В чём проблемы политики Ирана на Ближнем Востоке?

Спустя два года после убийства иранского генерала Касема Сулеймани его наследие переживает не лучшие времена
24 января 2022  10:25 Отправить по email
Печать

Спустя два года после убийства иранского генерала Касема Сулеймани, которого СМИ называли одним из ключевых персонажей теневой ближневосточной политики, его наследие переживает не лучшие времена. Вооружённые группировки мусульман-шиитов, которые годами создавались Сулеймани по всему региону, теряют завоёванные позиции. Как предполагают эксперты, их ослабление свидетельствует о крахе иранского проекта «Шиитского полумесяца» и ослабления позиций Ирана в арабском мире.

С начала интервенции США на Ближний Восток в начале 2000-х годов отряды мусульман-шиитов стали одной из главных антиамериканских сил во всём регионе. В то время как отряды ливанской «Хезболлы» успешно противостояли Израилю (а в 2006 году смогли выдержать прямую израильскую интервенцию в Ливан), шиитское сопротивление в Ираке сражалось против армии США. Многотысячные выступления и восстания — и вместе с тем бесконечные диверсии и нападения — в итоге даже вынудили Вашингтон вывести большую часть своего контингента из Ирака в 2011 году.

Англоязычные СМИ неоднократно сообщали, что ответственность за жертвы среди солдат армии США несёт один человек — иранский генерал Кассем Сулеймани. Именно Сулеймани стал олицетворением иранской политики на Ближнем Востоке, направленной на поддержку антиизраильских и антиамериканских сил во всём регионе. И именно Сулеймани превратил разрозненные отряды сопротивления в единую армию, официально действующую в Ираке, Афганистане, Сирии, Ливане, Йемене и подпольно — в Бахрейне, Саудовской Аравии и ряде других стран.

С началом гражданской войны в Сирии, Сулеймани стал фактическим командующим гибридного иранского контингента в стране. Под его командованием на стороне правительства Башара Асада против боевиков выступили отряды добровольцев из Ливана, Афганистана, Пакистана и Ирака — десятки тысяч человек, переброска, снабжение и подготовка которых легли на плечи иранских спецслужб.

Зимой 2014 года в Ираке начала резко набирать силу группировка ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). И пока армия Ирака отступала, оставляя террористам целые города и военные склады, именно отряды мусульман-шиитов под командованием Сулеймани смогли нанести им первые поражения.

Именно поэтому убийство Сулеймани 3 января 2020 года в результате авиаудара ВВС США вызвало бурную реакцию по всему Ближнему Востоку. Однако в конечном итоге ставка Пентагона на ликвидацию одного человека принесла свои плоды.

Спустя два года после смерти Сулеймани созданная им теневая империя начала медленно рассыпаться. В Ираке все громче звучат голоса представителей ряда политических партий, требующих разоружения «Хашд-аль-Шааби» — коалиции шиитских вооружённых группировок. В Ливане аналогичные заявления всё чаще звучат в адрес группировки «Хезболла». Лишённые единого харизматичного лидера, который являлся авторитетом не только для друзей, но и для врагов, шииты постепенно сдают позиции как на фронтах войны, так и в региональной политике.

Ситуация дошла до того, что часть шиитской общины активно выступила против иранского вмешательства и также потребовала разоружить «Хашд-аль-Шааби». После того, как в октябре 2021 года проиранские партии потерпели на парламентских выборах тяжёлое поражение, им остаётся уходить в оппозицию, а при самом плохом сценарии — в подполье. Подобную судьбу пророчат и ливанской «Хезболле» после парламентских выборов в Ливане, которые пройдут в середине весны.

Впрочем, радость противников Ирана пока что преждевременна, поскольку и в Ираке, и в Ливане вооружённые отряды шиитов остаются самой боеспособной военной силой. Их ослабление может стать прологом для появления нового ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), только на этот раз некому будет дать террористам отпор. Часть местных элит, которые прекрасно осознают эту угрозу, будет стремиться к тому, чтобы «приручить» шиитские формирования и перевести их под своё прямое управление — в обход иранских спецслужб.

Самый радикальный сценарий развития событий предусматривает прямое военное вторжение со стороны США и НАТО, которое станет возможным в том случае, если за ним обратятся новые правительства Ирака и Ливана. Однако и подобная интервенция не только не сможет окончательно подавить шиитское сопротивление, а напротив — скорее даст к нему новый импульс.

Несмотря на то, что «подпольная шиитская империя» Ирана переживает не лучшие времена, её пока что не стоит списывать со счетов. Поскольку для большинства шиитских ячеек подполье — естественное состояние, а партизанская война — излюбленная стратегия, в которой они не имеют равных. Вопрос в том — осознают ли США и их союзники последствия своих действий, постепенно втягиваясь в войну с таким противником. И если нет, то попытка искусственно нарушить шаткий баланс сил в регионе может вывести ближневосточный кризис на новый виток продолжительностью в 5−10 лет. Поэтому даже после своей смерти Касем Сулеймани и его наследие всё ещё остаются главной угрозой американской гегемонии на Ближнем Востоке.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Calm47
Карма: 991
24.01.2022 11:42, #47263
Проблема Ирана не во внешних воздействиях, которые достаточно серьезны, но они не являются определяющим фактором. Проблема Ирана внутренняя. Пока Иран остается государством религиозных фанатиков, его проблемы будут только нарастать. Как внутренние, так и внешние. Действия и политика Ирана ведут к взрыву всего региона, и естественно вызывает противодействие стран региона и глобальных игроков. Ядерный религиозный фанатик Иран это серьезная угроза прежде для России и Китая, и только потом для США.
Начнёт ли Китай до конца года специальную военную операцию на Тайване?
54% Нет
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть