Италия мечется между карантином и экономическим крахом

Эпидемия обнажила давние нерешенные проблемы Италии
13 марта 2021  13:10 Отправить по email
Печать

Двое жителей итальянских Сиракуз умерли через несколько часов после прививки вакциной AstraZeneca. 11 марта прокуратура начала следственные действия. В ряде регионов страны использование этой партии вакцины приостановлено. Медики рекомендуют не применять ее и всем остальным.

Это — лишь маленькая горькая вишенка на большом несъедобном торте проблем с вакцинацией. AstraZeneca и Pfizer привозят в Италию меньше вакцины, чем обещали, и позже, чем обещали. Все планы правительства по прививочной кампании (и без того не слишком стройные) летят в тартарары. К концу года рассчитывали привить почти всех, но за два месяца не привили и 3%.

На вакцинацию делалась ставка: привьемся и заживем как раньше. Число антипрививочников, прежде довольно высокое, удалось снизить, но новые проблемы оказались серьезней старой. Вакцины нет, а когда она есть, эффект ее не всегда предсказуем. Смертей прежде как будто не было — но этого не скажешь о последствиях, как прививок, так и самого вируса. Которые никто не считал.

Что же до «русской вакцины», то ее успешно закупают и применяют прямо посреди Италии. В республике Сан-Марино. Маттео Сальвини и Сильвио Берлускони осторожно намекают, что надо бы и Италии ту вакцину, которая, во-первых, есть, а во-вторых, лучше. Но намеки слишком осторожны и негромки. Примерно как протесты против антироссийских санкций накануне голосования «за».

При этом итало-швейцарская компания заключила договор о производстве «Спутника V». Но даже если всё пойдет по намеченному плану и никакие комиссии ЕС не будут возражать (во что не верится даже с большим трудом), производство начнется не ранее июля 2021 года. Значит, еще один год и еще один сезон можно смело вычеркивать.

В стране продолжают действовать антикоронавирусные ограничения. Или, лучше сказать, они продолжают числиться, потому что с выполнением (особенно когда речь идет о молодежных гуляниях по выходным) — серьезные проблемы. Но деятельность заметной части экономики ограничена. И к эпидемиологическим трудностям добавляются финансовые.

За год ВВП Италии снизился на 9% — исторический антирекорд номер один. Госдолг вырос на 20% ВВП — исторический антирекорд номер два. Число фактических безработных, по экспертным данным, выросло на миллион, то есть на 1,5% всего населения. Число «абсолютно бедных», иначе говоря, неимущих, приблизилось, по данным официальной статистики, к 10% населения.

Правительство Марио Драги вслед за правительством Джузеппе Конте пытается маневрировать, то ослабляя ограничения, чтобы спасать экономику, то ужесточая их, чтобы спасать жизни. Но каждый шаг лишь ухудшает ситуацию. Число прямых жертв коронавируса превысило 100 тысяч человек. В 2020 году в Италии — антирекорд по смертности на фоне антирекорда по рождаемости.

Запутанная политическая система и запутанная политическая ситуация не способствовали эффективности управления. Правящая коалиция либералов и популистов мучительно долго согласовывала решения, каждое из которых следовало принимать накануне. У местных властей — свои интересы: некоторые играют роли защитников жизни, другие — защитников экономики.

Суровые новости из больниц и с кладбищ заставляли ужесточать ограничения. Без зимнего сезона осталась вся отрасль горнолыжных курортов. Туриндустрия, которая обеспечивает 13% ВВП, стоит перед реальной угрозой второго безлюдного лета подряд. Бармены и рестораторы подсчитывают убытки, и помощь правительства в виде беспроцентных кредитов не кажется им спасением.

Спасать экономику должны кредиты ЕС в размере 220 млрд евро. Не все, правда, согласны с тем, что влезать в нынешней ситуации в многолетние долги — хорошая идея. Но даже эта идея движется с громким скрипом. Для достижения полного согласия по поводу того, на что именно тратить эти деньги, полугода не хватило.

Значительная часть средств, судя по всему, будет отдана «переходу экономики на зеленые рельсы» и «диджитализации». Эпидемия и безденежье использованы желающими переделить рынок как хороший повод обеспечить себя многолетними контрактами — так говорит негромкий голос «непроевропейской» оппозиции.

Эпидемия обнажила давние нерешенные проблемы страны. Оптимизированная в 2000-х — 2010-х медицина не обладает достаточным количеством денег, врачей и больниц. Система управления, при которой всё нужно согласовывать с десятью инстанциями, а каждые два месяца говорят о досрочных выборах, при ЧС неэффективна. Этот урок выучен, но использовать его негде и некому.

Каковы политические последствия коронакризиса? Рейтинг вырос у двух политических сил: у правых партий и Марио Драги. Бывший глава ЦБ Италии и ЦБ Евросоюза возглавил правительство в статусе человека, который договорится с Брюсселем о кредитах. Его феноменально высокий личный рейтинг — это голос реалистов. С Брюсселем договариваться всё равно придется.

Вместе с тем три правые партии (до февраля 2021 года — все оппозиционные) наконец преодолели заветную планку в 50% социологических голосов. И вот тут бы Сальвини, Берлускони и Джордже Мелони оставаться в жесткой оппозиции, ругать правительство и инициировать выборы. А после победы — учредить обещанное царство социального консерватизма без нелегальных мигрантов.

Но ничего подобного не происходит. Сальвини и Берлускони успешно интегрируются в широкое правительство Драги. Вопросы суверенности Италии ушли на сто двадцать пятый план. Так что никуда от светлого брюссельского будущего Италии не деться. А в нём — кредиты, мигранты, госдолг в 155% ВВП и долгое согласование поставок вакцин, которые не приедут.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть