Как имя творит человека?

Если не знаешь, как устроен мир, он кажется полным простых чудес с оттенком архаичности...
11 апреля 2021  17:30 Отправить по email
Печать

Если не знаешь, как устроен мир, он кажется полным простых чудес с оттенком архаичности и разум увлекается идеями об особой значимости даты рождения, каким-нибудь дизайном человека, верой во влияние имени на судьбу или чем-нибудь ещё, что на самом деле не работает, а лишь создаёт симпатичную иллюзию ответов на вопросы. Но стоит начать познавать, как мир становится удивительным на каком-то непередаваемо глубоком уровне, который не требует вымысла и искусственного украшения.

Среди расхожих заблуждений есть и те, что имеют под собой реальную почву, которая просто заросла непониманием и сорняком и плодами магического мышления. Одним из таких примеров является самый первый ярлычок, который каждый получает в жизни — личное имя.

Кроме того имени, которое я получила при рождении и за которое моему папе пришлось повоевать в ЗАГСе, так как мне волею судьбы случилось родиться в Белоруссии, для меня родители рассматривали ещё несколько имен: Эстер, Урсула и Лаура. Я задумалась, какой бы я выросла, если бы меня звали иначе? Отличалась бы я от той, кто я сейчас?

Именно эти вопросы побудили меня обратиться к миру науки, чтобы узнать, влияет ли на самом деле на нас то имя, которое мы носим.

Выбор имени — это увлекательный период, полный чтения, предположений, прислушивания к своим ощущениям. Многие верят, что имя на судьбу влияет, может даже целую жизнь поменять, если его сменить, и относятся к вопросу крайне серьёзно, вычитывая смысловые и нумерологические значения, дабы случайно не наградить себя или ребёнка «несчастливым именем». Попробуем очистить эту тему от сорняка и поговорим о действительном влиянии, которое имя может оказать. Не о тех иллюзиях, которые являются следствием непонимания разницы между «после» и «вследствие», а о том, что существует на самом деле.

Наверное, все хоть раз слышали или сами думали что-то вроде «имя подходит к лицу». Вроде бы разумному мозгу и хочется выступать против такого стереотипа, но всё равно периодически может возникать это зудящее ощущение «ну какая ты Пенелопа? Ты выглядишь как Барбара!». Глупости? Вроде и да, а вроде…

На самом деле, причина таких ощущений кроется в нашей психике и в устоявшихся стереотипах. Помните, был такой эксперимент про Кику и Бубу? Он проводился не один раз в разных странах и показал, что уже с 2-летнего возраста люди в большинстве случаев слово «буба» связывают с округлыми формами, а «кика» с угловатыми. Это так и назвали — эффект «буба—кики». Вот и история про имена во многом про то же самое. Хотим мы того или нет, а разные звуки у нас ассоциируются с одними формами больше, чем с другими. Но в дополнение к этому ещё существуют такие явления, как социальное давление и самосбывающееся пророчество, и они, как ни удивительно, тоже играют свою большую роль в том, почему кто-то выглядит как Шоши или Катерина, а кто-то — как Олег или Давид.

У нас всех есть ряд ассоциаций, привязанных к именам, и в каждом обществе есть свои давно сложившиеся представления, как может выглядеть человек с тем или иным именем, хотя в повседневности мы даже не задумываемся об этом. Разумеется, чаще всего имя для ребенка выбирается ещё до того, как что-то будет понятно про внешность, но когда родители дают малышу имя, они создают ему контекст и с этого момента семья и общество постепенно начинают влиять на будущую личность. Родители вкладывают в имя свои определённые, зачастую культурно обусловленные ассоциации, нередко базирующиеся на «значении имени», свои ожидания и тем самым влияют на черты растущего малыша.

Высока вероятность, что окружающие, часто неосознанно, будут относиться к ребёнку в соответствии с устоявшимися представлениями о носителе этого имени — так, словно у ребёнка уже есть те или иные характеристики. Ребёнок взрослеет и усваивает эти паттерны, невольно подстраиваясь под то имя, которое носит. Человек подтягивается к стереотипам имени, что влияет на выбор стрижки, причёски, даже на тягу к учёбе или другим развлечениям. А это в свою очередь влияет на выражение лица и мимику, которые участвуют в формировании черт. В результате получается, что внешние черты формирует не только генетика, уровень жизни, перенесённые болезни и пластические операции, но и общество (в разумных пределах). Да, все Офелии, Станиславы или Зои будут выглядеть по-разному, но с течением времени большинство из них настолько сольётся со своим именем, что оно будет сидеть на них как родное и почти буквально считываться.

На самом деле, это не просто результаты каких-то личных наблюдений — этой темой занимался мир науки. Израильскими и французскими учёными в своё время было проведено восемь исследований в двух странах — в Израиле и во Франции соответственно. Результаты были опубликованы в феврале 2017 года в рецензируемом научном журнале Journal of Personality and Social Psychology в статье на 28 страниц, которая называлась «Мы похожи на своё имя» («We Look Like Our Names» — по ссылке можно прочесть статью на английском).

На большом количестве добровольцев исследовалась точность попадания в определении имени по фотографии, и, надо сказать, это попадание статистически значимо отличалось от случайного угадывания даже если имя выбирала машина. Часть исследований, которая проводилась на компьютере, была сделана, чтобы исключить человеческий фактор: если Макс на самом деле выглядит как Макс, то это должно быть понятно не только человеку. Компьютер анализировал более 94 тысяч лиц, что предоставило дополнительные свидетельства того, что наши лица на самом деле дают возможность угадать наше имя и отбросить очевидно неподходящие.

Разумеется, это работает только для используемых и привычных данной культуре имён. То есть человеку из европейской культуры едва ли будет легко понять, подходит ли какой-нибудь индийской девушке имя Анурадха или Самшита (хотя, конечно, легко почувствует, что ей точно не идёт имя Белла или Даша). И конечно, почти любому человеку будет сложно слиться с именем, которое очевидно относится к совсем другой культуре и языковой среде, даже если его так звали с самого рождения. Африканец по имени Петя будет создавать ощущение, будто что-то там не сходится. То же касается и европейцев, которых зовут каким-нибудь экзотическим именем, противоречащим внешности, или которые выбрали себе такое имя сами. Хотя бывают случаи, когда такое визуально-звуковое противоречие становится своего рода декором визитной карточки человека. Например, есть такая довольно известная исполнительница и преподаватель традиционных индийских танцев, которую зовут Светлана Туласи. Светлана получила имя от своей русской мамы, а фамилию и жгучую восточную внешность от индийского папы. И глядя на неё, никак не ожидаешь услышать такое обычное русское имя.

Разумеется, в ходе исследований учёные проверили не только то, как хорошо израильтяне угадывают вероятное имя для израильтянин и французы для французов, но и посмотрели на картину кросс-культурного попадания. Французы намного хуже определяли имя израильтян и наоборот. Это любопытное явление возможности «считывать» имя со внешности называется эффектом Дориана Грея (не путать с синдромом Дориана Грея, для которого характерны дисморфофобия и нарциссизм и наблюдаются трудности с принятием процессов старения и нездоровая озабоченность сохранностью своей молодости любыми доступными средствами, включая злоупотребление пластическими операциями, что является психическим расстройством).

Мне кажется, что этот эффект на самом деле простирается немного шире наших взаимодействий друг с другом. Скажем, что-то похожее можно заметить и в фильмах, где очень хорошо продуманы образы, проведён качественный кастинг, наняты профессиональные костюмеры и гримёры, и актёры искусно вживаются в роли. Кто бы ни исполнял роль Шерлока Холмса, он всегда будет вписываться в имя и связанный с ним образ: имя Шерлок уже не ложится на простую внешность с широкими чертами лица с конопушками и золотистыми кудряшками, а самого этого героя мы едва ли могли бы воспринимать с каким-то иным именем. Например, как Джеймса Холмса — это был бы совсем другой персонаж других историй. А знаменитый Эркюль Пуаро? Кажется, любое другое имя на нём смотрелось бы крайне нелепо. Мировой кинематограф пополняет наши стереотипы, расширяя культурные границы и позволяя легче ассоциировать иностранные имена с тем или иным набором характеристик.

Наверное, своим домашним питомцам мы тоже выбираем имена, принимая во внимание их расцветку, формы, вид и породу, и вырастают они в той или иной степени в соответствии с нашими ожиданиями, хотя это, наверное, не проверялось. Но хорошо известно, что домашние животные, как и маленькие дети, подвержены эффекту плацебо, а значит, наши действия и ожидания играют для них определённую роль.

А проявляет ли себя эффект Дориана Грея после того, как человек меняет имя? Судя по всему, да. Просто заметно это становится чаще всего не сразу, так как нужно время — мы меняемся не в одну ночь. Конечно, изменения будут заметны быстрее, если новое имя имеет ряд ассоциаций, схожих с предыдущим.

В любом обществе есть тот или иной процент людей, которые в какой-то момент жизни принимают решение сменить имя, которым наградили их родители. Одни делают это по религиозным причинам, другие так и не смогли ощутить имя своим, третьим хочется перевернуть страницу после травмирующих событий, а кто-то даже убеждён, что станет другим человеком.

Очень многие относятся к таким решениям других довольно консервативно, считая это неприемлемым или странным. Кому-то кажется, что настоящим именем является исключительно то, которое человек получает при рождении, другие думают, что менять имя — это неуважение к родителям и неуместная блажь, а есть и те, кто считает смену имени чем-то смешным или недостойным, и даже бытует мнение, что тяге к смене имен подвержены в основном женщины, хотя в действительности это совсем не так. Но как бы к этому ни относилось общество, факт остаётся фактом: во многих странах, включая Россию, у человека есть закрепленная законом свобода на смену имени, и чаще всего это очень простой процесс, не требующий последующей смены всех имеющихся документов.

Многие из тех, кто переезжает навсегда в другую страну, в какой-то момент меняют имя (а иногда и фамилию) на что-то, что лучше вписывается в местную культурную среду, если законы новой страны это позволяют. У них, разумеется, есть противники — зачастую среди тех, кто никогда кардинально не менял место жительства, — считающие такое действие странной попыткой подстроиться, отказаться от себя и сойти за местного. Однако исследования, упоминаемые в работе израильских учёных, показывают, что типичность имени и то, насколько легко оно произносится и читается, может очень влиять на способность человека интегрироваться и стать профессионально востребованным. К примеру, как отмечается в статье, одно и то же резюме с именами разных национальностей получает разное количество приглашений на собеседования, и в приоритете более типичные данной культуре имена. Так что удобно звучащие имя и фамилия могут оказать поддержку своему хозяину даже таким не очевидным образом.

Нередко бывает так, что окружающим кажется или буквально бросается в глаза, что человек, сменивший имя, подобрал себе неподходящее. Особенно когда это редкое, яркое имя с чётким устоявшимся стереотипом, например Афродита или Джульетта. И, исходя из приведённых исследований, можно сделать вывод, что имя действительно может не подходить человеку, не ассоциироваться с ним, не сидеть на нём. Однако, если он будет с удовольствием носить его много лет, с течением времени его внешность в допустимой степени подстроится под новое имя — благодаря изменению самовосприятия, изменению привычек, манер, причёски, мимики и, что немаловажно, благодаря влиянию нового набора стереотипов, которыми общество украсило это имя.

Разумеется, даже имя, соответствующее культуре, в которой человек живёт, считывается далеко не в 100% случаев. Потому что есть имена с пересекающимися стереотипами и есть люди, которые носят редкие имена, или они просто намного меньше подвержены влиянию социума. И потому, что есть те, кто так и не полюбил то сочетание звуков, которым одарили его родители, не смог это имя и его «багаж» принять, но ещё не решился на изменения. И ещё это справедливо для тех, кто давно сменил имя и хоть и носит его с удовольствием, но так и не смог «впитать» его в себя, и привычки, поведение, мимика, тяга к определённой стрижке или окраске волос — они остались прежними и даже через целую декаду в их лицах по-прежнему хорошо просматривается старое имя. Не каждая Глаша способна на самом деле стать Анастасией.

Так что, хоть на первый взгляд и кажутся глупыми утверждения многих людей — «ты не выглядишь как Мария» или «по тебе прямо видно, что ты Иосиф», но наука склоняется на их сторону, прямо показывая, насколько сильно имя человека может вживаться в его черты и насколько может быть важным внимательный подход к выбору имени для ребёнка или себя.

Разумеется, в этом нет никакой магии и имя не предопределяет судьбу человека. Люцифер не встанет на путь правителя мира, а Хлоя не обязательно примкнёт к партии зелёных, чтобы заняться защитой природы. Как и всё, что имеет отношение к реальному миру, наш жизненный путь формируется постепенно и куда более сложным образом. Однако, благодаря хитрости нашего мозга, ароматный цветок будет пахнуть менее сладко, если будет называться колбасой.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Видео партнёров

Земли много, а толку?

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть