Хроника гражданской войны в Грузии. Националисты создают свои армии

Продолжение цикла статей о гражданской войне в Грузии 1991–1993 гг.
27 января 2022  16:10 Отправить по email
Печать

Одной из главных задач новоизбранного грузинского националистического парламента было создание на уже полностью законном основании многочисленной и хорошо вооружённой регулярной армии. Первым шагом в этом направлении явилось выделение грузинской республиканской организации из общесоюзного ДОСААФ (Добровольного общества содействия армии, авиации и флоту). Именно через эту структуру в грузинские вооружённые формирования сразу стало поступать значительное количество оружия и особенно военной техники.

25 ноября 1990 года был создан так называемый Офицерский корпус Грузии, объединивший в своих рядах как отставных, так действующих офицеров грузинской национальности и поставивший своей целью в кратчайшие заложить основу для скорого формирования национальной армии. 20 декабря Верховный совет принял постановление о создании так называемых «Внутренних войск — Национальной гвардии», для руководства которыми при парламенте и правительстве были созданы комиссии по обороне. По чисто тактическим соображениям не было образовано собственное министерство обороны, а национальная гвардия формально вошла в состав республиканского МВД, но фактически она являлась национальной армией. Звиад Гамсахурдия на пресс-конференции публично объявил о будущей численности Национальной гвардии — 12 000 — 15 000 человек. А на удивлённые вопросы иностранных журналистов об оружии для такого большого количества военных Гамсахурдия уверенно ответил: «Оружия у нас достаточно!»

Ранее на ИА REX:

Хроника гражданской войны в Грузии. Прелюдия

Хроника гражданской войны в Грузии. Зарождение волны насилия

Хроника гражданской войны в Грузии. Приход к власти националистов

Оружие в создаваемую национальную гвардию сплошным потоком пошло из ДОСААФ, МВД, военизированной охраны. Одновременно с этим с целью хищения вооружений, боеприпасов и техники начались нападения на воинские части и склады Закавказского военного округа. Кроме того, находящиеся на действительной военной службе в советской армии офицеры и прапорщики, этнические грузины, пользуясь своим служебным положением, стали практически открыто передавать оружие и технику националистическим военным формированиям. В рядах же личного состава негрузинской национальности ЗакВО стремительно началось разложение. Военные стали продавать оружие или даже обменивать его. Так, в одной из мотострелковых дивизий имел место потрясающий факт «бартерного обмена» боевого танка на пилораму.

В начале январе 1991 года на туристической базе вблизи Кутаиси было сформировано первое отделение национальной гвардии Грузии, которое в течение двух месяцев увеличилось до роты. 29 января в Конституцию Грузии были внесены статьи о национальных воинских формированиях, служба в которых объявлялась «священной обязанностью и патриотическим долгом». В этот же день были утверждены положения о призыве и о прохождении военной службы. Примечательно, что в течение двух лет грузинская общественность всячески культивировала среди молодых людей уклонение от службы в вооружённых силах СССР и даже прямое дезертирство из их рядов. Однако, это совершенно не помешало внести в положение о призыве пункт о том, что «уклонение призывников от военной службы в национальной гвардии считается изменой Грузии и карается по всей строгости закона». Также примечательно то, что стремление грузинской национальной гвардии отличаться от советской армии даже в мелочах приобрело совершенно анекдотический характер. Например, было изобретено откровенно нелепое воинское звание «старший капитан».

Весной 1991 года призыв в национальную гвардию начал активно осуществляться. В городах были созданы военные гарнизоны и организована комендантская патрульная служба. Кроме того, национальные гвардейцы стали нести городских улицах милицейскую патрульно-постовую службу. Следует отметить, что создание и функционирование грузинской национальной гвардии не вызвало абсолютно никакой реакции союзных силовых структур. Москва упорно делала вид, что не происходит ничего экстраординарного, требующего принятия немедленных и чрезвычайных мер.

Между тем, в Грузии быстро росло количество оружия на руках у населения, и, кроме национальной гвардии, подобно грибам после дождя стремительно появилось большое количество различных парамилитарных формирований, как официально признанных националистической властью, так и не признанных. Так, де-юре легальными вооружёнными формированиями стали организации с казалось бы совершенно мирными названиями, такие, как Общество защиты фауны и флоры и Независимый союз энергетиков. Именно эти два формирования сыграли особую роль в развязывании кровопролитного грузино-осетинского конфликта. Так, убийство 12 декабря 1990 года на улице в Цхинвале при невыясненных обстоятельствах двух «защитников флоры и фауны» стало поводом для начала боевых действий против Южной Осетии. А «независимые энергетики» «отличились» жесточайшей энергетической блокадой Южной Осетии, приведшей к многочисленным случаям гибели людей от холода.

Но совершенно особое место среди всех грузинских националистических парамилитарных формирований занимала организация «Мхедриони». В 1990 году её создал «крёстный отец» грузинской организованной преступности, «вор в законе», проведший много лет в тюрьме, и по совместительству профессор-театровед Джаба Иоселиани. Она состояла частично из уголовных элементов, а частично из националистически настроенных молодых людей, не желавших ни работать, ни учиться. «Мхедриони», насчитывавшая 6000 бойцов, имела отделения по всей Грузии, была хорошо вооружена и отличалась крайне агрессивным поведением. Члены организации поддерживали «антизвиадистский» Национальный конгресс и поэтому совершили ряд вооружённых нападений на сторонников «звиадистского» «Круглого стола». Гамсахурдия и его окружение прекрасно понимали огромную опасность, исходившую от «Мхедриони». Поэтому, «звиадисты» решили бороться ней, используя всю мощь недавно перешедших под их контроль правоохранительных органов Грузии.

На пост главы МВД сразу же был назначен ставленник Гамсахурдия, борец-дзюдоист, директор спортивной школы Дилар Хабулиани, которому срочно было присвоено звание полковника милиции. Новоиспечённый министр очень быстро «прославился» тем, что прямо с телеэкрана открыто угрожал проживавшим в Грузии этническим меньшинствам. Во главе КГБ Гамсахурдия в тот момент не удалось поставить людей из «Круглого стола». Но он фактически вывел грузинскую госбезопасность из единой системы КГБ СССР, даже переименовав её в Департамент безопасности. Надо отметить, что грузинские «чекисты» практически в полном составе сразу же перешли на сторону националистов.

Используя телевидение и радио, власти начали абсолютно лицемерную пропагандистскую кампанию под весьма неожиданным лозунгом «Преградить путь анархии и произволу». Националистов, находящихся у власти, внезапно озаботил рост бандитизма, наличие «самозваных» военных группировок, нападения на милицию. Видимо, они забыли, что сами с удовольствием вытворяли подобное ещё каких-нибудь пару месяцев назад. Власти в ультимативной форме потребовали от «Мхедриони», его легального филиала под названием «Корпус спасателей Грузии» и прочих «антизвиадистских» военизированных формирований общей численностью в 17 000 человек немедленно сдать оружие и самораспуститься. В ответ «Мхедриони» устроило многочисленные шумные акции протеста прямо в центре города: митинги, шествия и, разумеется, любимое развлечение всех грузинских националистов — массовые голодовки. Обе противоборствующие стороны зеркально обвинили друг друга в работе на Кремль. Дескать, оппоненты умышленно дестабилизировали ситуацию в Грузии, чтобы дать повод Москве ввести военное положение и с помощью силы разгромить грузинское национально-освободительное движение.

Это противостояние продолжалось до тех пор, пока 18 февраля 1991 года в пригороде Тбилиси Шавнабада не произошёл серьёзный вооружённый инцидент с участием «Мхедриони». В Шавнабада ещё в конце 1970-х годов был построен Республиканский учебный центр подготовки и переподготовки комсомольских и пионерских кадров и актива при ЦК ЛКСМ Грузии, более известный как Комсомольский городок имени Бориса Дзнеладзе. Городок, расположенный на большой территории и имевший значительное количество сооружений, предназначался для проведения комсомольско-пионерских организационных, учебных, культурных и спортивных мероприятий республиканского и даже союзного значения. Однако после начала националистических процессов в Грузии городок быстро превратился в опорную базу вооружённых формирований и на длительный период времени стал натуральным бандитским гнездом.

Именно в Шавнабада в ночь на 18 февраля боевики «Мхедриони» напали на возвращавшееся с учений подразделение ЗакВО. Военные под командованием будущего героя первой чеченской войны генерала Льва Рохлина дали боевикам чрезвычайно жёсткий отпор.

Военные заняли Шавнабада и разоружили членов «Мхедриони». В городке было изъято большое количество оружия, взрывчатки и обнаружено около 20 ранее угнанных автомобилей. Гамсахурдия, разумеется, обвинил военных в агрессии, но при этом решил, не теряя времени, использовать инцидент свою пользу. Иоселиани и его ближайшие сподвижники были арестованы силами МВД Грузии. У них было изъято оружие и крупные суммы денег. Власти объявили о полном разгроме организации, но это не соответствовало действительности. Остальные члены «Мхедриони» всего лишь ушли в подполье, события ближайших месяцев это явственно продемонстрировали.

(Продолжение следует)

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Днепропетровск, Харьков, Одесса и Николаев - русские города?
90.6% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть