Эксперты спорят, возможна ли война между Саудовской Аравией и Ираном в Бахрейне

18 марта 2011  14:47 Отправить по email
Печать

В Бахрейне не утихают беспорядки. Продолжаются аресты представителей шиитской оппозиции. От властей требуют расширения прав и влияния в стране, которой руководят мусульмане-сунниты. В Бахрейн введены войска Саудовской Аравии. Как ранее сообщало ИА REX, указом короля на три месяца в стране введен режим чрезвычайного положения.

Эксперты ИА REX политконсультант Анатолий Вассерман, публицист Михаэль Дорфман и политолог Григорий Трофимчук прокомментировали сложившуюся в Бахрейне ситуацию.

ИА REX: Высшее дипломатическое руководство ЕС выражает опасение, что последствия ввода войск государств Совета взаимопомощи стран Персидского залива в Бахрейн, могут оказаться куда более опасными, чем продолжающаяся гражданская война в Ливии.

Анатолий Вассерман:

Естественно. Ведь арабы впервые за много лет оказались способны хоть на какую-то взаимопомощь. А значит, менее чувствительны к внешним воздействиям.

ИА REX: В Бахрейн введены подразделения сил безопасности Саудовской Аравии, Катара, Омана, ОАЭ.

Анатолий Вассерман:

Это вполне соответствует международному праву: любое законное правительство вправе обращаться за помощью к кому пожелает.

ИА REX: Один из руководителей европейской дипломатии, пожелавший остаться анонимным, заявил в интервью изданию EU Observer: «То, что происходит в Бахрейне, — это столкновение лоб в лоб шиитов и суннитов, это — Иран против Саудовской Аравии, и все это — на крохотном пятачке земли. Это — по-настоящему взрывоопасно. Никто не знает, к чему это может привести. Озабочены не только мы, но и американцы, и Россия».

Анатолий Вассерман:

Ну, если там и впрямь взорвётся — придётся в других местах больше добывать нефти, к чему повсеместно готовы.

ИА REX: Разделяете ли Вы опасения европейских дипломатов относительно перерастания беспорядков в Бахрейне полномасштабную войну между Саудовской Аравией и Ираном?

Анатолий Вассерман:

Для этого желательно сперва обозначить театр военных действий. Насколько я могу судить, сухопутной границы между этими странами не предвидится, а флот и авиация склонны быстро исчерпываться. Правда, партизанские и диверсионные действия вполне возможны. Так хуже от этого будет разве что нефтепроводу «Дружба»: ему впервые за много лет придётся поработать на полную проектную мощность, а может быть, даже и модернизироваться.

Григорий Трофимчук:

Европейские дипломаты засуетились не только по этой причине. Они чувствуют: мир поплыл — а куда поплыл, неясно, на этот раз их не проинформировали. Евросоюз также отдаёт себе отчёт в том, что Саудовская Аравия, главная американская база в регионе, и подключённые сюда же для укачивания Бахрейна их более мелкие союзники (Оман, Катар, Кувейт и т.д.), рано или поздно втянут в эту воронку Брюссель, теперь уже с «европейскими силами взаимопомощи». Тогда беспорядки автоматически начнутся в самой Европе.

Религия, перетащенная в политику, опасна в принципе, однако Иран против Саудовской Аравии — это ближе к футбольному формату. Если даже представить, что Иран попытается, под очень удачным арабским предлогом, отвлечь «цивилизованный мир» от своей ядерной программы, то сам он на это не пойдёт. Иран — связан, сейчас для него не 1979 год. Но активно посочувствовать Палестине, Иордании и Сирии — сможет. И то не против Эр-Рияда, а, скорее, против Тель-Авива.

Как раз Россия должна быть озабочена этим всерьёз, хотя от места событий она находится дальше всех. Россия слишком глубоко, опасно вошла в религиозную проблематику, перетащив религию в политическую плоскость. Теперь Москва вынуждена ежедневно разбираться, где чистый ислам, где нечистый, где ваххабизм. Отсюда прямой путь к разборкам между сторонниками ислама уже внутри самой России. Арабское цунами опасно для Москвы, прежде всего, своей религиозной ударной волной, а не полудетскими цветными революциями.

Михаэль Дорфман:

Да, разделяю. Режим Каддафи все равно кончится, Лучше, если с его режимом покончит собственный народ, а не иностранная интервенция. Поражение революционного движения за перемены в арабском мире не означает сохранения старого порядка и стабильности. Поражение арабских революций означает усиление позиций глобализированных сетей джихадизма.

Столкновение арабских монархий Персидского Залива с Ираном чревато опасностью не только само по себе в очень чувствительном нефтедобывающем регионе, но и тем, что здесь замешаны антииракские сантименты, раздуваемые в США и Израиле, и это может запустить лавину непредвиденных и опасных событий. Когда я услышал об иностранной интервенции в Бахрейне, я почему-то вспомнил события после убийства австро-венгерского эрцгерцога в Сараево летом 1914 года.

ИА REX: Что нужно предпринять для предотвращения потенциального межрелигиозного военного противостояния в Бахрейне?

Анатолий Вассерман:

Не вмешиваться. Сунниты с шиитами дерутся уже тринадцать веков и научились выживать без нашей помощи.

Григорий Трофимчук:

Если уж с помощью Саудовской Аравии Бахрейном вплотную занялся Вашингтон, то лучше всего сделать так, как хочет толпа — поменять руководство страны, провести ничего не значащую рокировку типа «Мубарак-Барадеи», шило на мыло. И волки сыты, и овцы целы.

Михаэль Дорфман:

Для предотвращения гражданской войны в Бахрейне надо вывести иностранные войска, ограничить полномочия королевского клана Ал-Халифа и объявить широкую программу демократических реформ, направленную на ликвидацию апартеида шиитов в стране и провести демократические выборы в скором времени.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть