Закавказье после Украины будет другим

Масштабы перемен, которые наступят после Украины в Закавказье, могут оказаться в значительной степени неожиданными
22 марта 2022  16:12 Отправить по email
Печать

Украинский кризис вызывает повышенное внимание в Закавказье. Местные издания пестрят броскими заголовками, экспертное сообщество пытается спрогнозировать дальнейшее воздействие украинского фактора на развитие событий в регионе. Начинает приходить общее понимание того, что вокруг Украины столкнулись интересы России, Евросоюза и США, и это обусловило выход, по сути, внутригосударственного кризиса на региональный и глобальный уровень. Существует также осознание и того, что политика России в регионе будет меняться, но никто не знает, как.

По факту сейчас, если оценивать ее через призму событий на Украине, позиция трех государств Закавказья выглядит следующим образом. Грузия целиком на стороне «коллективного Запада». Несмотря на подписанную с Россией накануне военной операции России на Украине союзническую декларацию, Баку официально занял нейтральную позицию, а почти все находящиеся под контролем азербайджанских властей медиа поддерживают позицию Киева. Хотя президент Азербайджана Ильхам Алиев и МИД воздерживаются от прямых заявлений. Лишь помощник президента Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил о важности урегулирования конфликта между Россией и Украиной путем переговоров и дипломатических шагов на основе принципов «сохранения суверенитета стран и их территориальной целостности». При этом Баку сообщил об оказании гуманитарной помощи Украине, получив за это благодарность от украинского президента Владимира Зеленского. Существует и серьезный фактор Турции, которая пытается выступить с посреднической миссией между Москвой и Киевом.

Что касается Армении, то она также заняла нейтральную позицию. Но есть нюансы. Премьер-министр Армении Никол Пашинян оценивает ситуацию глубже. «Если мы проанализируем события последнего периода, в том числе произошедшие с нами, то увидим, что с 2013—2014 годов начались геополитические тектонические события, которые продолжаются по сей день, — говорил он. — И именно эта геополитическая ситуация повлияла на ситуацию в Нагорном Карабахе и вокруг него. Это очень очевидно и доказуемо». Что наталкивает на мысль о проектном и управляемом характере происходящих геополитических изменений. В реакции практически всех закавказских стран просматривается двоякость, скрытое беспокойство и желание сохранить нейтралитет в сложившихся условиях. Как считают эксперты, «эти государства сохраняют торгово-экономические и прочие связи с Москвой, и их позиция все больше напоминает своеобразное «движение неприсоединения» в миниатюре». Но Россия в определенной мере утратила монополию на геополитическое лидерство в регионе.

Если оценивать положение по внешнему контуру, то ясно, что после украинского кризиса для стран Закавказья будут заметно сокращаться шансы в пользу европейского выбора и расширяться горизонты евразийской интеграции. Будут максимально сокращаться и возможности НАТО для освоения Грузии. На проекте присоединение Киева и Тбилиси к этому военно-политическому блоку уже сейчас можно ставить крест. Более того, после «украинской увертюры» начнется изгнание США из региона. То есть, как пишет американский эксперт Дэниел Трейсман, в Закавказье будет происходить «оценка украинской добавленной стоимости в динамике с переходом в кумулятивный эффект». Его главный смысл: Россия, продвигая свои интересы, не должна восприниматься в республиках региона как «агрессор», «оккупант» или «старший брат». При этом она должна и будет вводить в свою политику ревизионистские практики селективного характера. Так, под вопросом остается проблема территориальной целостности Грузии, но не Азербайджана. Именно этот вопрос предопределил отношения Москвы с Баку и Анкарой в выстраивании на данный момент оптимальной для себя системы регионального баланса сил.

После второй карабахской войны стало очевидным, что крупная война между Азербайджаном и Арменией маловероятна, как и невелики шансы реанимировать военный конфликт в Нагорном Карабахе. Это можно рассматривать не только с точки зрения сдерживания конфликтующих сторон, но и с точки зрения предотвращения попыток Запада расширить свое влияние в регионе. В этой связи не случайно и то, что Москва позитивно восприняла предложенный Анкарой геополитический проект «3+3» (Россия, Турция, Иран, Азербайджан, Армения и Грузия) по созданию региональной системы безопасности без участия ЕС и США. При этом важно отметить, что логика участия России в этом проекте не типична. Такой механизм носит промежуточный, больше тактический характер, но в этом формате возможна нормализация отношений между Турцией и Арменией, разблокировка всех региональных коммуникаций, открытие восточной границы Азербайджана с Арменией, ее западной границы с Турцией.

Москва ставит на разблокирование транспортных коммуникаций как на способе неполитического (прагматического) втягивания Баку, Еревана, Тегерана и Анкары в новый геополитический процесс. Уже появились его наметки, которые внешне к украинским событиям не имеет никакого отношения. Но это вписывается в глобальную геополитическую игру, масштабы которой могут оказаться для многих в значительной степени неожиданными.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть