Тяжёлое наследие Нетаньяху: в Израиле меняется правительство

Какую страну оставляет Биньямин Нетаньяху после 12 лет своего правления?
11 июня 2021  19:45 Отправить по email
Печать

Вскоре Биньямин Нетаньяху больше не будет премьер-министром Израиля. На этом фоне напрашивается вопрос, какую страну он оставит после 12 лет своего правления, пишет бывший глава МИД Израиля Шломо Бен-Ами в статье, вышедшей 9 июня в Project Syndicate.

Нетаньяху не всегда был непоправимым ястребом, которым его считали его противники (особенно за пределами Израиля). Он часто проявлял выверенный прагматизм, свидетельствующий об остром уме, обширных исторических познаниях, впечатляющих экономических навыках и о глубоком понимании региональных и глобальных тенденций.

Однако на первом месте у Нетаньяху было сохранение власти, поэтому он, как правило, больше внимания уделял замирению своей электоральной базы, а не служению национальным интересам страны. Это часто означало то, что он был вынужден натравливать одни группы на другие, играя на племенных инстинктах людей. В основе его правления лежало подстрекательство. Он проводил политику, которая соответствовала его ультранационалистической, антиарабской риторике.

Ранее на ИА REX: Израильское правительство без Нетаньяху и кризис демократии

Например, Нетаньяху поддержал закон о национальном государстве 2018 года, который фактически признает израильских арабов гражданами второго сорта. И он поддержал аннексию палестинских земель — вопрос, в отношении которого израильские правые коалиции традиционно колебались, — фактически согласившись с радикальной религиозной идеологией сионизма.

Одно правительство Нетаньяху за другим неустанно работали над созданием условий для аннексии оккупированного Западного берега. Временами казалось, что премьер-министр ставит во главу угла фантазии об Иудее и Самарии, которые разделяет большая часть его базы, а не сам Израиль, вкладывая миллиарды долларов в их реализацию.

И все же были времена, когда Нетаньяху не был таким энергичным — как хотелось бы его избирателям — строителем еврейских поселений на Западном берегу. В 2009 году он объявил о замораживании на десять месяцев новых поселений, которое тогдашний госсекретарь США Хиллари Клинтон назвала «беспрецедентным» (хотя никаких ограничений не было наложено на тысячи уже строящихся зданий для расширения существующих поселений).

В 2014 году Нетаньяху согласовал мирные рамки с президентом Палестины Махмудом Аббасом, в котором он занял несколько неожиданно разумных позиций. Тем не менее, чтобы сохранить поддержку своей правой электоральной базы, он отказался ограничивать строительство еврейскими поселенцами на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме даже во время переговоров.

Похожая логика лежала в основе непомерных уступок, сделанных Нетаньяху ортодоксальной общине Израиля: премьер-министр отказался от своих прежних усилий, предпринятых им на посту министра финансов в начале 2000-х по сокращению их паразитической зависимости от государственных пособий. Напротив, он вкладывал гораздо меньше средств в улучшение условий в более бедной периферии Израиля. Нетаньяху считал, что его неумолимых нападок на старые либеральные «элиты» будет достаточно, чтобы сохранить там поддержку избирателей.

История создания коалиции Нетаньяху отражает аналогичное стремление к выживанию. В прошлом он формировал правящие коалиции с левыми и центристскими партиями. Однако после последних четырех выборов в законодательные органы он, не колеблясь, стал править совместно с фракциями, выступающими за превосходство евреев.

Ранее на ИА REX: Конец гешефтмахера, или Израиль без Нетаньяху

Такое развитие событий нельзя считать подлинным изменением взглядов главы израильского правительства. Если бы это было так, Нетаньяху не захотел бы в марте этого года заключить коалиционную сделку с «Объединённым арабским списком» (ОАС), исламистской партией, связанной с «Братьями-мусульманами» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Все же именно Нетаньяху предупреждал в 2015 году, что израильские арабы толпами пойдут на избирательные участки, чтобы дать своей партии поддержку в жесткой гонке.

Нетаньяху войдет в историю Израиля как политик, узаконивший участие арабских партий в правительстве. Всё, что угодно, чтобы остаться у власти. Однако именно этот поступок вполне мог погубить Нетаньяху: без ОАС коалиция, которую сформировали его политические оппоненты, не была бы достаточно большой, чтобы отстранить Нетаньяху от власти.

Это не единственная причина, по которой новая коалиция не могла бы существовать без Нетаньяху. Восемь входящих в нее идеологически различных партий, в том числе левые, центристы, правые националисты и арабские исламисты, объединяет одно: желание свергнуть нынешнего премьер-министра. Многие из них — бывшие союзники Нетаньяху, которые разочаровались его самовлюбленным, властным и часто постыдным поведением. Для них последней каплей стало признание его виновным в коррупции и злоупотреблении доверием.

Склонность Нетаньяху к сожжению мостов также можно увидеть в ухудшающемся имидже Израиля в США, особенно среди умеренных и либералов, включая большинство евреев США. Выстроив тесные отношения с Республиканской партией и бывшем президентом Дональдом Трампом, он превратил поддержку Израиля в гиперпартийное дело.

Недавняя эскалация насилия в отношении палестинцев, похоже, привела к еще большему отчуждению многих американцев. По сути, это был тревожный сигнал для Нетаньяху, который считал, что почти победил дело палестинского национализма. Эта вера была подкреплена недавним подписанием Соглашения Авраама об установлении дипломатических отношений между Израилем и четырьмя арабскими государствами.

Нетаньяху знал, как использовать региональные изменения на благо Израиля. Он увидел, что нынешние суннитские режимы Ближнего Востока опасаются народных восстаний, подобных «арабской весне» 2011 года, а также появления обладающего ядерным оружием — шиитского — Ирана. Это, вместе с признанием того, что США теряют интерес к региону, создало для Израиля прекрасную возможность нормализовать отношения с ними, — якобы значительно ослабив дипломатическую поддержку палестинцев.

И всё же, как показывает недавняя вспышка насилия, палестинская проблема Израиля стоит как никогда остро, а Иерусалим остается горячей точкой, которая вполне может спровоцировать религиозную войну на Ближнем Востоке. Контрпродуктивная борьба Нетаньяху против ядерной сделки с Ираном 2015 года и его последующая неспособность остановить ядерные амбиции и региональные планы Ирана только усугубляют риск обострения конфликта в регионе.

Помимо соглашений Авраама, Нетаньяху курировал два других важных стратегических шага. Во-первых, опираясь на новый статус Израиля как газодобывающей державы в Восточном Средиземноморье, он заключил трехсторонний стратегический союз с Грецией и Кипром в качестве противовеса дестабилизирующим устремлениям Турции. Во-вторых, он расширил экономические связи Израиля с Китаем, Японией и Индией.

Кроме того, оставляет желать лучшего и экономическое наследие Нетаньяху. В результате его строгой неолиберальной политики сильно пострадала система социального обеспечения, и Израиль укрепил свои позиции в качестве одной из самых неравноправных стран ОЭСР, где 21% населения живет за чертой бедности.

В конечном счете наследие Нетаньяху — это наследие напряженности, ненависти и хаоса. Сейчас Израиль более разделен, чем когда-либо, и израильтяне в значительной степени потеряли надежду на то, что их страна может быть одновременно еврейской и демократической. Может ли правительство, объединенное только своей неприязнью к Нетаньяху, выступить против этого наследия?

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
74.9% Нет
Карабах де-факто:
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть