Верховный комиссар ООН по правам человека не обнаружила в Синьцзяне репрессий

На Западе «подводятся итоги» долгожданного визита в Китай с посещением Синьцзяна верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет
3 июня 2022  16:53 Отправить по email
Печать

На Западе — очередной переполох; под «руководством» госсека США Энтони Блинкена «подводятся итоги» долгожданного визита в Китай с посещением Синьцзяна верховного комиссара ООН по правам человека (ВКПЧ) Мишель Бачелет, которая в прошлом занимала пост президента Чили от левых сил, связанных с Социнтерном. Блинкен, а следом за ним и европейские сателлиты США возмущаются и «глубоко озабочены» тем, что Китай-де пытался «ограничить и манипулировать» визитом Бачелет. То есть «не показал и не рассказал» визитерше «всей правды» о ситуации в стране и в регионе, ситуация в котором служит предметом постоянных нападок Запада на Китай на протяжении целого ряда лет. По злой иронии судьбы именно на фоне визита Бачелет в США разразилась очередная, рядовая для этой страны трагедия с бойней в техасской школе, которая унесла жизни как минимум 19 детей. Однако рассуждать на тему прав человека и ребенка в Америке ни Блинкен, ни его присные почему-то не решились, сосредоточившись на критике Китая, которая, забегая вперед, очень напоминает размахивание кулаками после драки.

Пару слов о богатой предыстории темы положения уйгуров в Синьцзяне. Летом 2019 года в адрес ВКПЧ поступило обращение группы стран с призывом «разобраться» с Китаем за «преследования» и «притеснения» в регионе мусульман. Якобы миллион человек (это на 11 млн населения Синьцзяна всех национальностей!) содержатся «в концентрационных лагерях», где они «лишены прав и удобств», и над ними «издеваются». Приведем список «обращенцев», это важно. В нём Австралия, Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Канада, Латвия, Литва, Люксембург, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Финляндия, Франция, Швейцария, Швеция, Эстония, Япония. Глубочайшие, надо полагать, «знатоки» ислама, его теологии и обычаев, органично в них «встроенные», не правда ли? Отметим: сами США остались «в стороне», но своих марионеток «мобилизовали» и «поставили в строй» почти поголовно. Провокация быстро сорвалась.

Не прошло и недели, как в адрес той же ВКПЧ со встречным посланием на эту тему обратились Россия и около сорока других стран, в два раза больше, чем подписантов первого письма. В защиту и поддержку Китая и его методов профилактики терроризма высказались не западные, далекие от ислама, а коренные мусульманские страны во главе с Саудовской Аравией. Игнорировать мнение самих мусульман показалось неэтичным даже прозападной агентуре в ООН. Вопрос «списали» с повестки, Бачелет пообещала активизировать усилия по организации поездки в Синьцзян, а в Вашингтоне обиженно «щелкнули зубами»: опубликовали обзорный доклад по положению дел в мире, в котором Госдепу рекомендовалось «нажать» на Китай из-за Синьцзяна. Ничего не добились — «зубы лязгнули о воздух».

Строго говоря, тема визита обсуждалась с 2018 года, но делалось это своеобразно. Бачелет собиралась в Китай, в том числе в Синьцзян, с «заготовленными» выводами, продиктованными в Вашингтоне. Китайскую сторону это по понятным причинам не устраивало, и она настаивала на объективной инспекции, когда ситуацию будут смотреть на месте И там же делать по ней заключения, а не вытаскивать из кармана неизвестно где и когда настроченные «тезисы». Однако это не нравилось уже Западу, и вопрос висел. Наконец, сейчас, когда мировое внимание приковано к Украине, а касательно Китая — к Тайваню, и острота «синьцзянского» вопроса притупилась, визит и состоялся. Наконец.

Для начала о том, как он прошел. Бачелет находилась в Китае шесть дней, с 23 по 28 мая. Два дня были посвящены Синьцзяну, где ВКПЧ посетила региональный центр Урумчи и город Кашгар. В первый же день поездки с ней встретился глава МИД КНР Ван И; 25 мая, по окончании синьцзянской части визита, в видеоформате прошла встреча Бачелет с председателем КНР Си Цзиньпином. В ряду обсуждавшихся вопросов — сама концепция прав человека, в которой Бачелет попыталась навязать собеседнику некие «универсальные», они же западные, подходы. Ответ лидера Китая был прост и конкретен:

«Необходимо уважать пути развития прав человека во всех государствах. Национальные особенности каждого государства отличаются, существуют различия в истории и культуре, общественном строе, уровне социально-экономического развития. Необходимо и можно только исходить из реальной ситуации в стране и потребностей народа, чтобы найти подходящий путь развития прав человека».

Справедливости ради следует отметить, что ничего нового эта полемика в себе не несет; примерно тем же Си Цзиньпина западные политики и лидеры донимают на каждой крупной международной встрече, очной или в онлайне, с европейцами или американцами. И все получают примерно такой же ответ, в концептуальной основе которого находится безоговорочно справедливая мысль о цивилизационном происхождении прав человека, которые тесно связаны с историей, религией и культурой каждой конкретной цивилизации. Почему Запад это «не догоняет»? Только ли в конъюнктуре гонки за мировой гегемонией здесь дело? Не только. Всё лежит глубже, и сам гегемонизм является следствием извращения Западом собственной цивилизационной основы — христианства. Нынешний Запад не случайно именуют «постхристианской», по сути, оккультной цивилизацией; не только экуменические, но и синкретические императивы для него давно стали «новой нормальностью». И в ней, как Запад считает, у него монополия на истину, которую он и пытается навязывать окружающим в рамках своей «культуртрегерской миссии».

Но вернемся к визиту Бачелет. Помимо высших, имели место ее контакты с руководством государственных и общественных институтов КНР. Список открывают верховные народные суд и прокуратура. Еще в нем Госкомитет по делам национальностей, министерство общественной безопасности (аналог нашего МВД), минтруда и соцобеспечения, Всекитайская федерация женщин. Вторую часть визита гостья провела в наиболее развитой южной провинции Гуандун, где 28 мая, в завершающий день поездки, состоялась ее пресс-конференция, формат которой был максимально расширен из-за отсутствия в группе сопровождения ВКПЧ журналистов ввиду эпидемической обстановки. Почему именно Гуандун — тоже понятно. Юг Китая занимает в планах Запада особое место. В Вашингтоне даже не скрывают, что не прочь «найти» и раздуть противоречия между южными и северными элитами, в первую очередь столичной. В своей основе эти планы ориентированы на южные этнические меньшинства, а также на Гонконг, в котором, как и на Тайване, Запад даже «изыскивает» основания для конструирования «новой, самостоятельной нации».

Ну так о чём же заявила Бачелет на итоговой пресс-конференции? Первое и главное: «Миссия в Синьцзяне провела широкие и открытые обсуждения с людьми из разных секторов, в том числе заключенными и бывшими воспитанниками центров профессионального образования и обучения, и все эти встречи были организованы нашей делегацией». И отдельно повторила — для «особо одаренных»: «Все эти встречи были неконтролируемыми и организовывались нами». То есть делегацией ВКПЧ, а не властями! Разумеется, Бачелет «проложилась» — «на всякий пожарный», хотя и понимала, что это не поможет. «Поездка не является расследованием», поскольку «официальные визиты ВКПЧ по своей природе слишком высокого профиля и просто не способствуют детальной, методичной, осторожной работе следственного характера». «Правительство заверило меня, что система центров профессионального образования и подготовки была демонтирована». Стыдливо оправдалась, что «подняла перед властями КНР» вопрос об «отсутствии независимого судебного надзора», об «утверждениях о применении силы и жестоком обращении в таких (проф. — В. П.) учреждениях», а также относительно «сообщений о чрезмерно жестких ограничениях законных религиозных практик» в СУАР.

Ну, подняла вопросы. Ну, получила исчерпывающие, аргументированные и доказательные, в смысле документальной базы, ответы. Поэтому еще раз подчеркнем важность главного из сказанного, что и вызвало взрыв негодования со стороны Блинкена и ему подобных. Никто не составлял за Бачелет маршрут, никто не советовал ей, куда ехать нужно, а куда нет, маршрут составлялся методом «тыка на карте» самой делегации: куда ВКПЧ просила — туда ее и везли, и понятно, что при таком подходе заранее на месте подготовиться и «втереть очки» невозможно, и картина становится максимально приближенной к реальности. Исчерпывающую, хотя и гротескную оценку результатам поездки с посещением нескольких десятков мест дал один известный российский блогер. Приведем ее:

«Не найдены ни съеденные заживо уйгуры, ни тысячи концлагерей, ни миллионы зэков. Поговорила с настоящими заключенными местных тюрем — выяснила, что сидят за преступления. Пришла (к выпускникам бывшей — В. П.) в школу проф. образования (из тех самых, что Запад выдает за «концлагеря» — В. П.) — выяснила, что, оказывается, взрослых людей из аулов, да, надо обучать чему-то, включая математику и письмо, чтобы они могли трудоустраиваться на позиции выше козопасов. Пообщалась с религиозными деятелями — мечети строятся, посещение их не ограничивается. Приехала в роддом, выяснила для себя, что в СУАР (Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР — В. П.) самая большая рождаемость в Китае. Про всё это дала пресс-конференцию. И теперь Китай удивляется — а почему эту пресс-конференцию западные СМИ как бы и не заметили».

Это в публичной информационной сфере «не заметили», а в непубличной, дипломатической, облили грязью — и Пекин, и саму Бачелет. Одни повздыхали, что она «вынуждена была обмануться», другие, преимущественно лондонские уйгуры, сидящие на грантах Сороса и под крышей BBC и MI-6, потребовали от нее «сложить полномочия». Цену первым мы знаем на примере режиссеров информационных провокаций в Буче и Краматорске. Цену вторым автор этих строк узнал в 2019 году, когда с претензиями за статью об ответном письме России и мусульманских стран в адрес Бачелет к нему пристал представитель одной из уйгурских эмигрантских организаций. Разговор не получился. На вопрос о том, почему за уйгуров «заступается» Запад, а за Китай — мусульманские страны, этот «представитель» не нашел ничего лучшего, чем обвинить Китай в их подкупе. В ответ на второй вопрос — «это кого купили, Саудовскую Аравию и другие нефтяные монархии Залива, что ли?» — последовало нечленораздельное мычание в духе «все вы сволочи…». Комментарии излишни.

О чём еще на пресс-конференции сообщила Бачелет? «С моей стороны было бы самонадеянно пытаться изложить всю сложность ситуации с правами человека в этой огромной стране в одном заявлении, но позвольте мне выделить ключевые темы, которые мы смогли подробно обсудить». И кратко рассказала о борьбе Китая с бедностью и его усилиях по поддержке целей в области устойчивого развития. Между прочим, борьба с бедностью, успешно выигранная Китаем — из нужды и отсталости за десятилетие выведены 800 млн (!) человек — это, если угодно, основной критерий правозащитной эффективности. А заодно и аргумент в поддержку властей. Так, читатель? Главное ведь, КАК живет народ, и если даже он живет небогато, но от года к году всё лучше и лучше, то и ТО, что он про это говорит, как правило, наполнено оптимизмом. «Как» живет, следовательно, — первично, а «что» говорит — потом. А не наоборот, как предлагает «универсализм» западной, она же ооновская, концепции прав человека. Чтобы оправдаться и здесь, визитерша выплеснула в аудиторию видимое раздражение за фиаско в упомянутом обсуждении этой концепции с Си Цзиньпином. Дескать, «ее команда ведет переговоры с правительством Китая о том, как национальное законодательство и практика должны отражать международные законы и стандарты в области прав человека, особенно в отношении правоохранительных органов и судебных процедур». Еще раз — международные — значит, западные. То есть с основой в виде постхристианских извращений своей же, западной цивилизационной идентичности.

Кстати, Синьцзян в списке регионов на первом или одном из первых мест не только по уровню рождаемости, но и по количеству выведенных из бедности, и только недалекий человек (или ангажированный «эксперт») может «не увидеть» между первым и вторым очевидной и прочной взаимосвязи.

В заключение отметим, что визит Мишель Бачелет в Китай не стал подробно обсуждаемой темой в российских СМИ, и этому есть короткое объяснение — Украина. У нас на первом месте свой информационный, и не только, фронт, забирающий на себя внимание, силы и ресурсы. Но для Китая приезд ВКЧП, которого ожидали как минимум пятилетие и которого не было с 2005 года, — событие первостепенного значения. Как и военные кампании, информационные выигрываются не эпизодической «бурей и натиском», а объединенными единой стратегией успехами системной работы в конкретных эпизодах. Китай сегодня может с полным основанием отбивать атаки не только за Синьцзян, но и за тот же Гонконг, рядом с которым Бачелет тоже побывала, непререкаемым аргументом прошедшего визита функционера, являющегося частью западного проекта, назначенного Западом, действующего в интересах Запада. Не заинтересованного говорить правду, о чём лишний раз говорит напряженность, возникшая между ВКПЧ и нашей страной, Россией, из-за информационных провокаций против нас на украинскую тему. Но вынужденная эту правду из себя выдавливать тогда, когда кроме того, чтобы говорить правду, говорить попросту нечего. Отдадим Бачелет должное: на пресс-конференцию в Гуанчжоу она всё-таки вышла, хотя нет сомнений, что этому выходу тоже предшествовали закрытые и весьма напряженные консультации с «мировыми хозяевами» ооновской «жизни».

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть