Иллюзии проводника кудринской политики Антона Силуанова

Глава Минфина Антон Силуанов засомневался в эффективности рыночной экономики, а все остальные – в искренности самого министра
15 сентября 2021  09:43 Отправить по email
Печать

Экономисты не поверили в то, что министр финансов России Антон Силуанов действительно расстался с иллюзиями по поводу эффективности рыночной экономики. Но гораздо важнее понять то, на чью доверчивость рассчитывает один из главных проводников кудринской политики.

На протяжении последних 30 лет экономический блок российского правительства неумолимо проводил курс на усиление элементов рынка в экономике РФ. Из каждого утюга гражданам РФ внушали мысль о том, что чем больше рынка, тем лучше, а чем больше в экономике государства, тем хуже.

По такой логике реформы должны были в конечном счете завершиться упразднением государства как такового, а приватизация должна была затронуть едва ли не каждую сферу человеческой жизни. Никакими доказательствами эта идеология, разумеется, не подтверждалась. Фактически людей заставляли просто поверить в некую почти мистическую способность рынка привести нас всех к эпохе благоденствия. Ссылки на опыт западных стран срабатывали слабо, так как даже поверхностное знакомство с экономической историей послевоенной Европы безжалостно опровергало любую проповедь российских пропагандистов из клуба поклонников графоманки Айн Рэнд. И каких-то иных лозунгов от российского правительства уже давно никто не ждал.

Но именно поэтому заявление министра финансов России Антона Силуанова, сделанное им на площадке Московского финансового форума, произвело обескураживающий эффект.

«Мне кажется, мировая это тенденция — все поняли, что рыночной, либеральной экономики без направляющей функции государства не получается, нужна поддержка бизнеса по этим направлениям», — сказал Силуанов.

И любопытно в этой ремарке не только то, что она самым кардинальным образом противоречит всей прежней политике российского правительства. Интересно другое — мало кто отнесся к словам министра как к симптому, указывающему на запоздалое прозрение. Если Силуанов пытается убедить нас в том, что он прозрел, то справедливо задуматься, а не была ли его слепота ложной. И если так, то ложно и прозрение.

Ранее на ИА REX: Кто перегрелся - экономика России или Силуанов?

«Когда у людей начинаются проблемы, они становятся удивительно разумными, — сказал по этому поводу корреспонденту ИА REGNUM экономист, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. — У меня ощущение, что именно это сейчас происходит с Силуановым. Он, как кудринский либерал, торчит как кость в горле у этого правительства. Его политика по вымариванию страны искусственно созданным денежным голодом уже явно противоречит тому, что говорят премьер-министр и Белоусов. Он это понимает. И чувствует, что у него все плохо с аппаратной точки зрения. И он начинает произносить правильные слова, которые, как ему кажется, должны понравиться премьер-министру. Просто для того, чтобы удержаться».

Между тем к реальным взглядам Силуанова, как полагает Делягин, его слова отношения не имеют.

«Если бы они имели, то у нас не было бы на 1 августа неиспользуемых остатков средств на счетах федерального бюджета 18,8 трлн рублей, что больше, чем все годовые доходы бюджета этого года», — сказал Делягин.

Как полагает экономист, признания Силуанова производят впечатление политической демагогии, которая вызвана ощущением, что под министром «медленно нагревается сковородка».

«Некоторые объекты живой природы, попав на сковородку, начинают вести себя удивительно разумно. Начинают краснеть», — сказал Делягин.

В свою очередь другой российский экономист — ведущий научный сотрудник экономического факультета МГУ Андрей Колганов отметил в беседе с корреспондентом ИА REGNUM, что точка зрения, которую высказал министр финансов, не случайна. Ряд высокопоставленных лиц в правительстве РФ этой позиции придерживались всегда. Но большого кредита эти люди не имели. А бал правили те, кто уповал на невидимую руку рынка.

Однако прежде чем двигаться дальше, надо внести немного ясности в вопрос о том, чем является этот пресловутый рыночный фундаментализм, от веры в который Силуанов теперь пытается тщетно откреститься.

Колганов объяснил, что идеи рыночного фундаментализма снова вошли в моду около 50 лет назад, когда в западном мире начался неолиберальный поворот, связанный с именами тогдашнего президента США Рональда Рейгана и премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер.

«Экономисты Мизес и Хайек были идеологами этой доктрины, а Рейган и Тэтчер проводили эту политику в жизнь. Причем действовали они отнюдь не по рецептам Мизеса и Хайека. Государственное регулирование никуда не делось. Но некоторое ослабление государственного регулирования все-таки произошло», — сказал Колганов.

Причем справедливости ради надо признать, что эта политика не всегда шла во вред экономике. Как заявил Колганов, к моменту ренессанса рыночного фундаментализма старые кейнсианские рецепты работать перестали.

«Слишком сильное государственное участие в экономике оказалось не самым эффективным способом для того, чтобы продвигать научно-техническую революцию. В тех формах, в которых это было в 1950—1960-е годы, когда государство владело довольно значительными секторами в экономике и прямо управляло целым рядом предприятий. Сказать, что государство ушло из экономики вообще, нельзя. Не ушло. И если мы посмотрим на долю валового внутреннего продукта, перераспределяемого через бюджет, то она практические не сократилась в этот период. Были сняты некоторые ограничения. Главным образом на финансовых рынках. Были несколько ужесточены правила предоставления социальной помощи. Под лозунгом, что помощь должна быть адресной», — сказал Колганов.

Экономика немного воспрянула, а технический прогресс, казалось, был обеспечен. Инновации внедрялись довольно быстрыми темпами. Но чуда не произошло. Было лишь некоторое увеличение темпов.

Более того, ближе к нашему времени выяснилось, что дерегулирование финансового рынка чревато очень серьезными рисками. Как заметил Колганов, это сказалось уже в 2000 году, когда рухнула биржа во время кризиса доткомов. И особенно в 2008—2009 годах. Оказалось, что темпы экономического развития замедляются. И что неолиберальные подходы не работают. Они немного взбодрили экономическое развитие, но на этом их возможности оказались исчерпаны. И государственное регулирование осталось единственным инструментом, за который можно ухватиться. Тем более что ситуация на финансовых рынках вопиет и требует государственной помощи.

«И надо сказать, что масштабы государственного вмешательства в последние 10−12 лет просто колоссальные, — сказал Колганов. — Если мы посмотрим на график денежной базы США, то убедимся, что темпы роста ВВП и темпы роста денежной базы шли буквально ноздря в ноздрю. Денег в экономику вливали как не в себя. И сейчас вливают гораздо больше, чем это было во время кризиса 2008 года».

Однако возникает вопрос: почему выразитель интересов части российского капитализма Силуанов вдруг начинает корить рыночную экономику именно сейчас? Чтобы понять это, надо уяснить логику, которой руководствуется предприниматель везде и всегда.

«Для капиталиста, а особенно для монополиста, отсутствие государственного регулирования — это возможность воспользоваться теми преимуществами, которые предоставляет рынок в данный момент, — заметил Колганов. — А государственное регулирование только ограничивает капиталиста в использовании этих возможностей. Так рассуждает частный капитал. Но тот же самый частный капитал, когда наступают времена кризиса, начинает рассуждать иначе: «Государство, приди и помоги». И настроения частного капитала колеблются между полной свободой рук и требованиями государственной помощи. Вполне возможно, что именно этим и объясняются новые откровения Силуанова».

Именно поэтому, как полагает Колганов, российский Минфин не изменит своего курса. У него есть свои ведомственные задачи и, соответственно, своя ведомственная точка зрения, которая заключается в том, чтобы денег не давать.

«И эта позиция останется неизменной вне зависимости от того, какой курс провозглашается — либеральный или дирижистский, — сказал Колганов. — А практическая политика будет зависеть от того, какую позицию в целом займет государственная администрация. Скажут Минфину выделить денег — он выделит. Не скажут — не выделит. Его позиция по-прежнему будет заключаться в том, чтобы защищать расходные статьи государственного бюджета от «чрезмерного» раздувания».

Читайте также: В плену либеральной доктрины: почему правительство России не меняет курс?

С похожей точкой зрения выступил кандидат политических наук Борис Кагарлицкий.

«Я думаю, что последствия будут самыми простыми. Они (крупный бизнес и обслуживающие его интересы либералы — прим. ИА REGNUM) просто хотят денег от государства, — сказал Кагарлицкий корреспонденту ИА REGNUM. — Когда эти люди критикуют свободный рынок, это не значит, что они хотят развивать общественный сектор, что нужно вводить демократическое планирование, строить социальное государство и так далее. Они понимают это в том духе, что государство должно давать деньги бизнесу в условиях, когда бизнес не может нормально и эффективно работать. И поскольку они видят, что бизнес и рынок сами по себе не работают, то хотят, чтобы государство субсидировало частника. Вот и вся их философия. И ничего общего с кейнсианством или более радикальными экономическими учениями тут нет».

Еще более скептично по поводу «прозрения» Силуанова высказался экономист Александр Бузгалин.

«Я боюсь, что это не столько прозрение министра финансов, сколько попытка изменить конфигурацию лозунгов накануне парламентских выборов в условиях неопределенности и страха властей. Такого рода шаги сейчас делают все, — сказал Бузгалин. — Силуанов, наверное, мог бы добавить, что оппозиция, 30 лет говорившая, что надо использовать государство и что рыночная экономика не работает, оказалась права, а правительство — нет. Это было бы честное заявление».

Как пояснил Бузгалин, экономический курс в РФ зависит от очень конкретных решений, принимаемых в режиме ручного управления.

«Но я не думаю, что за этим последуют сколько-нибудь серьезные шаги по коррекции экономической и социальной политики. Символические заявления возможны, но дальше вместо этих заявлений начнут звучать другие», — сказал Бузгалин.

Итак, Силуанов ломает комедию? Причем не сольно, а в дуэте с мэром Москвы Сергеем Собяниным, так как столичный градоначальник решил в очередной раз поспорить с министром финансов.

Дело в том, что Силуанов не ограничился репликами о неэффективности рыночной экономики. Министр пошел дальше и заявил о том, что доходы от продажи сырьевых ресурсов необходимо вкладывать в развитие новых отраслей экономики. Руководитель Минфина грустно посетовал на то, что на сегодняшний день огромные доходы с продажи сырья уходят на выплату дивидендов акционерам компаний.

«Нужно справедливо распределить эту ренту. Куда? В новую экономику. Как раз помочь компаниям, которые хотят инвестировать, но видят риски и недостаточную доходность. Государство должно помогать новым секторам экономики. Может помочь с инфраструктурой, может софинансировать, но надо привлекать частные деньги с учетом небольших преференций со стороны государства и денег, которые можно перераспределить из рентного дохода», — сказал Силуанов.

Такие идеи возмутили мэра Москвы. Он категорически не согласился с министром финансов

«Мне кажется, это утопия. Они не будут направлять в другие сектора. Но нужно стимулировать, чтобы они перерабатывали свое сырье. Для этого нужно выстраивать налоговую систему, которая бы стимулировала переработку. Это и должно создать поток стимулов для глубокой переработки», — сказал Собянин.

Кроме того, Собянин призвал, во-первых, не запихивать все инвестиции в промышленность, потому что «в мире структура экономики стала другой и основные инвестиции идут в услуги, потому что оттуда большая отдача», а во-вторых, заявил, что нет ничего плохого в том, что Россия является сырьевой страной, и посоветовал гордиться этим.

«Значительная часть акций наших сырьевых компаний принадлежит государству, и дивиденды частью идут в казну, — сказал по поводу этой дискуссии Андрей Колганов. — И мне в этой ситуации непонятна позиция того, кто призывает не платить дивиденды, а вкладывать в развитие. Кроме того, запретить выплачивать дивиденды — это еще не значит обеспечить развитие. Если компании станут платить меньше дивидендов, то это вовсе не значит, что эти средства пойдут на технологическое перевооружение».

Для этого, как полагает Колганов, должны действовать другие стимулы, прямо направленные на то, чтобы поощрять компании поступать именно так, а не иначе.

При этом в словах Собянина, как полагает Колганов, есть определенная доля житейской мудрости.

«Мэр видит, наши сырьевые компании не горят желанием вкладываться в высокотехнологичное производство. Это факт. Он его и озвучивает. Плюс к этому он понимает, что сырье выгоднее подвергать глубокой переработке. Это такая совершенно по-обывательски мудрая позиция. И он прав в том смысле, что наши сырьевые и топливные компании не кинутся просто так в высокотехнологичное производство. Для этого надо создавать специальные каналы», — сказал экономист.

Кроме того, как полагает Колганов, Собянин смотрит со своей местнической колокольни.

«При этом сказать, что инвестирование в сферу услуг гораздо прибыльнее, чем в промышленность, нельзя. Смотря в какие отрасли. Например, инвестиции в банковскую систему — да, пожалуй. А вот инвестиции в розничную торговлю — это один из наименее рентабельных бизнесов», — пояснил экономист.

Еще жестче по поводу реплик Собянина высказался Делягин.

«То, что компании должны быть стимулированы к тому, чтобы перерабатывать сырье внутри страны, — это святая правда, — сказал он. — Только это как раз и означает отказ от сырьевой модели развития. Возможно, что господину Собянину этого просто не объяснили. Но если он действительно гордится тем, что Россия — это сырьевая страна, то в органах государственного управления он может работать только уборщиком. Потому что это проявление неадекватности. Я понимаю, что он как мэр Москвы добил промышленность столицы и сконцентрировал в Москве все деньги от сырьевого экспорта и на этом построил московскую экономическую модель, которая оборачивается катастрофой для всей остальной страны».

Как полагает Делягин, это предельно эгоистичный и непристойный подход.

Какой вывод можно сделать в итоге? Граждан РФ в очередной раз пытаются убедить в скором изменении экономического курса правительства. Оно-де одумалось и теперь, наконец, расстанется с напрасными надеждами на рыночек, который все порешает. В это можно было бы поверить, если бы правительство РФ обладало хоть каким-то кредитом доверия. Увы, но в этом смысле у него очень плохая кредитная история.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Calm47
Карма: 709
15.09.2021 13:04, #45986
Предвыборный треп, а не разбор экономической политики. Реальность любого заявления определяет практика, а не глупые предположения, заявления "типа не верю". Веровать надо в церкви, а экономическую политику оценивать по действиям. Сказал он правду или нет?? А может на ромашке погадаете??
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть