Разрядит ли калифорнийский саммит упругое напряжение в мировой политике?

Состоится ли встреча Си Цзиньпина с Джо Байденом, и к каким результатам приведет?
10 ноября 2023  15:17 Отправить по email
Печать

Сложнейшую игру в треугольнике с Россией и Китаем затеяли США. С одной стороны, идет интенсивная подготовка к саммиту АТЭС в Сан-Франциско, на котором Вашингтон мечтает «заполучить» в собеседники председателя КНР Си Цзиньпина. В Америке развернута целая кампания, подтверждающая предвыборный характер этих планов со стороны США. В ее рамках не только объявили о готовности восстановить с Китаем сотрудничество по линии военных ведомств, но и устроили даже заведомо конъюнктурный социологический опрос. Из него «вышло», что представления о «правильности» внешней политики Джо Байдена почти втрое превышают аналогичные по Си Цзиньпину. Кто бы в этом сомневался, как и в том, что в Китае ответы на такой же вопрос были бы диаметрально противоположными и к тому же однозначными. С другой стороны, США в последние дни здорово усилили нажим на Россию, в очередной раз вбросив в информационное поле ядерную тематику, а также вопросы военного сотрудничества Москвы с Пхеньяном. И зацепившись за эти «аргументы», призывают Китай, во-первых, оказать на нашу страну давление по Украине; во-вторых, «привести в порядок» КНДР. Причем, на пекинском направлении Вашингтон старается еще и максимально отодвинуть китайскую сторону от любого участия в решении украинского вопроса, будь то мирное урегулирование или послевоенное восстановление.

В самом Китае пока принято половинчатое, не окончательное решение. Лидер страны в США поедет, но не факт, что будет встречаться с Байденом. Китайская сторона не готова в обмен на сближение с Вашингтоном ослаблять стратегическое взаимодействие с Москвой, и в двусторонних отношениях делает упор на векторе, который был год назад сформулирован главами Китая и США на индонезийском острове Бали. Ряд китайских англоязычных СМИ, ориентированных на Запад, подает Вашингтону четкий сигнал: США не выполнили взятые на себя тогда обязательства и двинулись в противоположном направлении, поэтому сейчас нужно не «двигаться вперед», а восстанавливать разрушенное, без чего никакое движение невозможно. В рамках этого подхода китайская сторона последовательно отделяет экономическую проблематику от политической. Об этом говорит начавшаяся поездка в США вице-премьера по экономике и финансам Хэ Лифэна. Он ведет переговоры со своей американской визави – главой минфина Джанет Йеллен, и пока ничего не говорится, останется ли он после этого в составе делегации КНР или отбудет на родину; если встреча Си – Байден состоится, то вероятен второй вариант, но это, в свою очередь, зависит в том числе от итогов экономических переговоров. Пока ничего не ясно, кроме того, что недовольство США пекинским приоритетом экономики выплескивается в асимметричные действия; так Великобритания, явно усиливая американские сигналы Китаю, на днях подписала соглашение о широком торговом взаимодействии с Тайванем. И тем самым поддержала стремление Тайбэя присоединиться к обновленному (без США) Транстихоокеанскому партнерству, заявку на участие в котором подал и Пекин. Поскольку одно исключает другое и наоборот, то это означает попытку Запада играть с позиции силы.

Следующий важный момент. США намерены на встрече с китайской стороной поднять вопросы стратегической стабильности, обсудив контроль над вооружениями. Известно, что Китай реформирует свои ядерные силы, и этот процесс, связанный в том числе с наращиванием численности как боеголовок, так и носителей, от завершения весьма далек. Вашингтону известно, что приоритет в Пекине отдают оборонительной стратегии, поэтому развертываются в основном класс РСМД, рассчитанный на отражение угроз американских систем передового базирования в Японии, Южной Корее, а также на Гуаме и частично Гавайских островах. Между тем, очередной вояж в регион госсекретаря США Энтони Блинкена, включивший в себя саммит глав МИД «семерки» в Токио и поездку в Сеул, показывает, что в американские планы китайская стратегия не укладывается. Именно поэтому Вашингтон, рассуждая о возможной встрече Байдена с Си, так напирает на военную тематику, пытаясь вовлечь Пекин в процесс ядерных ограничений, в которых тот ранее никогда не участвовал. Глава Пентагона Ллойд Остин, по экспертным оценкам, настойчиво добивается встречи с китайским коллегой на расширенном саммите АСЕАН в Индонезии, стартующем 16 ноября. Однако китайская сторона пока препятствует этой игре. На этот саммит скорее всего поедет не наиболее вероятный будущий министр генерал Чжан Юся, на днях посещавший Москву, а другой зампред Центрального военного совета (ЦВС) КНР генерал Хэ Вэйдун. Пекин также недвусмысленно демонстрирует принципиальность позиции в отношении создания палестинского государства, которая в этом совпадает с Москвой, а с Вашингтоном расходится жестким несогласием с действиями Израиля, осуществляющего геноцид в Газе. Это несмотря на крупные китайские инвестиции, вложенные в Тель-Авив. В целом же окончательные решения в вопросе о контактах военных ведомств будут приниматься по итогам встречи Си – Байден, если она состоится, и если даст результаты. Так что перспективы китайско-американских отношений пока – уравнение, где неизвестных факторов больше, чем заявленных.

Тем временем, пользуясь заминкой в подготовке саммита АТЭС, Блинкен при поддержке председательствовавшей на министерской встрече G7 японской коллеги Йоко Камикавы, продавил заявление, жестко осуждающее Россию. Причем, если «заход» в тему осуществляется с эксплуатации российской «ядерной угрозы», связанной с размещением ТЯО в Белоруссии, то далее планка «семерки» сползает к недопустимости поддержки Москвы рядом стран. В ходе встречи упоминалась, прежде всего, КНДР, однако посыл перенаправлялся и Китаю. Особенно широко Блинкен муссировал тему российско-северокорейского военного и военно-технического сотрудничества в Сеуле, где он встречался с проамериканским президентом Юн Сок Ёлем и южнокорейским коллегой Пак Чжином. Вот лишь некоторые тезисы от госсекретаря, уточняющие позицию США, в изложении Госдепа:

- [Стороны] разделили озабоченность по поводу провокаций КНДР в регионе и решительно осудили предоставление военной техники и боеприпасов КНДР Российской Федерации для использования их в войне против Украины;

- Мы видим улицу с двусторонним движением. …КНДР предоставляет военную технику России…, Россия оказывает технологическую поддержку КНДР для ее собственных военных программ…;

- Мы видели ракетные пуски КНДР, разработку оружия массового уничтожения и возможностей создания баллистических ракет, и все это является грубым нарушением многочисленных резолюций Совета Безопасности ООН.

Признав, что и Москва, и Пхеньян решительно опровергают факт взаимных поставок оружия и технологий, Блинкен и Юн с Паком обратились к Китаю, назвав его «главным союзником Северной Кореи и экономическим спасательным кругом», с призывом «остановить» КНДР. При этом ни они словом не упомянули ни об ограничении собственной помощи Киеву, ни о дестабилизирующей роли американо-южнокорейского альянса с включением в него Токио и снижением порога ядерного нераспространения (совместная консультативная группа США и Юга по ядерному планированию). Более, того Блинкен вместе с сеульскими марионетками даже попытался – курам насмех! – запугать Пекин возможной направленностью против него формирующегося союза России и КНДР. Что это, как не давление на китайскую сторону в преддверие решений по Сан-Франциско?

Отдельным «реестром» претензий Пхеньяну, Блинкен, заручившийся поддержкой Сеула, выставил северокорейскую помощь ХАМАС против израильской агрессии. «Если будут выявлены какие-либо отношения между Северной Кореей и ХАМАС, то Северная Корея должна быть соответственно осуждена, - заявил глава южнокорейского МИД. - Кризис, разворачивающийся на Ближнем Востоке, потенциально связан с ситуацией на Корейском полуострове», - проговорился Пак Чжин в отношении планов Вашингтона надавить одновременно и через Израиль, и транзитом через Китай с помощью корейского Юга под предлогом недовольства Севером. С Южной Кореи же под эту «сурдинку» США взяли обязательство поддерживать киевский режим.

Что в сухом остатке? Буквально в ближайшие дни ожидается промежуточная развязка ситуации, которая закручивается в тугой узел экстраординарными темпами, начиная с развертывания нынешней фазы ближневосточного кризиса. Лишившись возможности из-за связанности Израилем полноценно поддерживать киевский режим, американская сторона компенсирует это беспрецедентным давлением на Китай по российской теме в расчете на его «прогиб» в сторону Вашингтона. Ряд экспертов отмечают, что эта стратегия США зиждется на «двухходовке» Генри Киссинджера, которая была сформулирована еще весной. «Китаю нужно не глобальное лидерство, а глобальное признание. Такое признание ему нужно дать, чтобы удовлетворившись этим, он согласился с американским лидерством и отступился от России».

Киссинджер, конечно, мэтр, никто не спорит. Только в Китае у власти сейчас не южные элиты, как во времена Дэн Сяопина, когда состоялась та «большая сделка», а северные. Это совсем другие элитные расклады, другие внутренние приоритеты и другая внешняя политика. Плюс фактор самого Си Цзиньпина, чье мировоззрение формировалось с участием и на примере его отца, близкого к просоветским элементам в тогдашнем китайском руководстве. На встрече с Владимиром Путиным в Ново-Огарево зампред ЦВС Чжан Юся произнес фразу, характеризующую отношение к ситуации самого председателя Си, отметив, что решительное и успешное противостояние России введенным против нее санкциям вызывает в Китае уважение.

Посмотрим – ждать осталось недолго. Саммит в Калифорнии с ее известнейшими природными тектоническими разломами вполне способен оказать детонирующее воздействие и на упругое напряжение, накопившееся в мировой политике.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть