Аспенский форум как зеркало стратегии США против России и Китая

Уровень представительства и тематика обсуждений на форуме по безопасности наглядно показали, что американский правящий класс, как говорится, «сосредотачивается»
26 июля 2022  12:16 Отправить по email
Печать

США осуществили очередную информационную провокацию против России и Китая. В ходе ежегодного форума по безопасности, который проводится одним из крупнейших американских «мозговых центров» — Аспенским институтом гуманитарных исследований, состоялось выступление президентского советника по вопросам национальной безопасности Джейка Салливана, которое он попытался выставить «программным». В центр доклада политик поставил вопросы китайско-американского противостояния в XXI веке, однако зацепил своими инсинуациями и Россию.

Пару слов о заведении. Изначально институт базировался в Аспене (штат Колорадо). За время, прошедшее с его основания в 1949 году, под создание НАТО, он разросся, главным образом благодаря интенсивному частному финансированию со стороны глобалистских фондов — братьев Рокфеллеров, Карнеги, Форда и других. С Аспеном тесно связаны такие фигуры, как покойные Строуб Тэлбот и Мадлен Олбрайт, а также здравствующие Джо Най-мл., бывший председатель североамериканской группы Трехсторонней комиссии, Кондолиза Райс, экс-госсекретарь в администрации Джорджа Буша-младшего. А также Николас Бернс, который возглавлял институт до назначения весной этого года послом в Китае. Сейчас институтом руководит Дэниэл Портерфилд, выходец из Джорджтаунского университета, работавший в администрации Уильяма Клинтона.

Сегодня центральный офис Аспена находится в Вашингтоне, где базируется ASG — Аспенская стратегическая группа, руководство которой после назначения в Пекин Бернс передал Анне Мануэл. Но форум прошел в Колорадо. Институт имеет филиалы в целом ряде европейских и мировых столиц и крупных центров, что говорит о нешуточном размахе и амбициях. Подразделения Аспена имеются в Берлине, Риме, Мадриде, Париже, Лионе, Токио, Дели, Праге и Бухаресте. С 2016 года функционирует филиал еще и в Киеве. Именно в Аспене Джордж Буш-старший и Маргарет Тэтчер в 1990 году обсуждали концепцию «Нового мирового порядка»; вскоре американский президент обнародовал ее в послании Конгрессу. Институт известен как «кузница кадров» советско-американского противостояния. Серию семинаров, посвященных этой теме, там проводил Пол Нитце, автор одной из ключевых директив Совета национальной безопасности США, закрепившей концепцию холодной войны. Лекции и конференции в институте читал и созывал «отец» современного монетаристского либерализма Фридрих Август фон Хайек, долгое время возглавлявший престижную Лондонскую школу экономики.

Чтобы был понятен уровень форума, ибо из фигур первой величины Салливан был там далеко не один. Вот лишь краткий список «топов», указанных в повестке. Директор ЦРУ Уильям Бернс и шеф MI-6 Ричард Мур. Заместитель госсекретаря Виктория Нуланд. Бывшие госсекретарь и советник по национальной безопасности Кондолиза Райс и Том Донилон. Замдиректора федерального казначейства Уэлли Адейемо. Экс-замгенсека НАТО Роуз Гетемеллер, бывшие постпреды США в альянсе Кей Хатчесон и Иво Даалдер. Экс-министры обороны Роберт Гейтс (еще и экс-шеф ЦРУ) и Марк Эспер. Североамериканский директор Трехсторонней комиссии Меган О’Салливан. Экс-министр финансов и глава Национального экономического совета (НЭС) времен кризиса 2008–2009 годов Лоуренс Саммерс (тот, что в свое время давал инструкции Анатолию Чубайсу, тогда вице-премьеру) и бывший директор Всемирного банка Роберт Зеллик. Сенаторы, дипломаты, представители других think tanks. Из высокопоставленных эмиссаров Пентагона — командующие космическими силами и силами спецопераций, НОРАД (системой ПВО и ПРО Северной Америки), береговой охраной, шефы тихоокеанского и южного командований, начальник штаба ВВС.

Ранее на ИА REX: США могут перестать быть демократическим гегемоном – The Strategist

Очень показателен такой штрих. Организаторы в очередной раз, даже в уровне приглашений, постарались развести между собой Китай и Россию. От КНР на форум пригласили посла в США Цинь Гана. «Как бы от России» же фарисейски выставили одного из функционеров запрещенного в стране ФБК (организация, деятельность которой запрещена в РФ), созданного в свое время отбывающим тюремное заключение «оранжевым революционером». Типа с Китаем «пока» разговаривают, а с Россией — уже не о чем, и Пекин, по их резонам, «должен задуматься», чтобы не повторить «траекторию Москвы». Другой характерный штрих — представительство эстонских спецслужб при отсутствии посланцев других постсоветских республик, в том числе Украины. Если соотнести это с вступлением в НАТО Финляндии и с тем, что именно Таллину, вслед за Киевом, обещаны дальнобойные РСЗО (чтобы доставали до Ленинграда), становится понятным стратегическое направление, на которое США делают в противостоянии с Россией главную ставку. Это север, откуда по прямой ближе до жизненно важных центров. Украина, следовательно, рассматривается бесперспективной, в целом «бросовой агентурой» одноразового использования.

Впрочем, Салливан в своем докладе уделил Украине достаточное внимание, рассматривая ее в контексте не столько противостояния с Россией, сколько восстановления американской гегемонии. Каким образом? В ответе на этот вопрос президентский советник откровенно проигнорировал известную заповедь о языке, данном дипломату, чтобы скрывать мысли. «Россия и Украина сделали для внешней политики США важную вещь: они поставили нас во главе западного альянса в Евро-Атлантике. Это открывает нам возможности не только в геополитическом соревновании, но и в устранении угрожающих нам вызовов». Этим откровением Салливан одним мигом ответил на все вопросы и об авторах украинского конфликта, и о целях, которые они преследуют, и о перспективах дальнейшего глобального развития. Во-первых, учитывая, что возрождение «политики альянсов» Джо Байден поставил в центр своей президентской избирательной программы и президентской внешней политики, развязать конфликт на Украине США было нужно прежде всего, чтобы консолидировать вокруг себя сателлитов в европейском регионе. Собственно, это и так было понятно, но никогда не высказывалось американской стороной вслух столь открыто. При этом нужно понимать двойственность американской стратегии в той же Европе. С одной стороны, союзников нужно построить и сделать полностью управляемыми. С другой же, следует делегировать им такую часть ответственности в вопросах безопасности, чтобы можно было, столкнув их с Россией, остаться в стороне от самого конфликта, но при этом сохранить рычаги контроля и управления поведением его участников. «Разделяй — и властвуй» — традиционная англосаксонская политика еще со времен британского управления континентально-европейским равновесием.

Во-вторых, из заявления Салливана следует, что США отдают себе отчет в том, что шансов на выигрыш противостояния на Украине с Россией у них нет никаких. Но им и нужно от этой войны совсем другое. А именно: устранить вызовы, главный из которых, надо понимать, внутриевропейские тенденции сепаратного от США объединения. А второй вызов, который Салливан также назвал открыто, — стратегическая конкуренция с Китаем. И поскольку США никогда не упускали возможностей опереться на военную мощь, то тезис об атлантическом регионе, в котором они вернули лидерство «благодаря» событиям на Украине, содержит и вторую, не произнесенную вслух половину. Что такое же лидерство должно быть обретено в АТР или, шире, в «Индо-Тихоокеанском» регионе, для чего там не только осуществляется параллельная «политика альянсов» (Quad, AUKUS, PBP), но и геополитическая смычка с европейским ТВД. Именно поэтому в целях трансрегиональной, по югу, стратегической координации лидеры Японии и Южной Кореи приняли участие в мадридском саммите НАТО. Иначе говоря, развязывание конфликта на Украине для США служит оправданием и одновременно катализатором расконсервации блоковой политики не только в регионе, но и по всему миру.

Наконец, в-третьих, и это вытекает из сказанного, и об этом же говорит широкое присутствие на форуме в Аспене высокопоставленных представителей генералитета и спецслужб, в особенности из регионов, прилегающих к Азии и военно-космического командования, США явно готовятся к трансформации отдельных ТВД в глобальный ТВД. И, по-видимому, делают ставку на цепь локальных конфликтов, объединенных в рамках единого стратегического плана, координация в котором обеспечивается космосом и спецоперациями.

Теперь о том, что было сказано про Китай, на котором Салливан остановился более подробно, чем на России. «Когда президент Байден вступил в должность, было три основных стратегических факта, которые мы принимали во внимание», — заявил президентский советник по безопасности. Первый вызов со стороны Пекина, фарисействует Салливан, связан с убежденностью Китая в том, что он скоро обойдет США и станет ключевой мировой державой. Почему это фарисейство? Во-первых, соответствующие оценки и предсказания появились и стали распространяться не в Китае, который привязывает свое развитие строго к внутренней повестке, а в самой Америке, где раньше других об этом заговорили пентагоновские генералы. Это как с ковидом. Всё больше доказательств, что первичная утечка, как и вспышка заболевания, произошла в США, где ее, чтобы не светить раньше времени, «зашифровали» под сезонный грипп. Но ответственность за распространение вируса попытались свалить на Китай. Во-вторых, противопоставление Китая и США в контексте пресловутой «ловушки Фукидида» — элемента западной политической культуры, мыслящей дилеммами — или-или. Поясним, что теория этой «ловушки» рассматривает как неизбежное превентивное военное столкновение сильного, но ослабевающего гегемона с поднимающимся, но еще не достигшим уровня сопоставимой мощи молодым конкурентом.

Второй вызов Китая Америке, по «дилемме» Салливана, — рассмотрение следующего десятилетия «решающим с точки зрения возможностей по всем сферам китайско-американского противостояния». Назывались военная, экономическая, технологическая, а также «мягкая сила». Если совместить с этим американскую «политику альянсов», особенно в контексте «Индо-Тихоокеанского региона», проявляется некий план, рассчитанный на втягивание Китая в конфликт. Причем последние новости, связанные с выходом японской Белой книги по обороне на 2022 год, явно приуроченной к аспенскому форуму, позволяют предположить, что США собираются на Дальнем Востоке так же действовать руками сателлитов, как и в Европе. Дифференциация НАТО на атлантический и континентально-европейский сектора сродни посещению натовского саммита в Мадриде президентом Южной Кореи Юн Сок Ёлем и премьером Японии Фумио Кисидой. Формируемые Вашингтоном альянсы приобретают вид концентрических кругов или матрешек, внутрь которых спрятаны будущие субъекты конфликтов с Россией и Китаем, вокруг которых не желающие ввязываться в это англосаксы образуют некий внешний, «концептуальный» контур, призванный дирижировать противостоянием коллективного Запада с Москвой и Пекином. Уже приходилось отмечать, что это — классическая модель подготовки к мировой войне. Напомним, что в АТР ход событий, предшествовавший японской экспансии 1930-х годов, был запущен Вашингтонской морской конференцией 1921 года (за глаза ее именовали «морским Версалем»). По сути, она развязала Токио руки в противостоянии британской морской мощи, ибо принятые решения, имевшие целью возвышение США, существенно ограничивали военно-морской потенциал прежней «владычицы морей». (До этого в Британии действовала концепция двукратного превосходства королевского военно-морского флота над совокупной мощью остальных военных флотов вместе взятых).

Особое внимание вызывает третий китайский вызов, обозначенный Салливаном. «Независимо от того, что произойдет с траекторией развития наших двух стран за это десятилетие, нам придется жить друг с другом в международной системе и иметь определенные условия, в рамках которых мы будем находить общий язык друг с другом». Читатели постарше очень хорошо помнят, что те же самые речи велись американской стороной при Рональде Рейгане, на излете существования СССР. С дипломатического языка на человеческий данный пассаж переводится примерно так, что США после победы в новой холодной войне над Китаем готовы при определенных условиях навязать и утвердить свое господство с помощью не прямого подчинения, а «экспансии ценностей», то есть «мягкой силы». Опираясь при этом, как и в России, на «пятую колонну», которая, как считается, неизбежно поднимет голову в Пекине в случае его стратегического поражения. Очень хочется, чтобы китайские товарищи на эти «миротворческие» речи не велись, зная им цену на советском и российском опыте.

«Если вы посмотрите на препятствия, с которыми сталкивается Китай с точки зрения экономических проблем, его продолжающихся усилий в рамках политики нулевой терпимости к ковиду, то я думаю, что есть реальные вопросы о том, по какой именно траектории он пойдет дальше». В этом откровении от Салливана невооруженным глазом просматривается надежда Вашингтона, что предстоящий XX съезд КПК не приведет к углублению консолидации всех политических сил страны вокруг Си Цзиньпина. И даже оставит место потенциальной проамериканской «агентуре влияния».

И последнее. Аспенский форум, как уровень представительства, так и тематика обсуждений, наглядно показал, что американский правящий класс, как говорится, «сосредотачивается». Ставка делается одновременно на наращивание военной мощи, прежде всего в рамках коалиционно-блоковой политики, а также на тонкое дипломатическое маневрирование, чтобы на основных направлениях прикрыться сателлитами, выставив их в первый эшелон противостояния России и Китаю. При этом, как уже стало привычным, Москва и Пекин максимально и показательно отодвигаются друг от друга с целью создания в наших столицах иллюзии, что в отношении каждой из них Вашингтон проводит собственную политику, а следовательно, значение совместных действий «как бы преувеличено». И если «лакмусовой бумажной» американской политики в Европе становится «звездопад» лидеров, теперь уже отставных, то в регионе АТР, где такие рокировки уже совершены, на первые позиции выходит военная накачка сателлитов. Прежде всего Японии, которая, трудно не согласиться с известным японистом Анатолием Кошкиным, в ближайшее время готовится предпринять определенные кардинальные усилия по наращиванию военной мощи, в том числе в ядерном аспекте.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть