Нужен ли Китаю новый Тюркский каганат?

Эрдоган, Токаев и Алиев шьют геополитику белыми нитками
7 ноября 2023  06:53 Отправить по email
Печать

Премьер-министр Казахстана Алихан Смаилов предложил китайским транспортным компаниям и логистическим операторам активнее задействовать Транскаспийский международный транспортный маршрут для контейнерных перевозок из Китая в Европу. «Для дальнейшего увеличения контейнерных перевозок по маршруту Китай - Европа мы предлагаем активнее задействовать Транскаспийский международный транспортный маршрут. Он позволит сократить время перевозки товаров почти вдвое», — завил Смаилов на церемонии открытия 6-й Китайской международной импортной выставки в Шанхае. По его словам, в настоящее время около 85% всех наземных транзитных перевозок из Китая в Европу приходится именно на Казахстан и сейчас полным ходом идет возведение казахстанских терминалов в городе Сиань и грузинском порту Поти, намечено строительство третьего железнодорожного пункта пропуска на казахстанско-китайской границе, сухих портов на переходах «Бахты» и «Калжат», контейнерного хаба в Актау, а также расширение портовых мощностей на Черном море вдоль Среднего коридора. В этой связи премьер-министр предложил транспортным компаниям Китая принять участие в перечисленных проектах, а также пригласил «транспортно-логистических операторов - к активному использованию имеющейся в Казахстане трансграничной транспортной инфраструктуры».

Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТМТМ или Middle Corridor) – это инфраструктурный проект по доставке грузов из Азии в Европу в обход России и Ирана, идущий из Китая через Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и Турцию в Старый свет либо до грузинских портов, либо до Турции по линии Баку-Тбилиси-Карс. Ранее об этом маршруте много говорили и лидеры Казахстана, Азербайджана и Турции. Они подчеркивают стратегическую важность развития транзитно-транспортного сектора огромном регионе, так как идет процесс диверсификации мировых коммуникационных коридоров. И такое суждение имеет под собой серьезное геополитическое обоснование. Транзитные перевозки грузов через Россию осложнились после начала специальной военной операции России на Украине, когда на Западе появились антироссийскую резолюцию с требованием «закрыть порты ЕС для российских судов» и «отказать в доступе во все порты ЕС судам, последний или следующий порт захода которых находится в России».

БУДЬТЕ В КУРСЕ

В другой ситуации находится Казахстан. Он напрямую участвует в трех направлениях Евразийского трансконтинентального коридора китайского геоэкономического проекта «Один пояс-один путь»: Китай – Казахстан – Россия – Европа, с выходом к Балтийскому морю; Китай – Казахстан – Азербайджан – Грузия – Турция – Европа, в рамках международной программы (ТМТМ или Middle Corridor) с выходом к Черному и Средиземному морям; Китай – Казахстан – Туркменистан – Иран – Пакистан, с выходом к Персидскому заливу и Индийскому океану. Двигаться на этих направлениях предполагается по шести маршрутам, и Казахстан участвует в пяти из них, но настойчиво продвигает ТМТМ - самый сложный из маршрутов, поскольку он вынуждает часто менять модальность и пересекать множество границ. Но почему именно сейчас Астана вновь решила напомнить об этом Китаю?

По всем признакам, внешне вроде бы все связывается с прокладкой альтернативных маршрутов в обход войны и санкций, но в действительности решаются проблемы не просто о торговле, а о торговле с геополитической подоплёкой. Значение «Срединного коридора» выходит за экономические рамки, и сам проект служит, во-первых, инструментом экономической разбалансировки постсоветского пространства и ослабления транспортно- логистической интеграции стран СНГ. Во-вторых, он воссоздает контуры Тюркского каганата, территория которого простиралась от Монголии и Китая до восточных рубежей Европы. Предполагается, что нахождение торгового пути с Востока на Запад в руках одного актора облегчит перевозку товаров, что это уменьшает риски появления новых военных конфликтов, ведь практически вся территория ТМТМ проходит через тюркские государства (исключение составляет Грузия, протяженность которой с востока на запад составляет 542 км). В-третьих, в перспективе предлагаемые форматы сотрудничества будут трансформироваться из экономических в геополитические, что потребует новых решений в плоскости не только торговли, но и идеологии и внешней политики. В-четвертых, перемены в системе региональных заточены под Запад и становятся или могут стать серьезным давлением Запада, не только на Россию, но и Китай через Синьцзян-Уйгурский автономный район (исторический термин «Восточный Туркестан»). Вот что пишет по этому поводу пишет китайское издание Global Times: «Организацию тюркских государств может спровоцировать рост крайнего национализма, что может усилить этнические конфликты и ударить по региональной стабильности и безопасности». В свою очередь американское издание National interest отмечает: «Средний коридор или Транскаспийский международный транспортный маршрут (ТММТ) привлек огромное внимание как альтернативный маршрут для цепочек поставок Европы. Но есть еще одно важное следствие роста тюркского сотрудничества, а именно его потенциальная роль в более широком конфликте с Китаем. Среди соседей Китая ни одна нация, вероятно, не будет более заинтересована в захвате значительной части материкового Китая, чем тюркский мир, в случае, если в регионе разразится широкий конфликт в Синьцзянском регионе Китая, или Восточном Туркестане. Сильный тюркский союз мог бы также способствовать созданию кооперативной алтайской дуги вокруг Китая, которая включала бы Монголию и, возможно, Японию и Южную Корею. В случае более широкой войны за Тайвань потенциальная война с тюркским альянсом и возможная потеря Синьцзяна заставят любого китайского лидера дважды подумать».

Не случайно сейчас о «Срединном коридоре» больше рассуждают в Астане, Баку и в Анкаре, чем в Пекине. И в этом они усматривает свой главный геополитический приоритет, пытаясь выработать новую политику с китайским креном. Более того, есть реальные признаки того, что Баку с Анкарой будут пытаться привлечь Пекин к активному участию в создании новой системы региональной безопасности в Закавказье, возможно, через платформу «3+3» (Россия, Турция, Иран, Азербайджан, Армения и Грузия). Объективно базовые условия для этого существуют. В этой связи гонконгское издание South China Morning Post считает, что Азербайджан и Грузия будут пытаться «прикрываться Пекином как зонтиком для продвижения своей инициативы».

Но Китай пока избегает вовлеченности в региональные конфликты и еще только пытается подключиться к некоторым миротворческим дипломатическим акциям на Ближнем Востоке. Они сейчас сорваны войной между Израилем и ХАМАС. По оценке китайских экспертов, проблемы могут появиться у Турции и даже у Азербайджана, которых может затронуть нынешнее ближневосточное цунами. И если они соглашаются на совместное с Западом участие в таких проектах, значит должны быть готовы к осложнениям геополитической ситуации. Но это вынуждает Китай действовать более осторожно, тем более, что для разных участников проекта его значение различно. Казахстан имеет северный, и срединный, и южный маршруты. Азербайджан - еще российский проект» Север-Юг». Они могут в случае чего вовремя соскочить. Что касается Китая, то у него выбор значительно шире даже в случае, если США удастся осуществить в Средней Азии проект «С5+1».

В ответ Москва, конечно, может использовать свои конкурентные преимущества, развивая международный транспортный коридор «Север-Юг», который свяжет Россию, Азербайджан, Иран и Индию и «выключить» Турцию. Но все играют пока втемную.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Планируете ли Вы принять участие в голосовании на выборах Президента России?
Поддерживаете ли Вы возвращение памятника Дзержинскому Ф.Э. на Лубянскую площадь в Москве?
71.8% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть