Перспективы армяно-российских научных связей перед лицом санкций

Армяно-российские научные связи имеют давнюю и богатую историю
25 июня 2022  11:36 Отправить по email
Печать

Армяно-российские научные связи имеют давнюю и богатую историю. Еще задолго до присоединения исторического Арцаха (1813) и Восточной Армении (1828) к Российской империи в 1771 г. северную Армению посетил горный инженер Степан Ваневкан в составе экспедиции академика Петербургской академии наук А. И. Гюльденштеда для выявления природных богатств, а в 1802 г. — член российской Берг-коллегии А. А. Мусин-Пушкин и горный инженер А. А. Борзунов, усилиями которых уже в 1804 г. на Российском государственном монетном дворе в Тбилиси были отчеканены монеты из меди, полученной на заводах Алаверды и Ахтала северной Армении. В 1828 г., после присоединения Восточной Армении к Российской империи, ее территория, а также территория обширного Армянского нагорья в целом более подробно была изучена российскими специалистами Петербургской академии наук и Кавказским отделом императорского русского географического общества (КОИРГО), основанного в 1850 году и внесшего неоценимый вклад в изучение природы, этнографии, истории и археологии Армении и Нагорного Карабаха. Достаточно отметить географические исследования военного топографа и гляциолога А. В. Пастухова, неоднократно покорившего вершины Большого Арарата и Арагаца (конец 1890 гг.), геолога и географа П. А. Чихачева, этнографические и лингвистические исследования Л. П. Загурского (1827-1891), зоологические изыскания К. А. Сатунина и Н. Я. Динника, археологические раскопки И. С. Полякова.

В 1885 г. за выдающиеся заслуги в области восточной филологии профессор армянской словесности Санкт-Петербургского университета, действительный статский советник Керопэ Патканов (Патканян) первым из армянских ученых удостоился высокой чести быть избранным в член-корреспонденты Санкт-Петербургской академии наук. Два других выдающихся ученых с мировыми именами — геолог, геохимик, профессор Ахенского университета (Германия) Г. Е. Арцруни и профессор химии Болонского университета (Италия), один из основоположников органической фотохимии и девятикратный номинант на Нобелевскую премию Джакомо (Акоп) Чамчян — соответственно в 1895 г. и 1912 г. были избраны в иностранные члены-корреспонденты Петербургской академии наук.

После установления советской власти в Армении армяно-российские научные связи поднялись на совершенно иной качественный уровень и сильно окрепли. Армянская наука со временем стала неотъемлемой и значительной частью большой советской науки, долгое время занимающей одно из лидирующих положений в мире. Подавляющая часть крупных армянских ученых, занимающихся различными направлениями в науке, получили вузовское и аспирантское образование в ведущих российских вузах и академических НИИ, пройдя основательную классическую школу у крупнейших советских, преимущественно российских ученых. Большинство выпускников местных вузов, решившие продолжать свою карьеру в науке, как правило, также проходили российскую школу, стажируясь в крупных научных центрах Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и других городов РСФСР. Они защищали свои кандидатские (в том числе и автор этих строк) и докторские диссертации под руководством ведущих ученых России.

Среди первых армян, избранных в действительные члены АН СССР почти столетие назад (1935 г.), нужно отметить выходцев из курортной местности Цакхадзор братьев Орбели: востоковеда, впоследствии директора Эрмитажа И. А. Орбели и ученика великого Ивана Павлова, одного из основателей эволюционной физиологии, генерал-полковника медицинской службы Л. А. Орбели. Среди первых член-корреспондентов Академии наук СССР также фигурируют имена соратников и учеников Ивана Павлова, физиологов — профессоров МГУ Х. С. Коштоянца и Э. А. Асратяна, избранных в 1939 г.

Всего же за всю историю Академии наук (АН) СССР и Российской академии наук (РАН) было избрано более 50 академиков и 40 член-корреспондентов армян. Многие из них были выходцами из древнеармянской исторической области Арцах, в последующем — части Елизаветпольской губернии Российской империи, ныне частично оккупированной со стороны Азербайджана Нагорно-Карабахской Республики (Республики Арцах).

Выходцами из исконно армянского города Шуши, временно оккупированного Азербайджаном (в преднамеренно искаженной азербайджанской транскрипции — Шуша) и выпускниками Шушинской реальной гимназии были академики АН СССР крупнейший ботаник современности, «Линней ХХ века», директор Института ботаники АН СССР А. Л. Тахтаджян (1910, Шуши — 2009, Санкт-Петербург); химик, основатель научной школы фтороргаников, автор рекордного числа изобретений (около 200), лауреат Ленинской и Государственных премий (четырежды) И. Л. Кнунянц (1906, Шуши — 1990, Москва); член-корреспондент АН СССР (1966), лауреат Ленинской премии, крупный специалист в области авиационного материаловедения Р. С. Амбарцумян (1911, Шуши — 1971, Москва); член-корреспондент АН СССР (1958), языковед, крупный специалист русского языка, один из основателей московской фонологической школы и автор знаменитого «Словаря древнерусского языка» Р. И. Аванесов (1902, Шуши — 1982, Москва). Родом из Шуши были знаменитые профессора-медики России М. О. Арустамов и Р. А. Бабаянц.

Коренные арцахцы академик АН Арм. ССР, основоположник советской школы электромеханики, дважды лауреат Госпремии СССР, лауреат Ленинской премии А. Г. Иосифян и академик АН СССР, выдающийся экономист А. А. Арзуманян также учились в реальной гимназии города Шуши. Крупнейший физикохимик, академик АН СССР, лауреат Сталинской премии Николай Саргисович Ениколопов (Ениколопян) (1924, Степанакерт — 1993, Москва) также был родом из Нагорного Карабаха. Академик РАН (1992), известный океанолог А. С. Саркисян (1926, село Чартар Нагорного Карабаха — 2016, Москва), член-корреспонденты АН СССР и РАН политолог, д-р юр. наук Г. Х. Шахназаров (отец Карена Шахназарова) и энергетик А. А. Абагян также являются потомками выходцев из столь ненавистной для нынешнего азербайджанского истеблишмента Нагорно-Карабахской республики.

Среди более чем 60 крупных ученых армян и заслуженных деятелей науки и техники РСФСР, многие также были коренными жителями или потомками уроженцев армян Нагорно-Карабахской Республики, в том числе дважды лауреаты Госпремии СССР, профессора В. С. Мелик-Пашаев, сопервооткрыватель нефтяных месторождений «Нефтяные камни» и «Ромашкинского» в Татарстане, и Р. Л. Ионнисян, изобретатель турбобура, начальник отдела «Главнефтедобычи» и др.

За постсоветский период научные связи между учеными двух братских народов постепенно начали вновь укрепляться. Достаточно отметить, что из более 90 иностранных членов Национальной академии Армении, избранных за последние 30 лет, около 40% приходится на граждан РФ, представленных крупными учеными армянами, в основном, из Москвы и Петербурга. Среди них такие крупные ученые, как академики РАН соавтор открытия тяжелых элементов таблицы Менделеева, второй человек в мире, при жизни которого его именем назван химический элемент оганесон, физик-ядершик Ю. Ц. Оганесян, языковед А. Д. Апресян, президент Ассоциации российских банков, др. юрид. наук Г. А. Тосунян, токсиколог В. А. Тутелян, уролог Арамаис Камалов, офтальмолог С. Э. Аветисов, член-корреспонденты РАН Герой СССР и Герой России, первый вице-президент Русского географического общества, уроженец города Ленинакан (Гюмри) А. Н. Чилингаров, физикохимик В. В. Азатян и многие другие.

К настоящему времени, с учетом последних июньских выборов 2022 г, в системе РАН функционируют 21 академик (более 2% от всех действительных членов РАН) и 13 членов-корреспондентов армян (более 1% от общего числа член-корров), в том числе один из самых молодых академиков РАН, математик-программист А. И. Аветисян (род. в 1971 г.), знаменитый авиаконструктор, в прошлом генеральный директор компании «Сухой» М. А. Погосян, вице-адмирал, автор первой в мире монографии по нестационарным и аварийным режимам работы корабельных ядерных энергетических установок А. А. Саркисов, отец и сын микробиологи и иммунологи Армен Акопович и Арег Арменович Тотоляны и другие. В начале июня 2022 г. в член-корреспонденты были избраны офтальмолог Светлана Саакян и энергетик Вараздат Казарян. И это при том, что, согласно статистике, количество граждан России армян составляет 0,8%.

По данным российского исследователя Ю. В. Мохначевой (Библиосфера, 2016, #3, с. 53-59), еще в 2005–2014 гг. российско-армянские научные связи находились на хорошем уровне. За это десятилетие в научной периодике, индексируемой в реферативных базах данных Web of Science Core Collection (WoS), Thomson Reuters, Scopus (Elsevier), РИНЦ (ООО «Научная электронная библиотека») было опубликовано около 3300 совместных армяно-российских статей, в среднем 330 за год, из которых в WoS 1504, в Scopus 1481, а в РИНЦ 315 работ. При этом наибольшая публикационная активность приходилась на 2014г (557 статей, из которых по 247 в WoS и в Scopus), а наименьшая — на 2005г (119 публикаций, с 75 в WoS, 73 в Scopus и всего одной публикацией в РИНЦ).

Здесь нужно учитывать, что в середине 2015 г. в российскую базу РИНЦ было включено также небольшое количество армянских научных журналов. При этом совместные армяно-российские статьи в базе данных WoS и Scopus, как правило, были опубликованы также при участии ученых из других стран: в первую очередь, Германии, США, Франции, Италии, Великобритании. Больше всего совместных армяно-российских статей приходилось на физику (около 45% от всех публикаций), на химические науки (8%), по 6% на медицину, биохимию, генетику, молекулярную биологию и материаловедение, а около 5% — на науки о Земле.

За последние годы кривая совместной публикационной активности обеих стран падает. И это несмотря на искреннее желание как отдельных ученых, так и руководства академических кругов расширять и углублять всесторонние научные связи и взаимовыгодное, взаимодополняющее научное сотрудничество и, соответственно, повышать совместную публикационную активность и публикуемость отдельных армянских ученых в российских, в основном, русскоязычных журналах и материалах конференций, где, по отзывам коллег, российские журналы охотно принимают материалы армянских ученых.

В качестве удачных примеров армяно-российской научного сотрудничества в области гуманитарных наук можно указать международные конференции (в 2020 г. — четвертая) «Армяне юга России и Поволжья: история, культура, общее будущее», организованные Саратовским и Южным федеральным университетами. Организованные Институтом искусств НАН РА (и. о. директора, проф. А. Асатрян, научный руководитель, член-корр А. Агасян) и благотворительным фондом им. Третьякова конференции «Россия — Армения: диалог культур на языке искусств» были освещены в журнале «Русское искусство» (#3, 2021 г.).

Согласно отчету НАН РА 2022 г. (307 стр., на арм. языке), в 2021 г. академические научные сотрудники Армении опубликовали 1550 статей во всех рецензируемых научных журналах, 615 из которых за рубежом. Однако из этого количества в русскоязычных российских журналах, индексируемых ВАК России, было напечатано около 90 статей, т.е. 5,8% от всех зарубежных публикаций, и только 12 статей из них совместно с российскими коллегами. Такой регресс объясняется многими факторами. В первую очередь это гипертрофированно трепетное отношение Госкомитета по науке при Министерстве науки, образования, культуры и спорта Армении к публикациям исключительно в англоязычных журналах, индексируемых в WoS и Scopus.

При проведении ежегодного конкурса последних лет «Сто самых результативных ученых Армении» с призовым фондом в $2300 на каждого ученого, особенно после 2018 г., исключительно большое значение придается публикациям в вышеназванных журналах. К примеру, одна публикация в Scopus с импакт-фактором в 1,5-2 единицы приравнивается к 6-10 публикациям в местной или российской научной периодике, индексируемой только в РИНЦ. Ранее при проведении данного конкурса небольшие очки можно было получать за публикации в материалах конференций. Учитывали также тезисы в 2 и более страниц. Однако в последние годы всё это скидывается со счетов.

В этом контексте уместно указать, что из 2639 рецензируемых научных журналов ВАК России, по состоянию на 21.12.2021 г. только чуть более трети индексированы в WoS (410 журналов) и Scopus (567 журналов), преимущественно естественнонаучной направленности. Остальные две трети, в том числе большинство обществоведческих и гуманитарных журналов, индексированы только в РИНЦ. Поэтому каждый армянский научный сотрудник всеми правдами и неправдами старается публиковаться в этих англоязычных журналах, зачастую в ущерб настоящей науке. Ведь одна статья в Scopus-индексируемом журнале, где армянский исследователь фигурирует в качестве пятого или седьмого соавтора, по баллам оценивается в 6-7 раз выше публикаций в местном армянском журнале или в российских журналах с РИНЦ, где этот же армянский ученый является первым соавтором. Такой подход я и большинство моих коллег считаем несправедливым. Кроме того, даже в самых высокорейтинговых журналах Nature и Science зачастую публикуются заведомо сфальсифицированые статьи, нашумевшие публикации южнокорейского исследователя Хван Вусук о стволовых клетках, немецкого физика о создании транзистора размером с молекулу и т.д. (Виноградова Т. В. Добросовестность в научных исследованиях. 2017, стр. 26), не говоря уже о других журналах, знакомых автору.

Бывали случаи, когда из-за такого дискриминационного подхода некоторые ученые, по большей части, гуманитарии, авторы нескольких солидных монографий на армянском языке не смогли пробиться в список «Ста избранных», так как за свои монографии, напечатанные по решению ученых советов своих институтов, набирали мизерные очки и не могли конкурировать с естествоиспытателями, как правило, участниками крупных западных грантов. Здесь налицо явная дискриминация между естественнонаучными и общественно-гуманитарными науками, в особенности, по отношению к арменоведению, истории армянского народа, армянской филологии и языкознанию. По рассказам коллег, индексированные англоязычные журналы неохотно принимают статьи по арменоведению, особенно, опровергающие крупные исторические фальсификации азербайджанских ученых.

Например, в 2021 г. из более 100 публикаций сотрудников Института языка им. Ачаряна НАН РА все, без исключения, опубликованы на армянском языке в местной научной периодике, в то время как в том же году из 77 публикаций Бюраканской астрофизической обсерватории все — исключительно на английском. Из 63 статей Института физических проблем в российской периодике опубликовано 9 статей и 3 публикации в материалах конференций, при этом солидные журналы по физике, как например, «Журнал экспериментальной и теоретической физики» и т.д. с совместными публикациями армянских и российских исследователей хотя и индексированы в WoS и Scopus, но имеют неоправданно низкие импакт-факторы: от 0,76 до 0,92. Это обусловлено не низким качеством публикаций, а нежеланием англоязычных исследователей ссылаться на иноязычные журналы, в отличие от армянских и российских ученых, владеющих как минимум пассивным багажом английского. Журнал «История, археология и этнография Кавказа» с публикациями армянских авторов индексирован только в РИНЦ.

Существует большая вероятность того, что данная нелепая ситуация еще более осложнится после общереспубликанской аттестации научных работников НАН Армении, которую намечается провести в начале 2024г. Согласно проекту, составленному Госкомитетом по науке РА, для научного сотрудника устанавливается норма в 5 статей за 5 лет в журналах, индексируемых WoS, для ученых по естественным наукам Science Citation Index Expanded (SCIE) и по общественным наукам Social Science Citation Index с определенными импакт-факторами Journal Impact Factor JIF. Для старших научных сотрудников установлена чрезвычайно высокая нижняя планка в 10 таких статей за 5 лет, в 8 из которых аттестируемый ученый должен фигурировать как первый или последний соавтор или как автор, ведущий корреспонденцию, а 5 статей должны быть опубликованы в самых высокорейтинговых журналах минимум во втором квартале Q2. Эта планка трудно преодолима даже для маститых ученых Запада с несравненно большими финансовыми и лабораторно-техническими возможностями. Кроме того, публикации в данных журналах платные: в среднем от нескольких сотен до нескольких тысяч долларов, что даже после двукратного увеличения зарплат армянских ученых с января 2022г. ($350-500 в месяц) является практически непреодолимой преградой, в отличие от западных ученых, зарабатывающих в 7-10 раз больше. К тому же последние оплачивают публикационные расходы в рамках крупных грантов.

Подавляющее большинство армянской научной периодики, а также около 70% российских журналов, не включенных в англоязычные базы данных, с 2024 г. не будет учитываться. Кроме того, полностью не будут засчитываться публикации материалов местных и международных конференций в рецензируемых сборниках, и, самое главное, монографии на армянском и русском языках, как правило, не входящие в англоязычные базы данных, что можно считать полным нонсенсом и неуважением к армянскому и русскому языкам. Если данный проект вступит в силу, то подавляющее большинство академических научных сотрудников Армении — по данным 2021 г. 1372 человека (274 доктора наук, 792 кандидата наук и 306 без ученого звания), включая академиков и член-корреспондентов НАН, и, в первую очередь, гуманитарной направленности, получат должность младших научных сотрудников. Ведущими научными сотрудниками будут единицы, а главных научных сотрудников, по всей вероятности, не будет вовсе. Эта абсурдная ситуация может существенно подорвать, а в области гуманитарных наук полностью свести на нет дальнейшие перспективы армяно-российского научного сотрудничества и тесной кооперации. К тому же существует реальная угроза, что в связи со всё более ужесточающимися санкциями Запада против России и политической ангажированности руководства западного научного сообщества те немногочисленные российские журналы (около 33%), которые пока индексированы в WoS и Scopus, волевым решением западных издателей и редакторов со временем вытеснят из этих баз данных. Отдельные тому предпосылки, к примеру, отключение России от западных источников наукометрической и научно-технической информации, под якобы неполитическими предлогами вежливо-лицемерный отказ некоторым российским авторам в публикации статей в WoS и Scopus свидетельствуют о большой вероятности реализации данного сценария.

Предвосхищая такой вариант, правительство РФ с марта 2022 г. ввело временный мораторий до конца этого года на показатели обязательного наличия научных публикаций в индексируемых WoS и Scopus, то есть публикации в данных журналах при подсчете научной результативности становятся необязательными, но не запрещаются. Несколько ранее, в Китае, в государстве со второй экономикой мира (17% от мирового ВВП), где наука развивается семимильными шагами, также отменили обязательное требование и материальное поощрение ученых в журналах с индексами WoS и Scopus. Таким образом, Китай и Россия постепенно освобождаются, по образному выражению историка и издателя Модеста Колерова, от западного наукометрического колониализма.

В этом контексте в области армяно-российского научного сотрудничества складывается поистине парадоксальная ситуация. С одной стороны, еще в ноябре 2021 г. руководство НАН РА и АН РФ стараниями президентов этих структур А. С. Сагяна и А. М. Сергеева подписывает насыщенную и разнонаправленную (более 20 направлений) дорожную карту по реализации положений соглашения о научно-техническом сотрудничестве между академиями двух братских народов, а с другой стороны, в начале 2022 г. чиновники Госкомитета по науке подготавливают вышеуказанный контрпродуктивный дискриминационный аттестационный проект научных сотрудников НАН Армении, почти полностью игнорирующий интересы дальнейшего развития армяно-российских научных коллабораций, обозначенных этой дорожной картой.

Между тем ярким примером добрососедского и дружелюбного отношения руководства РАН к армянским ученым является избрание иностранными членами РАН в начале июня 2022 г. сразу 3 ученых: президента НАН РА А. С. Сагяна, академика Г. А. Погосяна и член-корреспондента НАН, ректора Российско-армянского университета А. Р. Дарбиняна. Уместно отметить, что до этих выборов за всю историю существования Российской академии наук (Петербургская академия наук, РАН) этой высокой чести были удостоены всего 7 ученых: 2 в дореволюционный период и 5 ученых за всю 30-летнюю историю РАН.

Россия — стратегический союзник Армении, миротворцы этой страны являются единственным гарантом безопасности армянского населения Нагорно-Карабахской Республики. И научное сообщество Армении в эти сложные для России времена должно проявить солидарность с российскими учеными, отказаться от чрезвычайно выраженного западнопоклонничества, выработать свою собственную систему своей наукометрической базы, как это намечается в России, максимально адаптировать эту систему с системой в России и, при всем уважении к западной науке, не слепо копировать западные модели.

Приходится надеяться, что у государственных мужей Армении, ответственных за науку и образование, найдется здравомыслие аннулировать данный вредоносный проект и найти более сбалансированное решение, созвучное с современными научными реалиями России. Академия наук Армении потому и называется национальной, чтобы в первую очередь поддерживать национальные научные интересы, нацеленные на нейтрализацию злободневных экзистенциальных угроз для Армении и Арцаха, в том числе на идеологическом фронте, и сотрудничество со своим единственным стратегическим союзником — Россией, а не обслуживать преимущественно интересы Запада в угоду пособникам соросовских лоббистов, политического большинства Армении, окопавшимся в парламенте, чиновниками Госкомитета по науке РА, зачастую мало разбирающихся в настоящей науке.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Войска России оставили российский Херсон. Вы одобряете это решение?
После вхождения ЛДНР, Запорожской и Херсонской областей в состав РФ, оставшиеся области бывшей УССР
52.6% Украина перестанет существовать как субъект на политической карте мира
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть