Революция и Гражданская война в Прибалтике, конец 1918 г. – начало 1919 г.

Из Прибалтики и был нанесён удар по Советской России, который сказался на всех фронтах Красной армии
25 мая 2022  13:27 Отправить по email
Печать

16 ноября Временное правительство Эстонии опубликовало призыв о добровольном вступлении в армию — поддержки он не получил. Вслед за этим правительство приступило к обязательным мерам. 29 ноября оно объявило мобилизацию молодежи от 21 до 24 лет. Мобилизация, объявленная эстонским правительством, шла не без проблем. В частности, восстал Тартусский запасный полк — его солдаты были недовольны возвращением в страну немцев. Ожидалось, что обязательный призыв позволит создать 25-тысячную армию, но удалось собрать около 12 тыс. чел. Готовность сражаться была слабой. Командовавший с декабря 1918 г. 1-й Эстонской дивизией Йохан Лайдонер, бывший полковник Императорской армии, 17 декабря докладывал Земскому совету Эстляндии, что направил на фронт 2,5 тыс. отряд, из которых дезертировало с оружием 1,5 тыс. чел. Самым боеспособным отрядом эстонской армии в этот период был отряд из 800 чел., созданный местными немцами, и отошедший от Пскова под давлением красных белогвардейский Северный корпус, насчитывавший около 1,8 тыс. чел. 6 декабря 1918 г. его командование подписало договор о подчинении командованию эстонской армии. Вместе с немцами значительную часть бело-эстонского фронта держали русские.

В Латвии СДЛ продолжала подготовку вооруженного восстания, были созданы Военно-Революционные комитеты Риги и Латвии. По Риге распространялись листовки с призывами поддержать Красную армию. После поражения Германии в Мировой войне главную роль в Прибалтике начали играть англичане. Лондон и Париж начали с того, что попытались вовлечь в интервенцию Данию. Копенгаген отказался в ней участвовать, но уже 9 декабря согласился пропустить на Балтику британское судно с грузом оружия для антисоветских формирований в Прибалтике. Королевское правительство приняло британскую ноту с требованием усилить борьбу с большевистской пропагандой в своей стране. Следующим шагом стало согласие правительства Дании предоставить британскому флоту порт Копенгагена для устройства военно-морской базы, необходимой для эскадры, которую решили отправить на Балтику.

Ранее на ИА REX: Революция и Гражданская война в Прибалтике, конец 1918 года

К приходу английских кораблей готовились и красные, и их противники. 17 ноября финская береговая батарея обстреляла заградитель «Нарова» и миноносец «Легкий», которые проводили минирование Финского залива. В ответ 20 ноября огонь по батареям противника открыл форт «Красная Горка». После этого 21 ноября корабли смогли закончить минирование. 2 декабря 1918 года в Виндаву (совр. Вентспилс, Латвия) прибыла первая британская эскадра из 4 легких крейсеров, 6 эсминцев и нескольких тральщиков. Ею командовал к.-адм. Эдвин Александр-Синклер. В начале декабря корабли британской эскадры появились в Либаве, а затем — на рейде Риги. Поначалу на подступах к Ревелю на минах был потерян легкий крейсер Cassandra, что несколько задержало приход британцев в Эстляндию, но 12 декабря их корабли вошли на рейд Ревеля.

В этот день британцев в Эстонии встречали также, как 25 февраля немцев — цветами, музыкой и национальными флагами. Настроение рабочих было подавленное. Как отмечал лидер большевиков Эстонии Виктор Кингисепп: «Ушел немец. Пришел англичанин». Тем не менее уже 17 декабря они организовали забастовку и демонстрацию под лозунгом «Вон англичан!» Красная армия Эстонии не сумела взять Ревель. Отряды вытесненного из Пскова Северного корпуса и эстонские белогвардейцы остановили её в 37 км. от города. Силы красных были ослаблены длительными боями. Тем не менее 15 декабря 1918 г. они взяли город Валга — важный транспортный узел, а 16 декабря — Раквере и на этом остановились. В северной Эстляндии у красных было только 3 550 чел. и 16 орудий, эти силы были растянуты на фронте длиной около 300 км., люди истощены. У белых было около 2,5 тыс. чел. и очень ненадежный тыл. Мобилизованные восставали. 20 декабря восстали рабочие и солдаты 2-го полка в Юрьеве.

Правительство Пятса было далеко не уверено в прочности своих позиций и в Ревеле. 17 декабря было введено военное положение, под страхом смертной казни запрещалось подходить к военным патрулям ближе, чем на 50 шагов, вводилась смертная казнь за дезертирство и т.п. 29 декабря Александру-Синклеру был вручен меморандум Временного правительства с просьбой принятия Эстляндии под британский протекторат. Такие же предложения были сделаны представителям Франции и США. Британские силы на Балтике постоянно росли. Поначалу англичане оказали помощь немецким добровольцам. Но и интересы местных националистов не были забыты. Они активно сотрудничали с британцами. Под влиянием Лондона активизировался и Стокгольм. Здесь планировали расширить свое военное участие в действиях против большевиков в Прибалтике, создав добровольческий корпус численностью до 4 тыс. чел. Эти планы не удалось реализовать по причине недостатка волонтеров, а ввязываться в войну открыто шведы не хотели.

С приходом английской эскадры активизировались действия эстонцев и финнов. С конца ноября по начало декабря 1918 года из Гельсингфорса в Ревель было перевезено 24 орудия, 5 033 винтовок, 17 пулеметов, боеприпасы. В ночь с 22 на 23 декабря эстонские канонерские лодки Lembit и Laine обстреляли побережье Финского залива, занимаемое советскими войсками, и попытались высадить десант. На поддержку эстонцев подошли и два британских эсминца. Десант был отражен. 24 декабря 1918 г. для разведки сил и намерений британцев в море из Кронштадта была выведена группа эскадренных миноносцев. Ими командовал Ф. Ф. Раскольников — член Реввоенсовета Республики. По плану, составленному командующим флотом бывшим к.-адм. В. П. Альтфатером, легкие силы прикрывал линейный корабль «Андрей Первозванный» и крейсер «Олег». В случае появления английских кораблей эсминцы должны были отступать на соединение с крейсером и линкором. 25 декабря Раскольников вывел корабли в море.

Набег был организован крайне неудачно. Эсминцы обстреляли побережье близ Ревеля, перехватили торговое судно под финским флагом с грузом бумаги. 26 декабря 1918 года англичане перехватили группу советских кораблей. Раскольников попал в плен, эсминец под его командованием на полном ходу выскочил на мель. В результате набега два эскадренных миноносца — «Автроил» и «Спартак» были захвачены и переданы Эстонии, где им были даны имена Wambola и Lennuk. Эти корабли составили основу ударных сил эстонского флота. Пленные матросы были также переданы англичанами эстонцам. По приказу командующего эстонским флотом к.-адм. Йохана Питка их расстреляли. Раскольников был отправлен в Англию, потом его обменяли на пленных британских офицеров.

Неудача Балтийского флота под командованием Раскольникова пришлась как нельзя кстати для противников Советской власти в Эстонии. Их судьба в конце 1918 — начале 1919 года во многом зависела от безопасности перевозок между побережьем Финляндии и Ревелем. Надежды правительства Пятса и его сторонников на поддержку немцев не оправдались, они торопились домой в Германию. 23 декабря 1918 года эстонская делегация во главе с министром Временного правительства социал-демократом Августом Реем отправилась в Хельсинки на съезд финских социал-демократов, где Рей призвал поддержать Временное правительство военной силой: «Без помощи извне у нас мало надежд сохранить свою независимость и свободу».

Финны постоянно занимали недружественную позицию по отношению к России. Они отправили в Эстонию отряд численностью около 3 тыс. чел. Вместе с ними здесь действовало около 300 шведов. Добровольцы-финны получали довольно высокое жалованье — от 300 до 1,5 тыс марок в месяц. Для выплаты жалованья был предоставлен займ в 16 млн. марок. Добровольцами командовал ген.-м. Мартин Ветцер. 30 декабря в Ревель стали прибывать первые транспорты с финскими военными на борту. В Дании также был разрешен набор добровольцев в Дании для участия в интервенции. Таких оказалось немного — в Прибалтику в марте 1919 года отправилось 200 датчан. В Копенгагене надеялись получить поддержку Антанты в вопросе о Шлезвиге — в маленьком королевстве надеялись вернуть эту территорию и провести датско-германскую границу по Кильскому каналу.

Уже 6–7 января 1919 года с их помощью белоэстонцы перешли в контрнаступление. 10 января 1919 года руководство Эстляндской Трудкоммуны протестовало против участия в боях на стороне белоэстонцев финских полков.

«Это участие подтверждается и объясняется еще воззванием так называемого временного правительства Эстляндии, обращенным 27 декабря к буржуазной демократии всего мира с просьбой помощи и провокационной ложью, будто Правительством РСФСР направляются для оккупации Эстляндии полчища русских, латышей и китайцев».

Советское правительство присоединилось к этому протесту. Разумеется, он был игнорирован. В результате внешней поддержки процесс строительства собственной армии у эстонцев шел весьма удачно. Сказывалось также и ослабленное положение рабочего центра — Ревеля, а также влияние буржуазных националистов среди зажиточного крестьянства и солидная силовая и организационная поддержка извне. С помощью англичан, финнов, добровольцев из Швеции и Дании белоэстонцы к январю 1919 года создали армию приблизительно в 12 тыс. чел.

Эстонской армией командовали ген.-м. Лайдонер и ген.-м. Эрнест Педдер. Им удалось стабилизировать свои позиции недалеко от Ревеля и подготовить контрнаступление. Красная армия Советской Эстляндии имела всего около 16,5 тыс. чел., но она так и не сумела организовать наступление на Ревель. 12 января белые взяли Раквере, 14 января — Юрьев, 19 января — Нарву, 1 февраля — города Валга и Выру. В феврале 1919 года вспыхнуло восстание на островах Моонзунда — здесь было особенно много безземельного и бедного крестьянства. Восставшие успели собрать отряд из 500 человек, которым командовал бывший унтер-офицер русской армии, но вскоре он был разбит присланными из Ревеля карателями.

Главный удар красных сил вместе с латышами был нанесен в сторону Лифляндии и Риги, туда, где поддержка населения была более массовой. Временное правительство Эстонии воспользовалось передышкой для новой волны мобилизации, которая увеличила ее армию до 80 тыс. чел. 17 декабря революционный комитет во главе с Петром Стучкой провозгласил создание Советской республики в Латвии. Латышские социал-демократы, а затем и коммунисты первоначально не ставили перед собой задачу достижения политической независимости, но в новых изменившихся условиях вынуждены были изменить свою точку зрения на этот вопрос, чтобы не оказаться позади событий. 22 декабря новую советскую республику признала РСФСР.

23 декабря англичане, понимая ограниченность своих возможностей на суше, предложили немцам приостановить уход из Лифляндии с целью оказания сопротивления Красной армии. Те отказались. Солдаты стремились домой. Тем не менее немецкое командование могло еще пустить в ход силу для восстановления порядка на занимаемой им территории, не останавливаясь перед применением артиллерии и пулеметов. Ульманис также, как и в Эстонии, создавал свою армию, но делал это вез особого успеха. Было сформировано несколько рот, большая часть солдат — до 80% — была настроена пробольшевистски, что вскоре проявится в боях в Лифляндии. В Риге 30 декабря латышские части взбунтовались, но это было спонтанное выступление, и оно было подавлено с помощью немцев. 200 солдат было разоружено и арестовано, 10 зачинщиков расстреляли.

В начале января 1919 г. Красная армия Латвии начала оттеснять немцев в Курляндию. 2 января они начали покидать Ригу. В городе началось давно подготовленное восстание. Немцы подожгли здание немецкого театра и попытались провести ряд взрывов, но сделать это им не дали. Восставшие захватили вокзал и мост через Западную Двину, чем оказали существенную помощь наступавшим. Днем 3 января передовые отряды Красной армии вошли в город. Это произвело очень серьезное впечатление на националистов. Они начали бросать позиции и в спешке покидать Ригу. Но эти успехи необходимо было закрепить.

13-15 января 1919 года был проведен I Съезд Советов Латвии, на котором присутствовали Свердлов и Каменев, поздравительные телеграммы съезду направили Троцкий и Зиновьев. Каменев заявил:

«И мы провозглашаем перед всем миром, что мы сокрушим тех, кто станет поперек нашего трудного пути. Вместе с вами, товарищи, мы водрузим знамя Красного Интернационала над землей».

Победа в Латвии для советского руководства была частью победы разворачивающейся мировой революции. Началось формирование органов власти новой Советской республики. Основой её конституции стала конституция РСФСР — возражений по этому вопросу не было. 1–6 марта был проведен VI Съезд СДЛ, на котором было принято решение переименовать её в Коммунистическую партию Латвии. V Съезд СДЛ прошел 6 июля 1917 года, и за это время произошло немало важных событий. Представители меньшевиков не приняли перемен и покинули съезд, на котором остались лишь делегаты коммунисты-латыши из России и местные спартаковцы, всего 180 делегатов от 9 093 членов партии. Такова была численность КПЛ. Правительство Ульманиса бежало в Либаву, где еще были германские оккупационные власти. Под их прикрытием Ульманис попытался создать латышскую армию под немецким руководством.

Местная национальная интеллигенция выступала и против немцев, и против большевиков, германское по происхождению дворянство традиционно делилось на русофилов и германофилов, но после Октябрьской революции оно окончательно предпочло считать свои связи с Россией разорванными. Исключение составляли бывшие офицеры русской армии и флота, как немцы, так и латыши и эстонцы, часть из которых с симпатией относилась к белым. В 1918–1919 гг. все эти противоречия окончательно приобрели неразрешимый характер и переросли в борьбу. 1 января 1919 года Военный министр Германской республики Г. Носке назначил командующим VI Резервным армейским корпусом, расквартированным в Латвии, ген. графа фон дер Гольца, уже проявившего свои организационные способности во время борьбы с красными финнами. Это назначение было согласовано с Антантой. 1 февраля 1919 года генерал прибыл в Либаву и начал с разгона Совета рабочих депутатов. Члены его были для начала арестованы, а затем тайно казнены. Немецкое население сформировало ополчение — ландесвер, к которому примкнула добровольческая немецкая «Железная» дивизия. Соединение добровольцев и здесь возглавил фон дер Гольц. Формально дивизией добровольцев командовал майор Йозеф Бишоф, который прибыл в Либаву еще 15 января.

С середины января 1919 года в Либаве началось формирование сводного отряда полковника князя А. П. Ливена. Отряд поначалу был немногочисленен — всего 60 чел., в основном это были офицеры. Отряд вошел в состав ландесвера и постепенно рос. Ландесвер насчитывал около 4,5 тыс. чел., действовать пришлось в крайне недружественной обстановке — по немецким оценкам, до 60% населения поддерживало большевиков. В ряде районов этот процент был и больше. Поддержка пришла с моря. 20 февраля 1919 года в Либаву пришло 2 британских крейсера и 3 эсминца. В марте 1919 года в Балтику вошла новая английская эскадра. В её составе действовали 12 легких крейсеров, 20 эсминцев, 12 подводных лодок, переделанный из крейсера авианосец HMS Vindictive, 3 минных заградителя, 11 тральщиков, 7 торпедных катеров, 30 вспомогательных судов и монитор HMS Erebus, вооруженный 15-дюймовыми (381 мм) орудиями. Эскадрой командовал сменивший Александра-Синклера 6 января 1919 г. контр-адмирал Уолтер Коуен. Его эскадра была мощной, но все же Коуен не мог позволить себе большую активность. При отходе на Балтику в экипажах его кораблей был некомплект от 20 до 40%. Англичан ждали. Это были хозяева положения и арбитры политической борьбы.

«Народный совет» Ульманиса расположился под защитой немцев и англичан в Либаве. Собственных сил у него было совсем немного. Белых латышей было около 350 чел., в составе Красной армии Латвии в начале 1919 года числилось около 4 тыс. штыков и сабель. Националисты сначала согласились действовать в составе ландесвера. 4 января 1919 года Ульманис подписал соглашение с немцами, по которому добровольцам предоставлялась после победы земля в Латвии, а за это его правительство получало займ в 1 млн. 20 тыс. марок. Британское командование подталкивало фон дер Гольца к действиям, и в конце февраля при поддержке английской эскадры он совершил бросок на Виндаву и захватил город. Наметилась угроза Советской Латвии. С севера её одновременно атаковали силы белоэстонцев. К середине марта у Гольца было около 12 тыс. штыков, 1150 сабель, 68 орудий и 610 пулеметов. При этой силе состояли и несколько подросшие в силе части Ульманиса — около 400 штыков. Ульманис не был нужен немцам, и 16 апреля 1919 года они совершили государственный переворот. Гольц заявил, что всем распоряжается именно он. Ульманис со своим «Народным советом» бежал на транспорт «Саратов», где получил поддержку от других хозяев. Либавский порт контролировали англичане. 20 апреля правительство возглавил германофил пастор Андриес Ниендра.

Тем временем Советское правительство Латвии приступило к национализации земли и конфискации помещичьей земли с дальнейшим распределением её среди безземельного, мелкого и среднего крестьянства. Реализация этой политики на практике вызвала значительные проблемы. Разумеется, ликвидация баронского землевладения была принята с большим энтузиазмом — в Латвии на каждого владеющего землей крестьянина приходилось по пять безземельных. При этом принципы раздела собственности не были понятны всем. Совнарком Латвии попытался сделать упор на «советские» земельные хозяйства, свыше 100 десятин пахотной земли, на обработку которой хватило бы инвентаря. Было создано 239 таких хозяйств.

Кроме того, Советское правительство ввело обязательный единовременный хлебный налог с целью обеспечения города и армии — 6 пудов зерна с одной десятины. В мирное время этот налог не выглядел бы тяжестью. Средний сбор зерновых накануне Первой мировой войны в Лифляндии был следующим: рожь с десятины — от 70 до 100 пудов, озимая пшеница — от 56 до 100, яровая — от 60 до 80 пудов. Чуть более низкими были показатели в Курляндии — рожь от 68,9 до 66 пудов, пшеница от 63,1 до 75,8 пудов с десятины. Однако после нескольких лет войны и германской оккупации, сопровождавшейся реквизициями, вывозом сельскохозяйственных машин и угоном скота в Германию, да еще накануне посевной, он показался крестьянам обременительным — было собрано только 20 тыс. пудов зерна, что покрывало потребности города и армии на 1,5 дня.

Это означает, что советские власти сумели реализовать налог на пространстве 3 333,3 десятин, что при средней посевной площади крестьянского хозяйства в 5 десятин означает, что налог заплатили 666,6 чел. Даже при сокращении посевной площади хозяйства до 1,5 десятин получается, что налог заплатило 2 222,2 чел. Эти цифры никак не свидетельствуют о массовой поддержке красного правительства крестьянами. Рига голодала, хлебный паек был сокращен до 200 граммов в день. По мере возможностей Латвии оказала помощь РСФСР — сюда было направлено 150 вагонов с продовольствием, мануфактурой, солью и т.п., но этого было мало. Правительство Латвии начало увеличивать состав Красной армии, которая выросла до 18 стрелковых полков — около 45 тыс. чел. До 75% состава этих полков было представлено латышами. Эти полки оказали самое серьезное сопротивление немцам «Железной» дивизии.

Воспользовавшись тяжелым положением красных латышей, 3 марта 1919 г. фон дер Гольц начал наступление. Его поддержали белоэстонцы и белофинны, а в апреле в районе Двинска активизировались поляки. Успех немцев явно пугал сторонников Ульманиса, и они организовали похищение Ниендры. 12 мая он сложил полномочия главы правительства, после чего контроль над ним был ослаблен. 17 мая он бежал и снова присоединился к фон дер Гольцу, который продолжил наступление на Ригу. Немецкие части, хорошо организованные, вооруженные и дисциплинированные, помогли уничтожить советскую республику в Латвии. Они взяли Ригу. В городе шли уличные бои, и лишь обход и угроза окружения заставила советские войска отступить в ночь с 22 на 23 мая 1919 года. При отходе Красной армии началось дезертирство недавно призванных стрелков. Тем не менее в полном порядке отошли до 60% состава Красной армии Латвии и до 90% состава «старых» стрелковых полков. В Латвии немцы развязали террор, ими было убито около 15 тыс. чел, при этом в Риге — около 4,5 тыс. чел. Вскоре добровольцы вступили в противостояние с местными националистами.

19 июня немцы перешли в наступление с целью вытеснить отряды эстонской армии и белых латышей из северной Латвии, что им не удалось сделать. Эстонцы вместе с латышами-националистами выдавили немцев из Эстляндской губернии. 22 июня «Железная» дивизия вынуждена была начать отступление. Союзное командование настояло на приостановке боев. 3 июля войска фон дер Гольца вынуждены были согласиться оставить Ригу. В этот день германское командование было вынуждено подписать договор о порядке эвакуации Латвии. Рига должна была быть очищена в первую очередь — в течение двух дней. Фон дер Гольц должен был закончить эвакуацию своей дивизии в Германию не позже 31 августа. Генерал поначалу пытался вести переговоры, не понимая, как отметил будущий британский адмирал, что «мы диктуем условия, а не обсуждаем их». На эвакуации настаивал и Берлин, который после поражения в Мировой войне под давлением Антанты взял на себя обязательство вывести из Прибалтики и Финляндии части германской регулярной армии. 9 июля «Саратов», на котором все это время пребывал Ульманис, под охраной британских кораблей перешел из Либавы в Ригу. Власть в Латвии опять перешла к Ульманису.

После взятия Риги русские отряды были отведены в район Митавы, где под руководством Ливена были сведены в Добровольческий корпус в составе трех дивизий (разумеется, не полного состава). Сюда же из Германии начали прибывать освобожденные из плена солдаты и офицеры. Корпус был подчинен русскому командованию, что было оформлено приказом адмирала Колчака в июне 1919 года. Ливенцы действовали вместе с немецкими добровольцами. Представители Антанты в лице британского бригадного генерала Ф. Марша попытались изменить ситуацию. В Курляндии началось формирование из русских пленных, приходивших из Германии, отряда под командованием полковника П. Р. Бермондта-Авалова. Он прибыл в Либаву 12 июня 1919 года. К этому моменту здесь уже была русская часть — отряд кн. Ливена. Он вырос до 400 чел. при 8 пулеметах и 2 орудиях, был отлично снабжен и и экипирован немцами. Бермондту доверяли в Берлине, что сыграло очень большую роль. Полковник немедленно приступил к формированию собственного отряда. Помощь ему при этом оказывали и немцы, и англичане. В конечном итоге отряды Ливена и Бермондта-Авалова и составили Западный корпус, действовавший в Латвии. Местные власти и население смотрели на белогвардейцев с подозрением, а часто и с неприязнью, что заставило Бермондта обратиться к народу Латвии с обращением, в котором он обещал не вмешиваться во внутренние дела Латвии, а только защищать её от большевиков во время борьбы за освобождение от них России.

Из Прибалтики и был нанесен удар по Советской России, который сказался на всех фронтах Красной армии.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть