Почему русофобская оппозиция в Белоруссии обречена на поражение

Поддержка России - это глубинный паттерн белорусского сознания. Тот, кто его не учитывает, обречён в Белоруссии на поражение
7 июня 2022  10:25 Отправить по email
Печать

После выборов президента Белоруссии 2020 года и последовавших за ними беспорядков в Москве какое-то время многие жили в иллюзии, что БЧБ-протестующие хорошо относятся к России, Виктор Бабарико — пророссийский кандидат, и в случае прихода к власти «змагары» будут строить с Кремлём настоящее Союзное государство. Действительно, на протестах антирусская риторика не доминировала, а в акциях принимали участие даже единомышленники автора этих строк. Через полтора года всё встало на свои места: бел-чырвона-белый лагерь обнажил свой русофобский оскал, и на его фоне красно-зелёные стали смотреться не просто предпочтительнее, а как сторона, с которой русский человек может солидаризироваться.

«Змагары» расчехлились ещё до 24 февраля. В конце ноября прошлого года Александр Лукашенко в интервью Дмитрию Киселёву сказал, что Крым де-факто и де-юре российский, чем вызвал бурю негодования в оппозиционной среде. Лидеры протестов тут же заявили, что на волеизъявление крымчан им наплевать и «Крим — це Україна». Это при том, что юридический акт, закрепляющий принадлежность полуострова России, в Белоруссии пока не принят. Но для «пророссийских» оппозиционеров оказался нестерпимым даже намёк на признание возвращения Крыма в родную гавань.

После 24 февраля маски были сброшены окончательно и бесповоротно. Под лозунгами «Нет войне» сбежавшие в Польшу и Литву оппозиционеры начали призывать белорусских граждан осуществлять диверсии на железных дорогах с целью затруднить продвижение российских войск по территории Белоруссии. Светлана Тихановская «благословила» белорусских боевиков воевать за Украину, а Павел Латушко теперь ничтоже сумняшеся подговаривает своих сторонников срывать проведение в Минске и других белорусских городах мероприятий по случаю Дня России.

Ранее на ИА REX: Лукашенко сворачивает белорусизацию?

По сути, «новая оппозиция» слилась со старой в характерном для неё русофобском угаре. Оказалось, что между командой Тихановской и условным Зеноном Позняком нет принципиальных различий, хотя впавший в старческий маразм дед Зенон и считает домохозяйку Свету агентом ФСБ.

Для нынешней оппозиции это означает, что в борьбе с Лукашенко у неё теперь окончательно нет шансов, и она будет маргинализироваться так же, как в своё время ОГП, БСДП, БНФ… Кто-нибудь ещё помнит, как расшифровываются эти аббревиатуры?

Размахивающие с 90-х БЧБ-флагом «змагары» так и не удосужились всерьёз задаться вопросом: «Как же это мы, ясновельможные паны, уже не первое десятилетие не можем одолеть директора совхоза?». Ответ на него лежит на поверхности и формулируется так: «Потому что вы, панове, русофобы, а простые белорусы — русские люди». «Директор совхоза» это давно осознал и успешно использует в своей политической деятельности, а вот потомки польско-литовской шляхты никак не могут до этого дойти. А может, и не хотят, поскольку это слишком горькая для них правда.

Недавно в эфире Euroradio «свядомый» аналитик Артём Шрайбман с изумлением констатировал, что после начала спецоперации России на Украине и в Донбассе рейтинг белорусской оппозиции начал стремительно падать. Конечно, он объяснил это «промывкой мозгов», но если бы аналитик копнул поглубже, то увидел бы, что поддержка России — это глубинный паттерн белорусского сознания. Тот, кто его не учитывает, обречён в Белоруссии на поражение. А его не учитывали все, кто когда-либо вставал под бело-красно-белые знамёна.

Деятели БНР, первыми сделавшие БЧБ своим знаменем, в марте 1918 года скидывали «последнее ярмо государственной зависимости, которое силою накинули российские цари на нашу свободную и независимую страну». Подхватившие у них БЧБ-знамя белорусские коллаборационисты строили светлое будущее Белоруссии в Новой Европе Адольфа Гитлера. Оба проекта белорусский народ категорически отверг. Наконец, в 1991-м казалось, что мечта предыдущих поколений самостийников сбылась и БЧБ с Белоруссией теперь навсегда. Но не тут-то было — появился «директор совхоза», который понимал белорусов и дал им в 1995 году проголосовать за то, чего они на самом деле хотят.

Суеверный человек мог бы подумать, что БЧБ — просто несчастливый символ. Знамя, под которым можно только проигрывать. Однако дело не в символе, а в тех смыслах, которые он несёт. В данном случае — это русофобия, самостийность и полонофилия. Всё то, что чуждо простому белорусу, за симпатию которого теоретически должны бороться оппозиционные политики.

Если бы оппоненты нынешней власти действительно хотели «сковырнуть режим», им нужно было бы стать более пророссийскими, чем Лукашенко. Ратовать за углубление российско-белорусской интеграции, сохранение общерусской идентичности, возвращение отобранного поляками Белостока и т.д. Очевидно, что под БЧБ-флагом требовать всего этого невозможно, а потому бел-чырвона-белые никогда не победят красно-зелёных.

В этой связи понятно желание Лукашенко поглаживать БЧБ-оппозицию, пока она не кусается. Имея таких оппонентов, можно править сколько угодно. Конечно, иногда эта моська визгливо лает, гадит и даже пытается укусить, но на стратегическое развитие политического процесса в Белоруссии это не оказывает влияния.

И после ухода Лукашенко власть в Белоруссии по-прежнему будет находиться в руках тех, кто понимает простых белорусов, а не тех, что считает их за bydło, которому можно навязать чуждые ему ценности, культуру и идентичность.

Возможно даже, что новый лидер Белой Руси будет ещё лучше понимать белорусов и реализовывать их чаяния, чем нынешний президент. Автор этих строк, во всяком случае, на это очень надеется.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть