Экономические связи между регионами: развитие или иллюзия?

Соглашения между регионами о совместных действиях в тех или иных сферах в последнее время всё чаще попадают в информационную повестку
12 марта 2021  14:27 Отправить по email
Печать

10 марта региональные власти Оренбургской и Самарской областей заключили соглашение о сотрудничестве, согласно которому предполагается координация действий двух субъектов в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Взаимодействие предполагает, прежде всего, совместные действия по уменьшению материального ущерба от чрезвычайных происшествий. Ранее подобные соглашения Оренбургская область заключила с ещё одним своим соседом по ПФО — Башкирией, а также с соседней Челябинской областью. Соглашения между регионами о совместных действиях в тех или иных сферах в последнее время всё чаще попадают в информационную повестку, но говорить о реальной заинтересованности субъектов в тесном взаимодействии друг с другом, похоже, ещё рано.

Экономическое взаимодействие

Согласно распространённому суждению, экономическое взаимодействие между регионами начинает давать сбои с крахом советской модели экономики. В 1990-х многие регионы оказались предоставлены сами себе, слом экономических цепочек, перестройка работы, а чаще всего закрытие предприятий приводили к тому, что экономические связи между субъектами прекращались или сводились к минимуму. Формирование новой российской экономической модели предполагало в числе прочего восстановление ранее разрушенных связей, но эксперты не спешат с оптимистичными выводами. Директор Агентства нестандартных политических и корпоративных ситуаций Марат Хамидуллин полагает:

«Говорить о том, что сегодня в России между регионами есть такие же экономические связи, как и в СССР, не приходится. Сейчас отношения между регионами — это не уровень государственной политики, а уровень местных и региональных холдингов и предпринимателей. Причем многие главы субъектов почему-то делают упор на внешние международные рынки, забывая про колоссальный потенциал рынков внутренних».

По мнению главы Центра урегулирования социальных конфликтов Олега Иванова, активность и эффективность субъектов Федерации в рамках межрегионального сотрудничества прямо пропорциональна экономическим возможностям регионов.

«Депрессивным, дотационным регионам, как правило, особо нечем торговать с соседями. Как говорил дядя Федор из Простоквашино, «чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное, а у нас денег нет». При этом разброс экономических возможностей регионов очень велик. Страна у нас большая, поэтому географические, демографические, экологические, геологические условия и ресурсы у регионов очень разные», — отмечает эксперт.

Социолог, руководитель центра «Региональные исследования» Дмитрий Лобойко считает, что взаимодействие между регионами России может и должно быть более активным и содержательным.

«Сегодня ограничены и экономические, и социальные, и политические связи внутри страны. Главные и наиболее очевидные причины в пространственной, экономической и политической централизации. Пассажирское сообщение до сих пор осуществляется преимущественно через столицу. Часто и логистические маршруты товаров прокладываются через столицу без очевидной надобности. И даже товары из Китая, когда идут в европейскую часть России, то направляются не напрямую, скажем, в Уфу, а чаще сначала заезжают в Златоглавую. Эта особенность транспортных сетей, заложенная ещё в советские годы, сегодня существенно увеличивает стоимость любого товара и загружает транспортные узлы. А для развития регионов необходимо увеличение мобильности, которое невозможно без распределенной системы, с сетью региональных дорог и множеством логистических центров — хотя бы по одному-два в каждом федеральном округе, а лучше — в каждом крупном региональном центре», — отмечает Лобойко.

Генеральный директор коммуникационного агентства Actor Дмитрий Еловский, напротив, считает, что многие экономические связи между предприятиями в регионах остались неизменными с советских времен, и это как раз проблема.

«Например, северный завоз до сих пор осуществляется по советским схемам. Появились и новые цепочки межрегиональной кооперации. Но нужно понимать, что это цепочки не между регионами, а между хозяйствующими субъектами. Если говорить о политическом и административном руководстве регионов, то тут успехи намного скромнее», — считает Дмитрий Еловский.

Лидеры межрегионального сотрудничества

Между тем ряд регионов в последнее время старается использовать потенциал взаимодействия с другими субъектами. Так, делегация Башкирии недавно посетила Санкт-Петербург, где договорилась о сотрудничестве сразу по нескольким направлениям. Это цифровизация, туризм, промышленность. Ранее эта же республика заключила соглашение с соседней Челябинской областью об обмене опытом в сфере промышленности. Соглашение о сотрудничестве с Северной столицей имеет и ещё одна крупная республика Поволжья — Татария. Казань также активно развивает сотрудничество с Кировской областью. Сотрудничество касается не только экономических вопросов, но и широкого круга социальных направлений — образования, науки, культуры. Пермский край достиг принципиальных договорённостей со Свердловской областью о реализации совместных проектов к 300-летию региональных столиц, которые будут отмечаться в 2023 году. Кроме того, регионы договорились о сотрудничестве в сфере туризма, культуры и спорта.

Олег Иванов отмечает, что в структуре экономики России ПФО выделяется высокой долей топливной промышленности, нефтехимии и химии, машиностроения. Значительные рудные месторождения имеются в приуральских регионах (Башкирия, Оренбургская и Пермская области).

«Наиболее крупные производители нефти — республики Татарстан и Башкортостан, Самарская, Оренбургская и Пермская области. Крупным производителем газа является Оренбургская область. Эти регионы, очевидно, активно развивают сотрудничество с другими субъектами России. Например, у Самарской области самый крупный экспортный потенциал, самый крупный российский автозавод в Тольятти и значительные объемы переработки нефти. У Пермской области сильными сторонами являются многопрофильная промышленность и близость к Свердловской области — крупнейшей по величине экономики области Урала. Татарстан выделяется объемами добычи нефти, центральным положением в ПФО, положением в узле крупнейших воднотранспортных путей России, объемами привлекаемых российских и иностранных инвестиций. Башкортостан характеризуется высокой долей топливной промышленности в объеме промышленного производства и наибольшими объемами переработки нефти среди российских регионов.

И совсем другая ситуация в слаборазвитых и депрессивных регионах, для которых характерны такие черты, как неблагоприятное транспортно-географическое положение, высокая доля в структуре экономики сельского хозяйства и, как следствие, слабое участие во внешнеэкономических связях. Их развитие сдерживается в том числе тем, что инвестиции направляются прежде всего в экономически более привлекательные регионы», — полагает Олег Иванов.

По мнению Марата Хамидуллина, среди регионов, которые ведут активную политику по выстраиванию экономических связей с другими регионами, лидером является Татария.

«Руководство региона одновременно умудряется работать и на внешних рынках, и на внутренних. Одно то, что у Татарстана насчитывается порядка восьми своих представительств в других регионах, говорит уже о многом. Только в прошлом году правительством республики было проведено порядка 60 межрегиональных мероприятий, связанных с торговлей, экономикой, а Минниханов сам лично посетил минимум четыре области с визитами. Сегодня ни один регион, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, наверное, не может похвастаться такой работой. Да, в Москве у почти каждого региона есть свое представительство, но чем они занимаются и насколько они эффективны — никто сказать не может», — отмечает эксперт.

Дмитрий Лобойко обращает внимание на тот факт, что в российских регионах в результате борьбы за централизацию практически не осталось сильных игроков, заинтересованных в развитии территорий:

«Наиболее устойчивыми остались не столько экономические и политические связи между различными территориями, сколько традиционные связи. Например, национальные, религиозные и клановые. Благодаря им неофициальным лидером ПФО и в экономике, и в политике остается Татарстан, который успешно взаимодействует и с соседними регионами, периодически зарабатывая в соседних регионах даже на бюджете (пример — ПСО «Казань», строившая стадион «Самара-Арена»), а также и с иностранными государствами (в частности, через Ассоциацию исламского бизнеса и другие институции). Развитие регионов и усиление межрегионального сотрудничества нередко представляется лицам, принимающим решения в Центре, угрозой «федерализации».

Тем не менее, несмотря на объективные сложности, связи между регионами продолжают развиваться. Станет ли это основой для формирования в России развитой и разнообразной экономической среды или останется не более чем попыткой отдельных развитых субъектов найти дополнительные драйверы развития, покажет будущее.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть