Китай напоминает Казахстану об опасности сценария США

Китайской политике свойственен дальновидный государственный прагматизм вплоть до эгоизма
20 июня 2022  19:43 Отправить по email
Печать

В России постепенно складывается мнение, что Китай является принципиальным союзником РФ в ее противостоянии Западу. Это справедливо, но лишь отчасти. КНР преследует свои стратегические интересы в борьбе с США за глобальное лидерство. Пока Пекин действует экономическими и политическими способами, избегая вооруженной борьбы даже в таком столь чувствительном для него вопросе, как Тайвань. Дружественность Пекина по отношению к Москве ограничена его собственными долгосрочными национальными интересами, в которые не входит преждевременное, с его точки зрения, втягивание в прямую военную или экономическую конфронтацию с Западом. Несмотря на впечатляющие экономические результаты последних десятилетий, Китай остается экспортно ориентированной страной, а США, ЕС, Индия и страны Юго-Восточной Азии являются его главными внешнеторговыми партнерами. Объявленный несколько лет назад китайским руководством стратегический разворот экономики в пользу внутреннего рынка пока тормозится постпандемийным синдромом, «перегретостью» собственной строительной отрасли и глобальным экономическим кризисом.

Китайской политике свойственен дальновидный государственный прагматизм вплоть до эгоизма. Пекин сформулировал свои национальные интересы и последовательно добивается их достижения. Показательна последовательная трансформация названий его глобальной инициативы: лозунг поначалу инфраструктурного проекта «Новый шелковый путь» за несколько лет трансформировался, включив сначала понятие «один путь», а потом и вовсе «одна судьба». Изначально инфраструктурный и торговый проект с годами превратился ни много ни мало в концепцию нового миропорядка.

Ранее на ИА REX: К итогам Петербургского форума: почему Токаеву так далеко до Си Цзиньпина?

Покойный генерал армии, многолетний резидент, а потом и посол в Индии директор СВР РФ Вячеслав Трубников часто говорил, в том числе в публичных интервью, что самое главное — понять настоящую, подлинную мотивацию движущих сил политических «раскладов», понять и уважать национальные интересы стран, исходя из прошлых и настоящих их амбиций. Национальные интересы и сложная политика Китая как ведущей мировой силы, главного партнера России должны быть адекватно поняты в Кремле и сопоставлены с российскими интересами и возможностями.

В отличие от КНР, умевшей всегда отстаивать свои интересы ценой непринципиальных компромиссов, в России долгое время надеялись на полное растворение в «западных ценностях». Эти ложные надежды спровоцировали на Западе излишнюю самоуверенность — даже откровенная мюнхенская речь президента России Владимира Путина в 2007 г. не избавила «партнеров» от иллюзии «конца истории».

Многолетний дефицит суверенности внешней политики РФ, желание любой ценой найти свое место в так называемом цивилизованном мире на Западе привели страну к необходимости отражать его агрессию военным путем. Постсоветское пространство отрывается от России уже не только ментально и идеологически, но и кроваво.

Последовательный курс Пекина на достижение регионального и глобального лидерства является антиподом откровенно пораженческой политики российского МИДа. Неизбежное по нормам международного общения поздравление с днем рождения китайского лидера Си Цзиньпина выдается за очередной прорыв в российско-китайских отношениях, а освоение Китаем постсоветских республик Центральной Азии замалчивается.

В ходе своей поездки в Казахстан для участия во встрече «Центральная Азия — Китай» министр иностранных дел КНР Ван И особое внимание уделил развитию транспортной инфраструктуры, связывающей Поднебесную со странами региона, а также расширению транзита в страны ЕС по Транскаспийскому коридору через Казахстан в обход России. Геополитическая нестабильность заставляет Пекин искать новые безопасные транспортные маршруты для своей внешнеторговой деятельности, в первую очередь сухопутные: логистическая война, объявленная России Западом, не осталась незамеченной китайским руководством.

В то же время уровень загрузки восточных участков российских железнодорожных дорог остается крайне высоким, а их модернизация потребует значительного времени и средств, поэтому увеличение мультимодальных перевозок по маршруту Китай — Казахстан — Азербайджан (через Каспийское море) и далее через Турцию в ЕС становится императивом для Пекина. Отчасти именно с этим связано настойчивое требование Азербайджана по строительству 40-километрового Зангезурского (Сюникского) коридора, который напрямую свяжет порт Баку с Турцией и резко поднимет его статус как ключевой транзитной страны.

Кроме Транскаспийского маршрута, китайский министр во время своей поездки в Казахстан обсудил и другой инфраструктурный проект — строительство железной дороги Китай — Киргизия — Узбекистан, первые упоминания о котором появились еще в 2010–2011 годах. Пока нет ясности о ширине колеи новой железнодорожной ветки — советской широкой 1520 мм или европейской узкой, используемой и в Китае — 1435 мм. Для Киргизии и Узбекистана привычная советская колея удобнее: она позволит без перестановки колесных пар подключить к новой магистрали существующую железнодорожную сеть. Китай, очевидно, готовится к моменту, когда ситуация в пограничном с Узбекистаном Афганистане успокоится достаточно для начала его экономического освоения и, помимо укрепления связей с Киргизией и Узбекистаном, преследует более масштабные цели.

О значимости Центральной Азии для КНР говорит объявленное министром Ван И во время его визита намерение китайского лидера Си Цзиньпина посетить регион осенью 2022 года. На осень также назначен юбилейный, 20-й съезд Компартии Китая, на котором Си Цзиньпин намерен переизбраться уже в третий раз в качестве генерального секретаря ЦК. Такое совпадение по срокам только подчеркивает внимание, уделяемое региону Пекином.

Одним из важных политических результатов визита руководителя китайского МИДа в Казахстан стало коммюнике, в котором ведомство призвало страны Центральной Азии противостоять внешним вмешательствам и попыткам вовлечь их в конфликты, явно имея в виду нарастающую активность США: делегации из Вашингтона все более часто и настойчиво посещают столицы региона.

Китай, как и Россия, имеет объективные интересы в пограничных с ним странах Центральной Азии. Сейчас, во время геополитического перелома, российские и китайские интересы в значительной степени совпадают. Главной задачей является эффективное взаимодействие двух стран на этом направлении с использованием двусторонних и многосторонних механизмов сотрудничества.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть