Эпоха международной «романтики» закрыта: умер Генри Киссинджер

Ушёл мэтр политического реализма
30 ноября 2023  15:56 Отправить по email
Печать

Скончался Генри Киссинджер – сложная и противоречивая, очень влиятельная фигура. Неофициальный представитель так называемого «глубинного государства» в американской и мировой публичной политике. Политик, которому по-видимому была поручена интерпретация тех или иных глобалистских планов в информационном поле и открытой политической аналитике. Блестящий историк, глубочайший специалист по Европе XIX века, знания которого по понятным причинам выходили за эти рамки той эпохи, распространяясь на историю и современность всего мирового политического процесса. Книга «Дипломатия» - настольный учебник для международников по всему миру; «О Китае» - без этого труда невозможно понять подоплеку многих сюжетов Новейшей истории Поднебесной. Это только отдельные примеры. Совмещение науки и политики позволило Киссинджеру создать неповторимый стиль, которым отличаются его труды, опровергающие многие из постулатов современной политологии. Да и сама его фигура зримо соединяет публичную политику с теневыми целями, задачами и маневрами «глубинных» элит, раскрывая в отдельных репликах важнейшие аспекты того, как «делается» политика. В качестве хрестоматийного примера:

«…Разные части мира находятся на различных этапах своего внутреннего развития и на различных этапах структуры своих составных частей. Наши убеждения относительно того, чего мы пытаемся достичь, должны быть неизменными, но их применение нужно приспосабливать к конкретным условиям в разных регионах».

Написанное в полемике с упертой частью «экспортеров демократии», данное утверждение служит примером размежевания двух западных школ – реализма, адептом которого всегда представал Киссинджер, не скрывавший, что считает себя «рокфеллеровсвким республиканцем», и экспансионистской элитой демократов, олицетворявших школу крайнего либерального идеализма – «осчастливить» всех своими «ценностями». Как видим, Киссинджер понимал глубже и действовал намного расчетливее. Во многом именно поэтому в последние годы, уже при Джо Байдене, не то, чтобы начал выходить в тираж, но к его мнению перестали прислушиваться, настолько не укладывалось оно в «прокрустово ложе» нынешних глашатаев американской однополярной гегемонии.

БУДЬТЕ В КУРСЕ

В соболезновании на его смерть, президент России Владимир Путин подчеркнул, что считает Киссинджера выдающимся дипломатом, мудрым и дальновидным деятелем.

«Мне довелось много раз лично общаться с этим глубоким, незаурядным человеком, и я, несомненно, сохраню самую светлую память о нем», — написал Путин.

Ранее на ИА REX: Путин назвал Генри Киссинджера выдающимся дипломатом и дальновидным деятелем

Наиболее противоречивая часть наследия Киссинджера – его политическая деятельность, изобилующая сюжетами, которые необъяснимы с точки зрения кондового восприятия действительности через призму политологического официоза. Официальная политология не видит участников международных отношений за пределами триады государств, межгосударственных союзов и международных организаций. Киссинджер и в годы при власти, когда при Ричарде Никсоне занимал посты президентского советника по национальной безопасности, а затем, с совмещением, и государственного секретаря, таких акторов – видел. И сам служил их рупором, о чем свидетельствует, например, один из многих эпизодов его богатой событиями политической биографии.

В мае 1973 года, менее, чем за полгода до войны Судного дня, к которой, напомним, привязаны нынешние ближневосточные события, на небольшом, уединенном курортном острове Сальтшебаден, принадлежащем семье шведских банкиров Валленбергов, Киссинджер на заседании Бильдербергской группы (клуба) в своем выступлении, просочившемся в СМИ сквозь фильтр так называемого «правила Chatham House», обязательного для подобных мероприятий, изложил сценарий пятикратного повышения мировых цен на нефть. Грянувшая война на Ближнем Востоке, в которой в какой-то момент Израиль был близок к применению ядерного оружия (потому конфликт и сравнили с Судным днем), решила как раз эту задачу, пришедшуюся на начало разрядки в советско-американских отношениях, архитектором которой тоже был Киссинджер. То была цепочка заготовок стратегического планирования, и отнюдь не государственного, а группового, элитарного. Последовательно, с разницей в три месяца, организовав визиты Никсона в Пекин и Москву, главный стратег Белого дома решил целый ряд задач, на удочку которых тогда попался Советский Союз. В общих чертах: альянс с Китаем, резко упрочивший его безопасность на фоне разрыва с СССР при одновременной «нейтрализации» Москвы разрядкой с вписанным в нее процессом контроля над стратегическими вооружениями – договорами про ОСВ и ПРО. И все это на фоне последствий «Судного дня», прочно посадивших поздний, брежневский СССР на «нефтяную иглу». Потом, уже при Горбачеве, цены обрушили, запустив в нашей стране разрушительные механизмы вместо «перестроечных».

Деятельность Киссинджера в разрядку, его личные беседы с Л.И. Брежневым, о которых рассказывал переводчик советского лидера Виктор Суходрев, способствовала созданию у советского руководства ряда иллюзий, которые привели нас в 1975 году в Хельсинки, к Заключительному акту. И по линии Совещания по безопасности, преобразованного потом в ОБСЕ, и в контексте геостратегии, то событие разблокировало в послевоенной Европе призраки пограничных переделов, сыграв немалую роль в последующем распаде СССР.

В 1973-1974 годах именно Киссинджер, находясь во власти, решил для «глубинного государства» сложнейшую, крайне необходимую тому задачу разворота американской государственной машины в сторону глобализма. И «сдал» своего шефа-президента, уговорив того подать в отставку, не дожидаясь голосования в Конгрессе по импичменту из-за Уотергейтского дела (по предвыборной прослушке штаба демократов). Только потом выяснилось, что импичмент «не проходил», и у Никсона были все возможности сохранить власть, но политика, как и история, сослагательного наклонения не имеет. Двухходовка: сначала из-под Никсона «выдернули» вице-президента Спиро Агню, заменив его не прошедшим через всеобщие выборы Джеральдом Фордом. Затем Форд сменил самого Никсона, «взяв» себе в «вице» - впервые открыто – Нельсона Рокфеллера, одного из пятерки братьев, которые оставили неизгладимые след в американской и мировой истории в XX столетии. Родной брат Нельсона – Дэвид Рокфеллер – тем временем вместе с Бжезинским создавал Трехстороннюю комиссию; все эти задачи, одновременно еще с несколькими, решались в комплексе и обозначили Рубикон середины 70-х годов, когда власть в США окончательно поставили на рельсы глобализма. Киссинджер служил головой и мотором этих процессов, совмещая две ведущие государственные должности с неформальными действиями, вроде Сальтшебадена. И выполнив эти задачи, ушел из власти, куда больше никогда не вернулся, хотя приглашали многие. То был его звездный час, повторения которому быть не могло. Это не значит, что Киссинджер после этого не влиял – еще как влиял, но строго из-за кулис.

Отметим, например, его причастность к похищению и убийству весной 1978 года бывшего премьера Италии и члена итальянского парламента Альдо Моро, осуществленного левыми террористами из «Красных бригад», входивших в сеть ЦРУ Gladio, созданную в Европе для партизанского противодействия ожидавшемуся «советскому вторжению». Именно против Киссинджера при расследовании в ноябре 1982 года под присягой свидетельствовали вдова Моро Элеонора и его близкий соратник Горрадо Герцони. Взорвавшие итальянскую и мировую общественность показания подтвердили активное участие в этом преступлении масонской ложи «Пи-2» («Propaganda-2» или «P-2») и ее предводителя Личо Джелли. Того самого, что вместе с «правой рукой» Умберто Ортолани серьезно поспособствовали приходу в 1963 году к власти в Ватикане кардинала Монтини – папы Павла VI, тесно связанного в свое время с нацистами.

Кстати, именно Святой престол с интересами, которые прочно переплелись с глобализмом, неизменно входит в число наиболее активных публичных пропагандистов идеи «мирового правительства». К этому, например, в июне 2010 года открыто призвал бывший понтифик Бенедикт XVI, до этого кардинал Ратцингер, который выступил в канун саммита тогда еще «Большой восьмерки» с соответствующей энцикликой. Именно при этом папе Ватикан с 2006 года передал формирование своей внешней политики как раз Киссинджеру и заключил соглашение о сотрудничестве с глобальным банком «J. P. Morgan Chase», соединяющим интересы глобально-олигархических кланов Рокфеллеров и Ротшильдов.

Оселком для Киссинджера, выходца из Европы, служили связи с Британией, элиты которой тот неизменно видел в праве влиять на политику США. «Общность языка и культурного наследия в сочетании с величайшим тактом позволяли британским лидерам вводить собственные идеи в американский процесс принятия решений таким образом, что эти идеи незаметно становились частью собственно вашингтонских». Во Второй мировой войне, уточнял Киссинджер, «Для Черчилля не было более важной задачи, чем укрепление партнерства с Америкой… Он в итоге отдавал предпочтение американским интересам, хотя ему часто удавалось убедить американского партнера, что стратегические интересы Вашингтона весьма близки интересам Лондона». Но тот же Киссинджер в 1989 году, на фоне ухода СССР из Восточной Европы и сдачи ГДР, по сути уничтожил карьеру Маргарет Тэтчер, которая на заседании все того же Бильдерберга в испанской Ла-Тохе отчаянно выступала против немецкого воссоединения, уговаривая не делать этого даже Горбачева, которым глобалисты вертели как хотели.

Как относился Киссинджер к России? Как к историческому, неизменному противнику Запада, из «вывиха» которого в 90-е годы нужно извлечь по максимуму. Это не только с началом СВО на Украине он стал петлять, меняя позиции как перчатки, подстраивая их под текущую конъюнктуру – от признания новых территориальных реалий до призывов к срочному приему Киева в НАТО. И до обсуждения данного круга вопросов с Зеленским, забыв к тому времени дорогу в Москву, которую ранее посещал неоднократно, в основном при жизни Евгения Примакова, с которым поддерживал если не дружеские, то тесные рабочие отношения. Маленький штрих из 2014 года, когда в сентябре, на фоне уже разворачивавшейся войны в Донбассе, Киссинджер поддержал Джорджа Сороса, согласившись стать одним из учредителей фонда «Открытая Россия» (признан нежелательной организацией в России), преобразованного Ходорковским тогда в «политическое движение». То есть сделал недвусмысленную ставку на подрыв России чисто «оранжевым» путем.

Не следует ни демонизировать ушедшего от нас в год своего столетия мэтра – он действительно мэтр большой политики, ни романтизировать его образ, отделяя его от человеконенавистнических планов и политики Запада на российском направлении. Повторим: с уходом Киссинджера эпоха не сменилась, она менялась уже долгие годы, пропорционально ослаблению его влияния в мировой и политике, и аналитике. Просто уход Киссинджера, как в свое время Бжезинского, с которым он был близок, несмотря на определенные разногласия, и смерть которого, говорят, переживал, смена эпохи стала очевидна всем. Мир движется вперед, в жесткое, очень циничное завтра, где не будет места никаким сантиментам. И в «прокрустово ложе» этих перемен киссинджеровский морализаторский реализм, граничащий с мессианством, уже не укладывается. Поэтому, а не только по возрасту, трудно назвать его уход «безвременным». Уходя, он действительно закрыл своей смертью целую большую эпоху.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Планируете ли Вы принять участие в голосовании на выборах Президента России?
Поддерживаете ли Вы возвращение памятника Дзержинскому Ф.Э. на Лубянскую площадь в Москве?
71.8% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть