Малый бизнес – социальная стабильность для губернатора?

За прошедший год в России стало на 15% меньше индивидуальных предпринимателей, а количество юридических лиц сократилось на 8%
14 мая 2021  13:32 Отправить по email
Печать

Менее чем через месяц начнёт свою работу очередной Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) — крупнейшие мероприятие, где региональные руководители имеют возможность налаживать контакты с представителями крупного бизнеса, заключать контракты и встраивать связи с потенциальными инвесторами. Глава Удмуртии Александр Бречалов стал одним из первых губернаторов, который принял участие в Выездной гостиной форума, которая предваряет начало этого крупного события. Удмуртский руководитель представил регион, рассказав о его экономическом и инвестиционном потенциале.

Крупный и малый бизнес: кто более губернатору ценен

В рабочей активности глав регионов встречи с представителями бизнеса занимают особое место. Помимо форума в Санкт-Петербурге, в России организуется ещё и Сочинский инвестиционный форум, традиционно проходивший в феврале. Правда, пандемия вносит свои коррективы. В 2020 и начале 2021 гг. провести запланированные форумы не удалось, но это не значит, что контакты региональной власти и предпринимательского сообщества были свёрнуты — встречи проходили на полях регионов, в частности во время визитов делегаций и представителей компаний.

Однако эксперты уверены, что отношение глав регионов к крупным бизнесменам существенно отличается от взаимоотношений с малым и средним бизнесом. В частности, сопредседатель экспертного совета аналитического агентства «Национальный Эксперт» Сергей Журавский отмечает, что контакты губернаторов с представителями бизнеса нужно чётко делить на две части:

«Во-первых, это контакты с крупным бизнесом. Для глав регионов это принципиально важно, потому что крупный бизнес — это потенциальные инвестиции в региональную экономику, это новые рабочие места и пополнение бюджета, но здесь губернаторы выступают скорее как просители, чем как активные игроки. В некоторых случаях мы вовсе можем наблюдать, как крупный бизнес, имеющий предприятия в регионе, по сути более влиятелен, чем региональная администрация. Можно вспомнить «Норникель» в Красноярском крае, «Северсталь» в Череповецкой области и другие примеры. Во-вторых, это взаимодействие с малым и средним бизнесом. Здесь обратная ситуация. Главы субъектов часто воспринимают МСП (малое и среднее предпринимательство), как чемодан без ручки — нести тяжело и выкинуть жалко. Тем более что развитее малого бизнеса — один из критериев эффективности губернаторской работы».

Похожей позиции придерживается политолог Алексей Жвалев. Он отмечает, что в большинстве случаев между крупным бизнесом и руководством регионов налажено тесное взаимодействие:

«Зачастую крупный бизнес является одним из главных источников пополнения региональных бюджетов, ключевым работодателем в регионе, что не может не оказывать влияния на жизнь региона в целом. В этой связи распространены ситуации, когда наиболее крупные коммерческие структуры, представленные в регионе, заводят своих людей в представительные органы власти субъекта, а в ряде случаев выходцы из этих организаций занимают и посты в исполнительных органах государственной власти. Таким образом, на некоторых территориях достигается не просто тесный уровень взаимодействия, а происходит определенное сращивание власти и крупного бизнеса, когда практически невозможно различить государственные и бизнес-интересы на местном уровне.

В случаях со средним и малым бизнесом, государство, как правило, занимает значительно менее открытую позицию. Особенно это заметно на примере малого предпринимательства, о мерах по поддержке которого говорится тем больше, чем хуже там идут дела. Кризис, вызванный эпидемией COVID-19, серьезно ударил по малому и среднему бизнесу, однако каких-либо значительных мер господдержки так и не последовало, что в конечном итоге привело к волне банкротств множества небольших предприятий. По опубликованным данным, за прошедший год в России стало на 15% меньше индивидуальных предпринимателей, а количество юридических лиц сократилось на 8%».

Бизнес тянется к сильным

Главы субъектов ПФО отдают себе отчёт в том, что региональная экономика зависит не только от крупного бизнеса. Так, руководитель Башкирии Радий Хабиров во время последнего выезда в район уделил отдельное внимание развитию индивидуальных фермерских хозяйств. Губернатор Самарской области Дмитрий Азаров обсудил с предпринимателями региона бизнес-идеи во время открытия регионального центра услуг предпринимателям в конце апреля. С представителями бизнес-сообщества в сфере IT-технологий проводил недавно встречу врио главы Мордовии Артём Здунов. При этом эксперты не склонны выделять рабочую активность и встречи с предпринимателями как фактор реальной работы власти с предпринимателями.

Сергей Журавский считает, что эффективность работы региональной власти с бизнесом довольно объективно оценивается рейтингом инвестиционной привлекательности Агентства стратегических инициатив (АСИ).

«Среди регионов ПФО, конечно, выделяются Татарстан и Башкирия — у этих республик хорошо налажены лоббистские связи, да и промышленный потенциал сохранён на достаточно высоком уровне. Также неплохо обстоят дела у Нижегородской и Самарской областей. Что касается малого и среднего предпринимательства, то ситуация с ним везде плачевная. Чуть лучше обстоит дело опять же в крупных регионах, но не столько по причине эффективной экономической политики, сколько из-за того, что рынок здесь объективно не такой узкий, как в маленьких субъектах», — считает эксперт.

Политолог, главный редактор сайта InFocus. press Роман Коломойцев отмечает, что ПФО отличается диверсифицированной экономикой. Это не только нефтедобыча и переработка — есть автозаводы, авиастроительные, судостроительные, приборостроительные, автоагрегатные предприятия. И все крупные компании имеют в своем бюджете расходы на проекты, так или иначе связанные с социальной сферой. Например, в начале 2019 года целенаправленно работающие с компанией «Башнефть» власти Башкирии сообщили, что рассчитывают на ежегодные инвестиции в размере 75−100 млрд рублей. 2019 год оказался успешным, а в 2020-м воплотить все инвестиционные планы помешала пандемия и ее последствия. Тем не менее «Башнефть» около 4 млрд рублей ежегодно направляет на социальные проекты. Например, в 2019 году «Башнефть» профинансировала 116 социальных и инфраструктурных объектов в 26 муниципалитетах Башкирии.

Эксперт также отмечает ещё несколько факторов, свидетельствующих о высокой социальной нагрузке бизнеса. Так, по итогам 2020-го года АО «Оренбургнефть» вложило свыше 1,9 млрд рублей в различные экологические мероприятия и мониторинг окружающей среды, рекультивацию земель и повышение эффективности утилизации отходов. Часть средств как инвестиции на природоохранную деятельность также направляет «Удмуртнефть». В 2020 году предприятия самарской группы «Роснефти», куда входит в том числе и «Самаранефтегаз», направили более 4,5 млрд рублей на природоохранную деятельность.

Представляет интерес опыт научно-производственного предприятия «полного цикла» «Экра», созданного в 1991 году в городе Чебоксары и функционирующего без участия иностранного капитала. Для компании социальная ответственность бизнеса — это финансовая поддержка значимых мероприятий, общественная деятельность, направленная на поддержку отечественных производителей и энергетической безопасности страны. Одно из ведущих предприятий республики Марий Эл МЦБК продолжает масштабный инвестиционный проект по строительству очистных сооружений сточных вод. В 2020 году усилия предприятия были направлены в сотрудничестве с региональными властями на предотвращение угрозы распространения пандемии коронавируса.

«В нынешних кризисных условиях, вслед за правительством РФ, региональные власти во всех регионах ПФО заметно озаботились проблемой выживания малого и среднего бизнеса. В целом региональные меры повторяют, вернее, развивают, уточняют то, что предложено на федеральном уровне. Но есть и местные управленческие новшества, хотя подобных инициатив мало и они небесспорны. Важно, однако, то, что у региональных властей в ПФО в отношении к малому и среднему бизнесу появилась установка на позитив: предпринимателям предлагается не занимать пассивную позицию, а постараться мобилизовать все имеющиеся ресурсы, что сопровождается определенными мерами господдержки, хотя, как правило, недостаточными.

Так, в Самарской области снизили налоговые ставки по упрощенной системе налогообложения для отелей, гостиниц, кемпингов до конца 2020 года. Для отелей и гостиниц, в том числе крупных, в казне предусмотрены субсидии на компенсацию расходов по уплате налога на имущество — но только при условии, что они никого из работников не будут увольнять. Это капля в море, как говорят сами отельеры, нужна прямая поддержка этого бизнеса», — отмечает Роман Коломойцев.

В качестве других заметных примеров эксперт приводит тот факт, что в Ульяновске решили облегчить участь предпринимателей (тем самым и участь наемных работников) путем снижения арендной платы. Подготовлен пакет решений об отсрочке на уплату арендных платежей для тех, кто работает на площадях государственной и муниципальной собственности, а также о снижении ставок по спецрежимам для микробизнеса, в том числе для арендующего площади. А вот для тех, кто арендует коммерческие площади, пока благоприятный режим обсуждается.

В Оренбуржье, чтобы смягчить удар по экономике, тоже приняли целый комплекс мер поддержки малого и среднего бизнеса. В частности, стоимость аренды для резидентов местного бизнес-инкубатора упадет в 100 раз — до символических двух рублей за квадратный метр.

Для индивидуальных предпринимателей и юрлиц Нижегородского региона, которые приостановили свою работу из-за ограничительных мер, появилась возможность получить из областного бюджета помощь на оплату труда сотрудников. В эту категорию попали, к примеру, владельцы ресторанов и кафе, салонов красоты, фитнес-центров, детских игровых комнат и другие. Зарплаты регион намерен компенсировать в размере МРОТ плюс налоги и социальные взносы, но не для всего коллектива организации, а для 50% работников, чтобы собственники также участвовали в решении проблемы, однако эта мера, обставленная к тому же рядом плохо продуманных условий, вызвала отрицательную реакцию.

«В целом по ПФО невозможно сделать однозначное заключение, где меры поддержки МСП более эффективны. Хорошо хотя бы то, что диалог между властями и предпринимательским сообществом не без трудностей, но выстраивается практически во всех областях округа. Ведь проблема поддержки предпринимателей тесно связана с проблемой социальной стабильности, что особенно важно в год выборов», — заключает Коломойцев.

Несмотря на объективные социально-экономические сложности, надо отдать должное главам регионов — у них есть понимание того, как нужно выстраивать работу с предпринимателями, но, к сожалению, не всегда есть понимание того, что внимание нужно уделять не только крупным предпринимателям. В конце концов, в основе экономики современных российских регионов лежит конкуренция, которую обеспечивают малые и средние предприятия.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть