Новый колониализм США обещает неизбежную нестабильность Индии и Китаю

Экономические проблемы глобального Юга несут более существенные риски для мировой экономики, чем растущие противоречия Запада с Китаем
12 сентября 2022  10:52 Отправить по email
Печать

В конце августа известное англоязычное издание The Economist опубликовало примечательный материал американского политолога Яна Бреммера, специалиста по оценке глобальных рисков и основателя влиятельной аналитической компании Eurasia Group, услуги которой востребованы так называемыми евроатлантическими элитами.

В своей статье Ян Бреммер обосновывает необходимость переноса Западом вектора стратегической напряженности с восточного на южное направление. Неизбежность грядущей нестабильности глобального Юга автор в значительной степени связывает с нарастающим там кризисом, в том числе платежным, а лидером противостояния Юга коллективному Западу «назначил» Индию.

Место и время публикации Яна Бреммера не случайны — статья является свидетельством разворачивающегося на Западе когнитивного и интеллектуального кризиса. Журнал The Economist известен своей неолиберальной направленностью, отражает взгляды западной финансовой олигархии и отстаивает именно ее глобальные интересы. Карл Маркс еще в 1852 г. называл The Economist рупором «финансовой аристократии»; с тех пор при сохранении главной цели — финансового закабаления и колониальной эксплуатации — менялись и совершенствовались только методы достижения этой цели. В последние годы Запад столкнулся с решительным противодействием однополярной неоколониальной модели мироустройства. Валютная монополия и придание наднациональных функций американскому доллару дали возможность Вашингтону осуществлять эффективный контроль над мировой экономикой и отдельными государствами.

Борьба против западной гегемонии за более справедливое многополярное мироустройство носит глобальный антиколониальный характер и происходит по трем основным направлениям: политическому, экономическому и военному. Россия, как раньше СССР, традиционно непримиримо относится к любым формам колониализма и тесно связанным с ним расизму и нацизму. Именно поэтому коллективный Запад испытывает инфернальную ненависть к России и развязал гибридную войну по всем трем направлениям, включая военное противостояние. Набравший силу Китай также участвует в антиколониальной борьбе за будущий многополярный мир в политической и экономической сферах. Поддержка Западом тайваньского сепаратизма и попытка сделать из части китайской территории очередную марионетку-полуколонию может заставить Пекин перейти в этом вопросе и в военную плоскость.

Страны глобального Востока, как и глобального Юга, включая государства Азии, Африки и Латинской Америки, представляют большинство населения Земли и занимают большую часть ее территории. Почти все они в своей истории столкнулись с колониальным угнетением со стороны европейских государств, а впоследствии США, которые ныне превратили в свою полуколонию и саму Европу. Развивающиеся страны в подавляющем большинстве опасаются дальнейшего укрепления финансово-политической и военной гегемонии США и с сочувствием относятся к антиколониальной борьбе России и Китая. Существующая неоколониальная зависимость этих стран и особенно их в значительной степени компрадорских элит от Запада не дает им возможности занять открытую позицию против существующего однополярного миропорядка. Однако провал настойчивых попыток США заставить их присоединиться к антироссийской коалиции говорит о закате однополярного мироустройства и перспективах формирования широкого международного антиколониального движения.

Сопротивление, даже пассивное, гегемонистским устремлениям финансового капитала, «золотого миллиарда» во главе с США показало Западу, что его представления о собственной мощи и власти оказались значительно преувеличены. Опасения проиграть идущую войну за новый мировой порядок заставляют менять тактику и «направление удара» при неизменном сохранении стратегических приоритетов — сохранения неоколониальной однополярной модели мироустройства и собственного доминирования. Статья Яна Бреммера в журнале The Economist направлена на поиск «слабого звена» в формирующейся антизападной и антиколониальной коалиции.

Бреммер утверждает, что экономические проблемы глобального Юга, в том числе платежный кризис, несут более существенные риски для мировой экономики (разумеется, в западном ее понимании), чем растущие противоречия Запада с Китаем. Взаимозависимость китайской и западных экономик настолько велика, считает он, что ни одна сторона не рискнет пойти на резкий разрыв торгово-экономических связей. Это утверждение очень лукаво. Действительно, торговля с США и Евросоюзом обеспечивает более трети внешнеторгового оборота КНР, делая их ключевыми партнерами Китая. При этом экспорт Китая в США значительно, в некоторые годы в разы, превышает его импорт, создавая колоссальный профицит, который реализован главным образом в западных финансовых инструментах: государственных и корпоративных ценных бумагах, ненадежность которых становится все более очевидна даже далеким от экономики людям.

Амбициозные международные проекты Пекина, включая глобальную инициативу Нового шелкового пути («Один пояс — один путь»), вызваны в том числе стремлением как можно более эффективно распорядиться значительными финансовыми доходами от профицитного характера внешней торговли, конвертировать, пока есть возможность, ненадежные национальные бумаги США в реальные ресурсы и влияние.

Критический характер экономической зависимости Китая от Запада сильно преувеличен Яном Бреммером. Для США и Евросоюза физическое отсутствие и невозможность заместить китайские и связанные с ними производственными цепочками товары означает немедленный потребительский коллапс с последующей необратимой социально-экономической и политической катастрофой. Для Китая потеря главного рынка сбыта будет означать резкое сокращение производственных мощностей и социально-экономический кризис, сдемпфированный внутренним рынком, развитие которого стало одним из политических приоритетов Пекина, а также профицитным характером торговли с Западом. Единственной критически значимой для Китая позицией являются интегральные электронные схемы, занимающее первое место (более 17%) в его импорте. Но и здесь Пекин последовательно добивается самодостаточности, реализуя масштабные проекты по импортозамещению. С неизбежным воссоединением материкового Китая с Тайванем и эта уязвимость китайской экономики канет в Лету.

Ян Бреммер, скорее всего, исходит из понимания неизбежности проигрыша в конфронтации с Китаем и Россией и поэтому предлагает перенести центр тяжести геоэкономической и геополитической борьбы, самопроизвольно «назначая» нынешнюю во многом, но далеко не во всем союзную Вашингтону Индию главой оппозиционного Западу глобального Юга.

Колониалистский принцип «разделяй и властвуй» давно известен по всему миру; маловероятно, что в Пекине, да и в Нью-Дели, до сих пор пожинающей горькие геополитические плоды колониального господства Великобритании в кроваво разделенном Индостане, будут следовать тактическим ходам Запада, с такой откровенностью изложенным в журнале The Economist.

В состоявшихся государствах, даже гораздо более слабых и менее влиятельных, чем азиатские гиганты Китай и Индия, отчетливо услышали откровенное изложение главой европейской дипломатии Жозепом Боррелем колониалистского «символа веры». На самозваном форуме демократий в ноябре он заявил:

«Народы Запада … — мы были и остаемся властелинами мира. Пока мы можем устанавливать стандарты, решать, какими будут стандарты, пока мы являемся хозяевами новых технологий — от промышленного производства до вооружений. Если мы не сможем диктовать стандарты, мы можем потерять власть в этом столетии».

Откровенность и не считающаяся ни с международным правом, ни с традиционной моралью агрессивность, с которой западный «золотой миллиард» отстаивает свое паразитическое существование за счет ресурсов и труда всего остального мира, не приведут к успеху. Не помогут и хитроумные тактические планы и попытки манипулировать внешнеполитическими приоритетами развивающихся государств.

Формирование широкой международной антиколониальной коалиции и становление многополярного мира неизбежно и обусловлено не только деградацией западного правящего класса, но и самим ходом исторического развития.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть