Смена президента в Туркмении: чем это грозит стране и что делать России?

Передача власти главой Туркмении Гурбангулы Бердымухамедовым своему сыну интересует президентов соседних стран – некоторые хотели бы поступить аналогично
15 апреля 2022  13:28 Отправить по email
Печать

В Туркмении 12 марта 2022 года прошли внеочередные выборы президента, уверенную победу на которых (с результатом почти 73% голосов) одержал Сердар Бердымухамедов – сын «Лидера нации» Гурбангулы Бердымухамедова, возглавлявшего страну с 2007 года.

По мнению российского эксперта по Туркестану Дмитрия Попова, «рокировка» в руководстве республики вряд ли серьёзно изменит внутреннюю и внешнюю политику Туркмении в ближайшей перспективе, но будет представлять большой интерес для соседних государств как прецедент передачи власти от отца сыну в Туркестане.

ИА REGNUM публикует статью Дмитрия Попова полностью.

Руководство Туркмении вело подготовку к транзиту власти на протяжении нескольких лет. Сердар Бердымухамедов прошёл интенсивную «обкатку» в госаппарате, поочерёдно занимая руководящие посты в различных департаментах и агентствах, избираясь депутатом парламента, работая губернатором, министром промышленности и вице-премьером по финансово-экономическим вопросам. Внешнеполитический опыт будущий президент приобрёл, представляя интересы Туркмении на крупных международных форумах в России, Белоруссии, Казахстане, Японии, Великобритании. Позитивный имидж Сердара усиленно формировали местные СМИ, освещавшие его государственную и общественную деятельность (участие в подготовке национальной команды к Олимпийским играм, руководство ассоциациями ахалтекинского коневодства и собак-алабаев).

Согласно Конституции Туркмении, право баллотироваться на высший государственный пост Сердар приобрёл в сентябре 2021 года, когда ему исполнилось 40 лет. Несмотря на это, для большинства зарубежных наблюдателей его выдвижение на досрочных президентских выборах в начале 2022 года стало неожиданностью. Предполагалось, что это произойдёт позже, поскольку Бердымухамедов-старший ещё довольно молод для постсоветского лидера (64 года) и теоретически мог бы дольше оставаться у власти.

Сам Аркадаг (официальный титул Гурбагнулы Бердымухамедова) объяснил своё решение тем, что достиг «возраста пророка» и хотел бы на новом этапе развития Туркмении дать дорогу «молодым руководителям». В экспертных кругах региона выдвинуты альтернативные версии, объясняющие форсирование передачи президентских полномочий в Туркмении. Согласно одной из них, Бердымухамедов-отец якобы серьёзно болен, что косвенно подтверждается случаями его исчезновения из публичного пространства и визитами в Ашхабад иностранных врачей. По другой версии, туркменские власти напугал острый политический кризис в Казахстане в январе 2022 года, приведший к расколу казахстанской элиты и дестабилизации соседнего государства.

В любом случае наиболее вероятной целью запущенных политических преобразований в Туркмении является сохранение власти в руках правящей семьи по образцу Азербайджана, где у руля государства почти 30 лет остаётся род Алиевых. Для действующего руководства Туркмении данный вариант, очевидно, предпочтительнее, чем повторение событий в Узбекистане и Казахстане, где представители кланов экс-президентов Каримова и Назарбаева отстранены от управления страной, лишены экономических активов и подвергнуты преследованию со стороны преемников, не связанных с ними кровными узами.

При этом на первом этапе смена президента в Туркмении вряд ли серьёзно повлияет на внутреннюю и внешнюю политику республики. Скорее всего, в течение какого-то времени реальные рычаги власти здесь будут оставаться в руках Гурбангулы Бердымухамедова, который продолжит управлять страной на посту председателя воссозданной им в 2021 году верхней палаты парламента (Халк Маслахаты Милли Генгеша). Сердар в ходе инаугурации также подтвердил намерение придерживаться курса отца, в том числе сохранять нейтральный статус государства и исполнять утверждённые ранее стратегические документы (Национальную программу социально-экономического развития на 2022–2052 гг.). В конце марта 2022 года он сформировал новый состав правительства, в которое вошли преимущественно старые кадры.

Прогнозировать развитие внутриполитической ситуации в Туркмении на более отдалённую перспективу затруднительно. Страна остаётся крайне закрытой. Отсутствует достоверная информация о политических взглядах, профессиональных и личных качествах нового президента, взаимоотношениях внутри правящего класса. Тем не менее, исходя из опыта других республик, где были предприняты попытки «династической» передачи власти, нельзя исключать, что для Туркмении данный процесс будет довольно сложным. Потенциально он может быть сопряжён с такими рисками, как двоевластие, усиление конфронтации старой и новой номенклатуры, падение эффективности госуправления, делёж промышленных и финансовых активов, снижение авторитета власти в глазах населения, ухудшение отношений с отдельными международными партнёрами.

В этой ситуации для России важно сохранить стабильность и конструктивный характер отношений с Ашхабадом. В отличие от Запада, российская сторона не собирается критиковать политическую систему Туркмении и готова развивать взаимовыгодное взаимодействие с любым туркменским руководством, открытым для сотрудничества с нашей страной.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть