Осень 1919 года. Прибалтика, Колчак, Миллер, Юденич

В сентябре наступление Деникина успешно продолжалось, Красная армия несла большие потери и не была в состоянии справиться с кризисом...
23 июня 2022  12:18 Отправить по email
Печать

В сентябре наступление Деникина успешно продолжалось, Красная армия несла большие потери и не была в состоянии справиться с кризисом. Советское правительство старалось выйти из враждебного окружения. Весьма недружественными были и северо-западные границы РСФСР с Финляндией, Эстонией и Латвией. 13 сентября советское правительство объявило о предложении начать мирные переговоры, которое было направлено и Хельсинки, и Ревелю, и Риге. В последнем заявлении говорилось о видении Москвой сложившейся военной ситуации, которая должна была ускорить начало переговоров:

«Планы концентрированного нападения на Советскую Россию кончились полной неудачей. Колчак уже бежит из Омска, Деникина мы начинаем бить и покончим с ним в ближайшие недели. Попытки наступления на Петроград привели лишь к укреплению военной позиции красной северной столицы».

14-15 сентября 1919 года в Ревеле состоялась конференция министров иностранных дел Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии, на которой обсуждались возможные действия. Было принято решение вести переговоры с Москвой совместно. Прибалтийские дипломаты явно не торопились. На самом деле в сентябре обстановка на фронтах советской республики была не столь радужной, как это говорилось в заявлении НКИД от 13 сентября.

Ранее на ИА REX: Кризис Южного фронта. Перед наступлением Деникина на Москву

После неудачных для себя боев под Челябинском белые армии продолжали отступление, но перелома в настроении еще не было. Командование и подчиненные верили в то, что положение на фронте еще удастся переломить. Для начала с трудом удалось подсчитать реальную боевую силу армий. Оказалось, что числящихся 300 тыс. бойцов в строю было не более 50 тыс. Реальная сила каждой отдельной армии равнялась 12-15 тыс. чел. В некоторых дивизиях в строю числилось 500 чел., а в обозе — 6-8 тыс. нестроевых. 20 августа 5 армия советского Восточного фронта перешла Тобол и двинулась далее. К концу месяца она ушла 180 км на восток, но 1 сентября армии Колчака перешли в контрнаступление. Начались ожесточенные бои, и в результате к 30 сентября 5 армия вынуждена была отступить за Тобол. Было взято множество пленных, трофеи. Колчак лично выехал на фронт, успех воодушевил командование и войска и породил надежды на победу. В этой обстановке 19 сентября адмирал выделяет 80 млн руб. для покупки вооружений в США и еще 45 тыс. руб. на фрахт пароходов для перевозки военных грузов во Владивосток. Грузы были доставлены, но тыл Колчака начал выходить из-под контроля.

9 сентября глава МИД Чехословакии Э. Бенеш официально обратился к главам Антанты с просьбой немедленно начать вывод и эвакуацию чехословацких войск. По словам Бенеша, уровень утомленности этих солдат от войны достиг опасных переделов:

«Если пребывание армии в Сибири продолжится, ей грозит моральное разложение. Солдаты уже больны желанием вернуться на родину».

Усталость проявилась весьма вовремя, в Париже в пользу Праги уже были решены спорные пограничные вопросы, а тыл Колчака вовсе не был безопасным. Здесь развернулось партизанское движение. Чехословаки начали покидать свои позиции, для контроля над железной дорогой приходилось выделять значительные силы. Кроме того, летом 1919 года железнодорожники организовали несколько массовых забастовок. К середине осени 1919 года было почти полностью парализовано движение по Амурской железной дороге.

Самую негативную роль сыграл и человеческий фактор — коррупция и хищения разъедали тыл белой Сибири — в некоторых частях расхищалось до 85% поставленных припасов.

«Власть, рожденная путем военного восстания, — отмечал в дневнике в конце октября 1919 г. военный министр правительства Колчака, — оказалась неспособной быстро и решительно оторваться от родивших ее организаций и не сумела сама стать силой. Неудачный выбор старших военных руководителей привел к тому, что власть осталась без настоящей, государственной, организованной и прочной армии, понимающей свое не только специфически военное, но и государственное назначение».

Тем не менее администрация Колчака была все еще в состоянии проводить наборы и укреплять свою армию. В сентябре–октябре 1919 г. его фронт получил около 30 тыс. вновь призванных солдат. Правда, качество этих новобранцев было невелико. Многие из них не хотели воевать, осенью начали разбегаться целые полки. Оставшиеся несли большие потери в боях. С 1 сентября по 15 октября 1919 года армия потеряла убитыми и ранеными 988 офицеров и 17 770 солдат. Это были наиболее мотивированные, самые лучшие кадры, заменить которых было некем.

С другой стороны, осенью 1919 года практически одновременно закончился вывод интервентов из русского Севера. 8 октября в Мурманск пришел их последний воинский эшелон — это были сербы. 12 октября они покинули русскую землю на пароходе союзников. Местное белое правительство во главе с генералом Миллером ввело в Архангельске осадное положение. Настроения в Северной области были нервными, и нервозность эта усиливалась и уходом союзников, и волнениями в армии. Впрочем, судьба войны решалась в этот момент на другом направлении. 24 сентября Добровольческая армия после овладения Курском активно продвигалась вперед. Командование Южным фронтом собирало резервы для подготовки контрнаступления. 26 сентября Политбюро приняло решение о переброске всех боеспособных частей Западного фронта с петроградского направления на Южный фронт. Это решение значительно ослабило оборону дальних подступов к Петрограду, Советское правительство надеялось на заключение мира на этой границе. 17 сентября начались советско-эстонские переговоры. Вскоре выяснилось, что ожидания советского руководства были ошибочными, а принятые решения относительно переброски войск — преждевременными.

28 сентября с Гдовского плацдарма у границы с Эстонией Юденич перешел в наступление против Петрограда. В первый же день наступления его Северо-Западная армия прорвала фронт на ширине 50 км и устремилась вперед. Бойцы отдохнули и набрались сил, настроение солдат и офицеров было приподнятым — они рвались вперед. Первые успехи воодушевили их еще больше. Армия наступала по линии Ямбург-Гатчина. Она была немногочисленной — около 13 тыс. чел., плохо снабжена боеприпасами, обмундированием и обувью. В тылу ее по мере наступления действовали карательные отряды, которые довольно успешно и быстро сумели настроить крестьянство против солдат Юденича.

«Внутренняя политика. В этой области северо-западное правительство, — вспоминал его государственный контролер В. Л. Горн, — оказалось совсем бессильным».

С моря войскам Юденича по-прежнему помогали корабли британского флота, наступление поддержала часть эстонской армии. Усложнилось положение и на Северном фронте.

В сентябре перешли в наступление войска генерала Миллера. Они расширили занимаемую ими территорию и в ноябре добились в Печорском районе создания единого фронта с колчаковцами длиной около 200 км. Впрочем, при отсутствии железных дорог и тем более накануне зимы, это уже не имело значения. Для передачи документов отряд из 50 человек прошел из Архангельска в Омск за 1,5 тыс. верст за 40 дней, часть дороги была проделана в упряжках на оленях. Возможности Северной области были уже исчерпаны, она не могла держаться самостоятельно. Вместо подготовки к обороне и эвакуации последние ресурсы были потрачены на бессмысленное и ничего не давшее наступление. В конце 1919 года Миллер отмечал:

«Более Область не располагает никакими средствами для покрытия расходов на содержание армии, для которой все, кроме мяса и рыбы, начиная от рубах и сапог и кончая прожекторами, радиотелеграфами и аэропланами, должно быть привезено из-за границы».

Правительство генерала не пользовалось поддержкой среди горожан, а рабочие относились к нему враждебно. До определенного момента сражались мобилизованные крестьяне, но и они не были надежны. Заграница не имела больше никакого желания поддерживать движение, которое не могло защитить себя без иностранной помощи.

В сентябре 1919 года было заключено перемирие между РСФСР и Польшей, с 10 октября по 13 декабря 1919 г. на станции Микашевичи в Белоруссии шли советско-польские переговоры. Советскую сторону представлял Ю. Ю. Мархлевский, польскую — граф Михал Косаковский. Поляки вели себя вызывающе, отказывались от обязательств, диктовали условия. Они требовали прекращения репрессивной политики Советов, но заявляли, что будут и дальше расстреливать советских служащих и пленных военных на занятых территориях и т.п. Мархлевский позже довольно точно описал приемы польской дипломатии: «…политика Пилсудского с компанией: тут все расплывчато, неясно, романтично и лживо, прежде всего лживо!»

Стратегическим направлением для РСФСР становился Южный фронт и Донбасс, но осенью под ударом оказался второй промышленный центр страны и символ большевистской революции. Продолжал наступление на Петроград Юденич. Его целью было отвлечение внимания и сил от фронта Деникина. На этот раз Северо-Западная армия получила от британцев оружие, боеприпасы, обмундирование, даже несколько танков и самолетов. В её составе теперь имелось 17 800 штыков, 700 шашек, 57 орудий, 4 бронепоезда, 6 танков и 2 броневика. Ленин правильно оценил наступление на Петроград как попытку отвлечь часть сил Красной армии с Южного фронта. 14 октября он призвал руководство города напрячь силы для контрудара. В это время вперед шли белые и интервенты. 14 октября эстонские эсминцы под прикрытием британской эскадры высадили десанты у стратегически важных фортов «Серая Лошадь» и «Красная Горка», артиллерия которых прикрывала вход в Финский залив. Около 3 тыс. чел. составили серьезную угрозу этим позициям.

Сталин, руководивший обороной Петрограда весной и летом 1919 года, справедливо назвал «Красную Горку» ключом Кронштадта. Форт пострадал в результате взрыва 20 августа 1918 года и восстания 13–16 июня 1919 года. Тем не менее на нем оставались действующими семь 12-дюймовых и два 10-дюймовых орудия. Они не дали возможности флоту интервентов подойти близко к форту, даже несмотря на огонь HMS Erebus. 15 октября десант и белые части подошли на 14, а 16 октября — уже на 7 верст к фортам, но овладеть ими так и не смогли. В ночь на 17 октября была атакована «Серая Лошадь», бои шли до 21 октября, однако эстонский десант был отражен. В тот же день Красный флот понес серьезные потери — на минах, выставленных англичанами, взорвались и потонули три эсминца «Гавриил», «Свобода» и «Константин». 16 октября Юденич взял Красное (бывшее Царское) Село, 17 октября — Гатчину. Генерал был убежден: через два дня Петроград будет взят. Он приказал беречь несколько имевшихся в его армии танков, которые, по его мнению, пригодились бы в уличных боях в городе.

Наступал решающий момент в битве за Петроград, исход которой напрямую повлиял на результат битвы за Москву.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть