Зачем Западу AUKUS? – Project Syndicate

Дипломатия вокруг AUKUS оставляла желать лучшего, но это не должно быть последним соглашением между державами-единомышленниками о противодействии Китаю
30 сентября 2021  16:53 Отправить по email
Печать

В труде древнегреческого историка Фукидида, посвященном Пелопоннесской войне — разразившемуся в V веке до наше эры конфликту между Афинами и Спартой, — представлен основной текст, обосновывающий необходимость сводов правил международных отношений. Во время этой борьбы жители Мелоса, единственного значительного острова в Эгейском море, не контролируемого Афинами, настаивали на сохранении своего нейтралитета, несмотря на интенсивное давление Афин. В конце концов афиняне потеряли терпение и уничтожили жителей острова, убив всех мужчин и поработив женщин и детей. Афиняне оправдали свой поступок тем, что «добиться при правдивой оценке с вашей и нашей стороны, возможно при обоюдном убеждении, что на житейском языке право имеет решающее значение только при равенстве сил на обеих сторонах; если же этого нет, то сильный делает то, что может, а слабый уступает». Становится всё более очевидным, что такого же взгляда на мир сегодня придерживается и Китай, пишет бывший губернатор Гонконга Крис Паттен в статье, вышедшей 24 сентября в Project Syndicate.

Ранее на ИА REX: Станет ли ЕС стратегически автономным после AUKUS? – Responsible Statecraft

Теперь, будучи глобальной экономической державой с большим военно-морским флотом, Китай стремится соблазнить другие страны доступом на свой огромный рынок для их товаров, а также возможностью занять крупные суммы на воплощение инфраструктурных проектов. Пекин, возможно, и делает вид, что соблюдает подписанные им международные соглашения, но только для проформы. Тем не менее китайские лидеры просто делают всё то, что, по их мнению, в интересах Коммунистической партии.

Это очевидно по поведению Китая на морских путях к югу от него, в отношениях с такими соседями, как Вьетнам, Индия и Филиппины, в борьбе с пандемией, в репрессиях в Гонконге, Синьцзяне и Тибете и в его международной торгово-экономической политике. В каждом случае Китай делает то, что хочет, и что, по его мнению, может сойти ему с рук. И он видит в любой попытке со стороны других стран дать отпор «хулиганам» в Пекине начало новой холодной войны против себя.

Правда в том, что Китай уже давно начал военные действия против любой страны, которая его критикует, как тайно — через шпионаж и коммерческое воровство, так и более открыто — с помощью своей агрессивной дипломатии. На это сильные, средние или слабые державы, объединенные общими правилами и нормами, могут ответить лишь объединением в союзы.

Именно это недавно сделали Австралия, Соединенные Штаты и Соединенное Королевство, заключив соглашение об обороне AUKUS, в соответствии с которым Австралия приобретет по крайней мере восемь атомных подводных лодок. Китай занял крайне резкую позицию по отношению к Австралии, с тех пор как Канберра потребовала полного и открытого расследования причин возникновения пандемии COVID-19. Этот призыв прозвучал после того, как министр иностранных дел Китая Ван И обманул австралийцев в январе 2020 года по поводу чрезвычайной ситуации в области здравоохранения в Ухане — как раз тогда, когда Китай закупал большое количество медицинского оборудования из Австралии и других стран.

Из-за географического положения и сильной зависимости от экспорта в Китай Австралия в особенно сильной степени уязвима для давления со стороны Пекина. Для этих трех либеральных демократий и старых друзей имеет смысл работать вместе, чтобы помочь Австралии противостоять этому.

К сожалению, стороны наломали дров с переговорами по сделке AUKUS. Это привело к тому, что Франция понятным образом была оскорблена отказом Канберры от закупки 12 французских неядерных атомных подводных лодок. В Париже его восприняли как грубое нарушение ранее заключенной сделки. Уму непостижимо, каким образом можно было довести до такого исхода. Всё же госсекретарь США Энтони Блинкен (который свободно говорит по-французски), вероятно, знает о Франции и французской политике больше, чем кто-либо из недавних сотрудников его ведомства. Удивительно, что он не помог проложить более разумный дипломатический курс с правительством президента Эммануэля Макрона.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон тоже должен был осознавать риски. Но Джонсон так отчаянно пытается показать, что Британия после Brexit всё еще имеет значение для чего-то в мире, что он проигнорировал неизменный долгосрочный интерес этой страны к хорошим и надежным отношениям с Францией, ближайшим крупным соседом Соединенного Королевства.

Франция — это та страна в ЕС, взгляды которой на международные безопасность и оборону наиболее близки к британским, не в последнюю очередь в отношении Китая. Рано или поздно Британии потребуется понимание и поддержка со стороны Франции гораздо больше, чем возможность сделать фотографию с онлайн-конференции с президентом США Джо Байденом. Кто сможет обвинить французов в том, что когда Британия в следующий раз попросит их о помощи, они предложат ей позвонить в Вашингтон? Поэтому Джонсон теперь должен приложить усилия к тому, чтобы расширить соглашение с Австралией и США, включив в него Францию и, возможно, Канаду.

Но что теперь будет делать Китай? Следующим важным направлением страны в международных переговорах станет попытка заключить решительное глобальное соглашение по борьбе с изменением климата на предстоящем саммите COP26 ООН в Глазго. Экологические организации высоко оценивают обязательства в отношении борьбы с изменением климата со стороны Китая, который является крупнейшим в мире эмиттером углекислого газа. Однако при ближайшем рассмотрении обязательства Китая выглядят пустыми и раздутыми.

Очевидны три вещи. Во-первых, Китай в течение многих лет не будет ничего делать для сокращения выбросов CO2, если это будет препятствовать экономическому росту и созданию рабочих мест. Во-вторых, китайские фирмы будут продолжать покупать доли в западных компаниях (например, в Шотландии), которые создали зеленые технологии для возобновляемых источников энергии, таких как ветряные электростанции.

Кроме того, на этом фоне актуален вопрос, кому еще выгодны попытки Китая доминировать в этом секторе.

В-третьих, Китай, который сам сталкивается с серьезными экологическими проблемами, особенно в плане водоснабжения в своих северных провинциях, будет с помощью взятых на себя обязательств в области климата, пусть и несовершенных, заставлять других молчать по другим вопросам. Будет сказано, что если цель состоит в том, чтобы заставить Пекин хорошо себя вести в области климата, не нужно поднимать вопросов о нарушениях прав человека и территориальной агрессии со стороны КНР.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Calm47
Карма: 999
30.09.2021 19:08, #46102
Очередная пустая статья, где собственные замыслы и планы приписывают оппонентам. А на вопрос поставленный в заголовке у автора ума не хватило. Хотя вопрос интересный и ответ организаторов нового союза мало радует. Могу лишь повторить предыдущую оценку. AUKUS это мертворожденный проект, безнадежные попытки реализации которого довольно быстро превратят его в чемодан без ручки.
Специальная военная операция на Украине проводится в интересах
47.9% Российского государства
СВО на Украине закончится
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть