Товарный дефицит в России: «панические атаки» или проблемы логистики?

В ряде российских регионов начало марта ознаменовалось ростом цен на продукты и появлением дефицита на некоторые из них, главным образом на сахар
18 марта 2022  12:26 Отправить по email
Печать

На днях российское правительство представило план борьбы с возможным дефицитом продуктов. По словам министра экономического развития Максима Решетникова, в основе сохранения товарного разнообразия лежит принцип гибкого ценообразования. Он позволит обеспечить наполняемость полок магазинов необходимыми продуктами, но допускает и рост цен на ряд из них. Именно работа по сдерживанию цен и сохранению ассортимента товарной продукции является главной задачей созданной в начале марта правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций. Эксперты уверены, что одним из ключевых направлений её работы должна стать поддержка агропромышленного сектора.

Дефицит товаров порождён паническим спросом?

В ряде российских регионов начало марта ознаменовалось ростом цен на продукты и появлением дефицита на некоторые из них, главным образом на сахар. Проблема фиксируется как в областях Центральной России (Липецкой, Псковской областях), так и в некоторых регионах Сибири (Новосибирская область). Только по итогам первой недели специальной военной операции на Украине цены на сахар выросли более чем на 3%, в некоторых регионах существенно опережая общую инфляцию. По данным Росстата, за неделю с 5 по 11 марта розничная цена на сахар поднялась на 12,8%, чего не наблюдалось последние два года. В качестве мер, которые должны стабилизировать ситуацию, российские власти рассматривают временный запрет экспорта. В частности, уже объявлен запрет на экспорт из России сахара и зерна. Запрет по зерновым относится к пшенице, ржи, ячменю и кукурузе. Запрет на поставки зерна будет действовать до 30 июня, а сахара — до 31 августа. При этом эксперты полагают, что главная причина неожиданно проявившегося дефицита носит психологический характер.

Так, глава Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов отмечает, что россияне, особенно те, что постарше, в сознательном возрасте пережившие несколько финансово-экономических кризисов, наблюдая за текущими общественно-политическими событиями, за ростом курса доллара, за ростом цен на продукты питания, запасаются впрок товарами первой необходимости.

«Очевидно, люди беспокоятся, во-первых, что вскоре все значительно подорожает, а во-вторых, что ряд продуктов вовсе исчезнет с прилавков. С одной стороны, можно понять тех, кто застал пустые полки магазинов времен СССР и опасается нового «железного занавеса». Однако эти опасения беспочвенны: сегодня наша страна ориентирована на рыночную экономику, на складах лежит достаточное количество продуктов питания, а магазины увеличили закупки продукции, на которую наблюдается повышенный спрос. Поэтому «запас прочности» в части продовольственной безопасности у нас довольно большой, а европейский рынок — далеко не единственный: нужно лишь некоторое время на налаживание новых торговых связей и выстраивание логистики.
Важную роль в сложившейся ситуации играет и другой психологический аспект, всем известное «стадное чувство»: «если все скупают сахар и гречку, то и я побегу куплю себе по мешку на всякий случай, хоть я их и не ем». Это пройдет, как только люди увидят, что дефицита как такового нет, продукты регулярно появляются на полках. Но иногда дефицит всё же возникает: как правило, по вине недобросовестных производителей-монополистов, которые при заполненных складах искусственно придерживают товар, создавая ажиотажный спрос, — и на этом фоне поднимают цены. Такими инцидентами должна заниматься ФАС России».

Политконсультант, кандидат политических наук Александр Семенов отмечает, что у российских аграриев есть зависимость от закупок семенного и генетического материалов, оборудования.

«В то же время западные аграрии зависят от наших минеральных удобрений. Но говорить о том, что сейчас рост продовольственной инфляции связан с санкциями — контрсанкциями, на мой взгляд, пока рано. Напомню, что продовольственная инфляция показывала существенный рост ещё в январе. Сейчас можно говорить о паническом спросе на ряд товаров, например, сахар, из-за падения курса рубля. Но при этом важно понимать, что панический спрос имеет психологическую природу, логику поведения толпы — «все побежали и я побежал».

По мнению директора по стратегии ИК «Финам» Ярослава Кабакова, товарный дефицит — это реальность ближайших месяцев, логистика и расчёты за товар уже пострадали.

«Эффективность мер правительства не сможет компенсировать временных потерь, которые требуются бизнесу на переформатирование денежных и товарных потоков. По экспертным оценкам, сейчас около 40 миллиардов долларов «зависло» в платежах и поставках товаров».

Ключевой вопрос — развитие АПК

Рост цен на ряд продуктов заставил принимать оперативные меры не только федеральные, но и региональные власти. Так, в Самарской области, где фиксируется рост цен на сельхозпродукцию, власти анонсировали ряд мер по стабилизации ситуации. В качестве основной задачи региональное руководство видит необходимость усилить взаимодействие с Федеральной антимонопольной службой, чтобы пресекать необоснованный, спекулятивный рост цен. Помимо этого власти региона решили задействовать для обеспечения нормального снабжения населения такой инструмент, как городские ярмарки. Это позволит увеличить число торговых точек, а значить и усилить конкуренцию между продавцами продовольственных товаров, в том числе, сельскохозяйственной продукции.

Инструмент ярмарок планирует использовать и руководство Башкирии, которое уже анонсировало их открытие. Кроме того, в республике начнут работать два новых центра — один по импортозамещению и импортоснабжению, второй по мониторингу розничных и оптовых цен. Первый займется помощью республиканским предприятиям в подборе новых поставщиков оборудования, комплектующих, сырья, как на территории России, так и в дружественных странах; второй — будет отслеживать неправомерный рост цен. Все эти процессы власти региона планируют подключить к системе Центра управления республикой. Это позволит в режиме реального времени мониторить ситуацию.

В Краснодарском крае в продовольственном секторе рост цен по многим позициям составил около 10%. Руководство региона приняло решение закрепить предельную цену на сахар. С этой целью планируется заключение соглашений с розничными торговыми сетями. Последним также рекомендовано заключать соглашения с поставщиками напрямую, минуя перекупщиков. За стоимостью хлеба, круп, молока, овощей, а также непродовольственными товарами следят мониторинговые группы правительства региона.

Александр Семенов полагает, что остановить сейчас панический спрос способны лишь те главы субъектов, кто пользуется высоким доверием со стороны населения и бизнеса и кто смог выстроить коммуникации с ними.

«Это реакция первого уровня. Дальше нужно будет уже анализировать логистические цепочки в каждом регионе, объективно оценивать влияние санкций, в первую очередь на аграрно-промышленный комплекс».

Олег Иванов фиксирует, что сейчас в регионах ведется серьезная работа: на основании мониторинга цен органы власти совместно с торговыми сетями выявляют дефицит или необоснованные завышения стоимости, затем связываются с производителем, и если тот отказывается снизить цену, товар в магазине заменяется на аналогичную продукцию от другого производителя, а информация по «отказнику» направляется для проверки в ФАС.

«Кроме того, большинство региональных Управлений ФАС открыли «горячие линии» для приема жалоб граждан на резкий рост цен на товары и услуги. Вместе с тем, поскольку сельхозпроизводители закладывают издержки в конечную цену товара, рост стоимости продовольствия неизбежен, вопрос лишь в темпах такого роста. Например, тот же сахар производится из сахарного тростника, который является импортным товаром. Нарушенная логистика, рост цен на бензин — все это объективные факторы, влияющие на цену конечного товара. Импортное сырье содержится в большинстве продуктов, поэтому цены в текущих условиях объективно будут расти, но возможный дефицит, как уже отмечалось, носит исключительно искусственный и временный характер».

Но часть экспертов считает, что возможности региональных властей в этих условиях ограничены. Так, Ярослав Кабаков отмечает, что «во многом ситуация мало зависит от региональных властей».

«Как только банковская система адаптируется к проведению платежей, бизнес сможет увеличить объемы поставок. Самые действенные мероприятия властей — это снижение проверок и послабления в валютном контроле, и данные меры уже реализовываются».

В целом меры, предпринимаемые большинством регионов, сегодня сводятся к мониторингу ситуации с ценами и договорённости с розничными сетями. Впрочем, ряд субъектов проводят и комплексные мероприятия, которые направлены не только на решение сиюминутных задач, но должны выстроить систему, повышающую конкурентность в этом сегменте. Тем не менее очевидно, что дефицит товаров и рост цен на них будет прямо зависеть от общего состояния российской экономики и того вектора, который она выберет в условиях санкций.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
В случае объявления всеобщей мобилизации
С началом 2023 года следует ожидать на Украине
83.9% увеличения интенсивности боевых действий и вовлечённости сопредельных государств в военный конфликт
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть