Россия хочет примирить страны в Персидском заливе с одобрения Байдена – Responsible Statecraft

Россия надеется вдохнуть новую жизнь в предложение по многосторонней архитектуре безопасности в Персидском заливе с молчаливого одобрения администрации США
4 декабря 2021  10:53 Отправить по email
Печать

Россия надеется вдохнуть новую жизнь в предложение о создании многосторонней архитектуры безопасности в Персидском заливе с молчаливого одобрения администрации Джо Байдена. В случае успеха благодаря этой инициативе удастся стабилизировать регион, укрепить региональные усилия по снижению напряженности и предотвратить превращение разрушенного войной Йемена во второй Афганистан на южной границе Саудовской Аравии и Аденского залива и в устье Красного моря, пишет Джеймс Дорси в статье, опубликованной 30 ноября в Responsible Statecraft.

На данный момент, по информации издания Newsweek, почву для этого прощупывает Виталий Наумкин, видный ученый, научный советник министерств иностранных дел и юстиции, а также директор Института востоковедения Российской академии наук. На прошлой неделе он пригласил бывших чиновников, ученых и журналистов из враждующих стран Ближнего Востока на встречу за закрытыми дверями в Москве, чтобы обсудить многочисленные споры и конфликты в регионе и способы предотвращения выхода их из-под контроля.

Наумкин, который, как считается, входит в окружение президента России Владимира Путина, стал соавтором плана, впервые выдвинутого в 2004 году. В 2019 году Министерство иностранных дел России опубликовало доработанную версию этой программы. Похоже, что момент для этой встречи был выбран неслучайно: создание этой рамки взаимодействия совпало с успехами хуситов, которые, кажется, наконец добились превосходства над Саудовской Аравией в семилетней войне в Йемене. И появление такой рамки могло бы эту проблему решить.

Похоже, что поддерживаемые Ираном повстанцы ближе к захвату богатой нефтью и газом провинции Мариб после двух лет самых кровопролитных боев в войне. Завоевание подготовит почву для захвата хуситами соседней Шабвы, еще одного богатого энергоресурсами региона. Такое развитие событий даст повстанцам контроль над всем северным Йеменом.

Военные достижения значительно укрепили бы позицию хуситов на переговорах о прекращении войны. Они также чреваты разделением Йемена на два государства: север, контролируемый хуситами, и юг, зависимый от Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

«Битва за Мариб может стать последним аргументом в пользу возможности единого Йемена», — отметил йеменский писатель и правозащитник Набил Хетари.

Северный Йемен, в случае провозглашения своей независимости, мог бы превратиться в некоторое подобие Афганистана, расположенное на одном из критических важных для потоков нефти и газа узких мест в мире. Во главе нового государства будет стоять националистическая исламистская группировка, которой придется решать одним из самых серьезных гуманитарных кризисов в мире, а также бороться за международное признание, восстанавливать социальную инфраструктуру и стабилизировать разрушенную войной экономику, в то время как на юге будет действовать филиал «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Российская инициатива, похоже, также направлена на то, чтобы воспользоваться стремлением ближневосточных соперников — Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Катара, Турции и Ирана — к снижению региональной напряженности, разрешению имеющихся разногласия и предотвращению того, чтобы они вышли из-под контроля.

Россия, похоже, использует то, что одни называют приостановленными, а другие — застопоренными переговорами между Саудовской Аравией и Ираном при посредничестве Ирака. Иракские официальные лица настаивали на том, что переговоры приостановлены до тех пор, пока после состоявшихся в октябре выборов не будет сформировано новое иракское правительство. Обсуждения, по крайней мере частично, были сосредоточены на достижении договоренности о путях прекращения войны в Йемене.

Как отметил Наумкин изданию Newsweek, российская инициатива дает возможность выделить Ближний Восток как регион сотрудничества, а также конкуренции с США, в отличие от Юго-Восточной Европы и Украины, где напряженность между США и Россией нарастает. На Ближнем Востоке у России и США «одна общая угроза — угроза войны», тогда как «ни США, ни Россия не заинтересованы в этой войне». Со своей стороны представитель Госдепартамента США не исключает сотрудничества.

«Мы по-прежнему готовы сотрудничать с Россией в областях, в которых у обеих сторон есть общие интересы, но при этом выступаем против политики России, которая идет вразрез с интересами США», — подчеркнули в Госдепе.

В российском предложении содержится призыв интегрировать оборонительный зонтик США в Персидском заливе в структуру коллективной безопасности, которая будет включать Россию, Китай, Европу и Индию наряду с Соединенными Штатами. Эта структура будет включать, а не исключать Иран, и должна распространяться на Израиль и Турцию.

Стремление ОАЭ вернуть президента Сирии Башара Асада в арабское, если не международное сообщество, хотя и не мотивировано российской инициативой, облегчило бы Москве задачу, если бы все остальные условия были равны. Предложение, вдохновленное Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), предполагает, что новая архитектура будет представлена на международной конференции по безопасности и сотрудничеству в Персидском заливе.

Россия рассматривает эту архитектуру как возможность создания «контртеррористической коалиции всех заинтересованных сторон», которая станет двигателем для разрешения конфликтов в регионе и обеспечения взаимных гарантий безопасности.

План также будет включать устранение «постоянного размещения войск внерегиональных государств на территориях государств Персидского залива» — прямое указание на силы и базы США, Великобритании и Франции в различных государствах Персидского залива и в других частях Ближнего Востока.

Москва призывает к «универсальной и всеобъемлющей» системе безопасности, которая учитывала бы «интересы всех региональных и других вовлеченных сторон во всех сферах безопасности, включая ее военное, экономическое и энергетическое измерения».

В понимании Наумкина ближневосточные соперники «устали от происходящего» и «боятся возможной войны». Единственный оставшийся им вариант — переговоры.

Похоже, что это побуждает таких людей, как наследный принц ОАЭ Мохаммед бин Заид, его саудовский коллега Мохаммед бин Салман, эмир Катара Тамим бин Хамад Аль Тани, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и иранский лидер Эбрагим Раиси, стремиться к налаживанию контактов друг с другом, о чём и свидетельствует недавняя активность.

«Это переговоры между автократами, стремящимися защитить свою власть и укрепить свою экономику: не всеобъемлющего мира, а лишь мира в пределах наших границ», — предупреждает The Economist.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Мировое цифровое рабство
82.7% Реальность
ОДКБ заявила себя на мировой политической арене?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть