Пекин и Вашингтон договорились «управлять» противоречиями

Взаимодействие Китая и США в отдельных вопросах не отменяет противоположности геополитических векторов
29 января 2024  16:18 Отправить по email
Печать

В тайском Бангкоке прошла двухдневная встреча главы МИД и партийного куратора внешней политики КНР Ван И с советником президента США по вопросам национальной безопасности Джейком Салливаном. Важно понимать, что в качестве руководителя Комиссии ЦК КПК по иностранным делам, Ван И наделен полномочиями лица, отвечающего за вопросы безопасности, которые в США находятся в ведении СНБ, а у нас в России – Совбеза. Центральным итогом обсуждения, в ходе которого зафиксированы и подвижки, и непролазные тупики, в зависимости от конкретных тем, стало «управление» отношениями – традиционная формулировка, которой придерживаются обе стороны. Только Вашингтон интерпретирует ее как «управление конкуренцией», а Пекин – «управление противоречиями».

По итогам встречи совместного коммюнике не было; стороны обнародовали собственные заявления, в которых согласились с успешностью и плодотворностью переговоров, но разошлись в ряде оценок. Главное достижение, как это фиксируется мировыми СМИ, — согласие на продолжение диалога; в наступившем году утвержден ряд контактов. Так, лидеры двух стран – Си Цзиньпин и Джо Байден – весной проведут телефонный разговор, в Пекине ожидают с визитом госсекретаря Энтони Блинкена, расширятся и контакты по линии военных ведомств. Вслед за телефонным разговором шефа ОКНШ Чарльза Брауна и начальника Объединенного штаба ЦВС Китая Лю Чжэньли, а также визитом в США на встречу с представителем Пентагона Майклом Чейзом зампреда ЦВС Сун Яньчао может возобновиться и диалог министров обороны. Однако тут загвоздка. Несмотря на договоренность лидеров двух стран в Сан-Франциско разблокировать контакты по военной линии, прерванные китайской стороной после провокационного визита на Тайвань в августе позапрошлого года спикера нижней палаты Нэнси Пелоси, процесс застопорился. Сначала долгое время вакантным был пост министра обороны КНР; Дун Цзюнь занял его только в конце декабря, примерно в те же сроки, как скандально «исчез с радаров» шеф Пентагона Ллойд Остин. Официальная информация о состоянии здоровья и карьерных перспективах американского министра не распространяется, поэтому непонятно, когда и с кем будет встречаться Дун: возможно, уже с новым министром, если Байдену придется под давлением Конгресса Остина сдать, чего он явно не хочет.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

Что действительно сдвинулось с места? Во-первых, тема борьбы с наркотиками, обсуждение которой с Вашингтоном Пекин в свое время прервал также из-за вояжа Пелоси. Учитывая настоятельные просьбы США, китайская сторона пошла навстречу в Сан-Франциско, согласившись не только разблокировать диалог, но и нажать на китайских производителей химических реактивов, которые поставлялись в Мексику. А там, ввиду внутренних коррупционных проблем, попадали в руки наркокартелей и использовались для производства фентанила, заполонившего американский «черный рынок». Наблюдатели подчеркивают, что Пекин выполнил свое обещание, и соответствующие службы США отмечают стабильное сокращение нелегальных поставок «зелья» из Мексики. Уже завтра в Пекин прибывают американские участники рабочей группы по борьбе с оборотом наркотиков, которые проведут первую встречу с ожидающими их китайскими коллегами. Во-вторых, подтверждены предварительные договоренности по взаимодействию в сфере искусственного интеллекта. На весну запланирован официальный диалог на эту тему, и здесь, очень похоже, что на зеркальные уступки, в обмен на китайское противодействие наркобизнесу, пошла уже американская сторона. Как сообщают некоторые СМИ,

Еще в июле и октябре прошлого года в Женеве состоялись две конфиденциальные встречи между представителями американских компаний в сфере ИИ OpenAI, Anthropic и Cohere с представителями ряда китайских научных институтов, специализирующихся в этой области.

Можно предположить, что речь идет о том, что США найдут способы обойти собственные ограничения на поставки в Китай инновационных микрочипов и схем.

На фоне определенных подвижек в «отраслевых» вопросах в глаза бросается предельная сдержанность сторон, когда они комментируют итоги обсуждения тем, касающихся геополитики и мировой расстановки сил. Ван И и Салливан, по оценкам экспертов, обсудили практически все основные темы этого ряда – конфликты на Украине и Ближнем Востоке, ситуацию в Южно-Китайском море (ЮКМ), противостояние на Корейском полуострове, внутренние события в Мьянме. Признаков сближения позиций не отыскивается, что полностью подтверждает недавние, программные, на наш взгляд, выводы, сделанные в интервью The Daily Telegraph экс-генсеком НАТО Джорджем Робертсоном, который считает, что в мире завершается формирование противостоящих друг другу военно-политических коалиций или даже блоков. Один из них – коллективный Запад во главе с США и НАТО, второй – континентально-евразийский альянс России, Китая, КНДР и Ирана.

Очень сложным, по экспертным оценкам, для Ван И и Салливана оказался вопрос ситуации в Красном море. Вашингтон пытается добиться от Пекина воздействия на Иран, имеющий влияние на йеменских хуситов. Цель - прекращение нападений на американские военные корабли и торговые суда, двигающиеся из Индийского океана в Средиземное море (через Красное море проходит до 12% мировой торговли). Однако в Пекине свое видение данного вопроса. Во-первых, Китай считает англо-американские удары по Йемену незаконными, грубо попирающими международное право. Как заявил на днях официальный представитель китайского МИД Ван Вэньбинь,

Совет Безопасности ООН никогда не давал разрешения на применение силы против Йемена, а суверенитет и территориальная целостность Йемена и других прибрежных стран Красного моря нуждаются в уважении.

Во-вторых, действия хуситов китайская дипломатия однозначно увязывает с противодействием израильскому геноциду палестинского населения Газы. Собственно, поэтому в Красном море все и началось. В силу этого тот же МИД КНР считает первоочередным условием урегулирования обсуждаемого транзита прекращение огня Израилем в Газе. Есть и аргумент «в-третьих», он не обсуждается, но хорошо понимается и держится в уме обеими сторонами. Речь идет о том, что активизируя конфликт с хуситским движением воздушными ударами по Йемену, Вашингтон и Лондон резко осложняют торговые связи Китая с партнерами в ЕС. Все четверо задействованных на маршруте крупных морских перевозчиков уже переориентировались на куда более дорогой и продолжительный по времени транзит вокруг Африки, и это наносит ущерб интересам Китая, обнаруживая игру, которую, невзирая на «мирные» заверения ведет против него Вашингтон. Совсем неслучайно Ван И прямо заявил Салливану, что все страны сталкиваются с вызовами национальной безопасности, но ответы на них не могут игнорировать интересы других стран и тем более отыскиваться за счет этих «других» стран. Тем более недопустимым, по мнению Ван И, является использование этой тематики для сдерживания и подавления развития потенциальных оппонентов.

Ну и, разумеется, далеким от идиллии было обсуждение тайваньской темы, по поводу которой китайская сторона еще раз довела до сведения американских собеседников, что это «красная линия» в отношениях Пекина не с Тайбэем, а с Вашингтоном. Ибо в Китае имеется четкое понимание, что за спиной сепаратистского режима стоит поддерживающие его США, и никакое сопротивления тайваньской администрации интеграционным тенденциям не могло бы их остановить, если бы не американское давление и военная помощь. То, что параллельно Ван И и Салливан рассмотрели вопросы Кореи и ЮКМ, доказывает, что в Пекине смотрят на тайваньский вопрос как на вплетенный в общий контекст военно-политического противостояния в АТР, и между тремя зонами потенциальных конфликтов в составляющих его регионах и акваториях существует тесная взаимосвязь.

Что касается конфликта на Украине, то подробностей о переговорах нет. Но хорошо известно, что Китай, у которого с февраля прошлого года имеется свой мирный план, категорически отворачивается даже от обсуждений так называемого «плана Зеленского», который поддерживается Вашингтоном. Китайская делегация в очередной раз не стала принимать участия в недавнем саммите «копенгагенского формата» в Давосе, а на его полях отказалась от встречи и переговоров с приехавшими на ВЭФ главарями киевского режима.

Нередко задают вопрос: чем обусловлена активизация китайско-американских контактов в последние полгода, после их почти годичной практически полной заморозки? Представляется, что решающим фактором здесь служат приближающиеся выборы в США, исход которых Китаю небезразличен, ибо исторически сложилось так, что диалог у Пекина лучше получается с представителями Демпартии, чем с республиканцами. Не меняется эта закономерность и сейчас, когда лидирующий у оппозиции Дональд Трамп заявляет о намерении проводить на китайском направлении свою прежнюю политику «торговой войны». Команда Байдена в этой ситуации видится Пекину наименьшим злом, которое по крайней мере не станет дальше загонять двусторонние отношения «в плинтус».

Главный вывод из встречи Ван И и Салливана, еще раз: компромиссная риторика и сочетание шагов, которые разблокируют ряд конкретных «отраслевых» тем диалога, с сохранением если не конфронтации, то «холодного» статус-кво в вопросах большой геополитики. По сути противоречия в этой сфере, весьма существенные, охватывающие весь спектр современных международных проблем, сохраняются и служат своеобразной визитной карточкой нашего непростого времени.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Как Вы относитесь к драпировке Мавзолея Ленина на Красной площади в Москве во время Парада Победы?
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
86.2% ДА
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть