей российско-китайской координации. Видимо, как и тогда, у Москвы и Пекина появился достаточный объем информации о подлинных планах глобалистских элит, и эти планы вновь перехватываются. Тогда это было сделано, не исключено, что с помощью блефа, на который Запад клюнул, «кишка тонка» оказалась, а сейчас – реального проекта. Либо прямого замещения Запада в МВФ, либо создания параллельного, восточного МВФ, ставящего крест на любой глобализации, а Запад – в положение стороны, чьи институты проигрывают конкуренцию Востоку, создающему свои институты, после чего западные институты не стоят ломаного гроша. (Почему они его «не стоят» – см. сравнительную динамику ВВП «семерки» и БРИКС, приведенную Путиным в интервью Такеру Карлсону). Нынешнее расширение БРИКС с сохранением в будущей новой «корзине» валют только пятерки стран-основательниц, включая Россию, – недвусмысленная демонстрация Западу с позиции силы. И одновременно ультиматум. Или Запад согласен «подвинуться», а его гегемония уступает место многополярности, конкретно, киссинджеровскому треугольнику Россия – Китай – США. Или БРИКС, расширяясь на все континенты, оставляет Запад на глубокой периферии глобальной изоляции в своем европейско-североамериканском «гетто».

Геоэкономический аспект этого ультиматума, возможно, — решения будущего июльского «экономического» пленума ЦК КПК, создающего в нижнем течении Янцзы международный кластер, способный затмить междусобойчик Нью-Йорка и Лондона. Геополитический – ход СВО, который показывает, что у Запада более нет возможности, как обычно, разрешить «дилемму» своего бытия развязыванием мирового военного конфликта. И последнее. Можин вообще-то закрытый человек, который публично выступает редко. И это, учитывая тональность интервью, в котором негативные эмоции в адрес действий Запада непривычно перехлестывают, — показатель неслучайности появления этого материала именно сейчас. Глобальная «Большая Игра», судя по всему, приближается к кульминации. Как писал Ф.И. Тютчев,

И счастлив тот, кто посетил

Сей мир в его минуты роковые.

Его позвали всеблагие

Как собеседника на пир.

Собственно, и многие другие признаки показывают, что Рубикон – за ближайшим поворотом. Посмотрим.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.2% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть