Слова о «компромиссе» Сербии с косовскими сепаратистами – сказки для детей

Почему, несмотря на усилия западных посредников, развязка в сюжете вокруг Косово всё ещё не наступила
8 марта 2021  11:34 Отправить по email
Печать

Евросоюз не заинтересован в сохранении «статус-кво» в Косово и Метохии, а переговоры о «нормализации отношений» между Белградом и Приштиной могут закончиться в течении нескольких месяцев. Об этом заявил посредник ЕС в переговорах Мирослав Лайчак 3 марта в Белграде после встречи с президентом Сербии Александром Вучичем. Почему, несмотря на усилия западных посредников, развязка в сюжете вокруг Косово все еще не наступила, в интервью ИА REGNUM рассказал профессор факультета политологии Университета в Белграде Часлав Копривица.

Какие новые моменты в косовском урегулировании появились после визита Мирослава Лайчака в Приштину и Белград?

Визит Мирослава Лайчака в Белград не принес ничего нового. На основании того, что сказал Лайчак, а мне кажется, что это важнее того, что сказал на совместной пресс-конференции президент Александр Вучич, Евросоюз желает «раз и навсегда» решить косовский вопрос, так как объединенная Европа «не заинтересована в сохранении статус-кво» в Косово. Иными словами, Евросоюз здесь выступает не так, как он хочет, чтобы о нем думали другие — как нейтральный посредник, а как сторона в переговорах, у которой есть определенные интересы. Лайчак, приезжая из Словакии, не выступает с позиций своего государства, которое не признало независимость Косово — он приезжает как чиновник ЕС, который уже «проявил» себя во время подготовки референдума об отделении Черногории. Референдум был проведен с нарушением всех возможных юридических норм, а ЕС в этом мероприятии сыграл крайне необъективную роль, помогая Мило Джукановичу оторвать Черногорию от совместного с Сербией государства, вопреки воле большинства черногорцев.

Какое компромиссное решение Лайчак готов предложить Сербии, чтобы она решилась сменить «статус-кво», который не подходит Евросоюзу, на «юридически обязывающее соглашение» с Приштиной?

Когда Лайчак говорит, что он против «статус-кво», это значит, что Брюссель понимает простой факт — время не на его стороне, и поэтому надо как можно скорее завершить все долгосрочные геополитические процессы, которые начались несколько десятилетий назад. Относительно недавно Лайчак заявил о том, что косовская проблема не может быть решена, если не будут приняты изменения в конституциях и Сербии, и Косово. Конституция так называемого Косово — это ничего не значащий документ, только косовские албанцы могут считать, что она кого-то к чему-то обязывает. Но зато Конституция Республики Сербии предельно ясно определяет, кому принадлежат Косово и Метохия и каковы могут быть рамки для достижения компромисса по данному вопросу.

С другой стороны, Брюссель настаивает на признании независимости Косово Белградом. Это называется «всеобъемлющая нормализация отношений», которая, как заявил Лайчак, должна «раз и навсегда» решить этот вопрос. Иными словами, Сербия раз и навсегда должна отказаться от своей территории. В соответствии с тем, что предлагают Евросоюз и США, Сербия не может рассчитывать на решение, которое соответствовало бы Конституции Сербии и резолюции 1244 СБ ООН. Другие международно-правовые рамки для урегулирования косовского вопроса не существуют, все остальное, что было подписано за годы переговоров между Белградом и Приштиной, выходит за эти рамки, включая Брюссельское соглашение. Злосчастная формулировка «всеобъемлющая юридическая нормализация» — не что иное, как криптоним, скрывающий за собой признание Косово со стороны Сербии или безвременный отказ Белграда от нормальных, разумных и юридически оправданных претензий на интеграцию временно отторгнутой территории Косово и Метохии в конституционное и правовое поле Республики Сербии.

Тем не менее президент Сербии Вучич настаивает на компромиссном решении. Что Запад мог бы все-таки предложить Сербии под видом этого компромисса, необходимого для окончания переговорного процесса?

В любых переговорах речь идет о компромиссе, но вопрос только, в каких границах. Я не знаю, какой вариант Запад попробует найти, но без всякого сомнения их цель — легализация фактического положения дел, вызванного насильственным отделением и противоправным признанием сепаратистского образования под названием «Республика Косово». Запад хотел бы из этого «правового инцидента» создать новую международную реальность. Очень симптоматично, что в коммуникации с представителями России сербские власти, в первую очередь, президент, постоянно забывают подчеркнуть, что резолюция 1244 СБ ООН не может быть предметом торга. Вучич постоянно действует так, как будто этой резолюции не существует. Его формулировки, высказывания о каком-то компромиссе, в результате которого каждая сторона должна быть «одинаково недовольна» — это все сказки для маленьких детей, это какая-то ложная мудрость. Такой риторикой президент Сербии пытается завуалировать то, в чем нет сомнений — компромисс по поводу Косово и Метохии, который он лично мог бы принять, выходит за рамки внутреннего и международного права.

Перед поездкой в Сербию Лайчак упомянул необходимость формирования Сообщества сербских муниципалитетов, что албанская сторона обязалась сделать еще в 2013 году, но не сделала до сих пор. Может ли этот момент в будущем соглашений быть использован как компромисс?

Насколько я помню, президент Сербии ранее говорил о том, что Сообщество сербских муниципалитетов, создание которого давно было оговорено и, которое, добавлю от себя, не дает сербскому народу в Косово и Метохии никаких рычагов исполнительной власти, нельзя еще раз сделать предметом переговоров. Нельзя делать новые уступки албанской стороне в обмен на формирование Сообщества сербских муниципалитетов, так как его создание — это её обязательство, которое должно быть выполнено. С другой стороны, в середине прошлого года западные посредники, в первую очередь, Германия, заговорили о том, что все, что было подписано с самого начала брюссельского процесса, должно быть реализовано только после подписания всеобъемлющего договора. Это крайне наглая конструкция, которая никак не соответствует базовым представлениям о том, что такое право и международные договоры. К тому же, Сербия в рекордные сроки выполнила все, что было подписано в Брюсселе, несмотря на то, что это было не в ее интересах. Вучич и его команда запросто демонтировали конституцию Сербии на территории южного края. Теперь оказалось, что Евросоюз, который является союзником албанских сепаратистов, ищет толкование договоренностей, которое позволило бы косовским албанцам не оформить Сообщества сербских муниципалитетов, но сделать это так, чтобы это не считалось нарушением прежних соглашений.

Сколько времени Брюссель выделил на подписание соглашения между Белградом и Приштиной? Сам Лайчак говорит, что переговоры могут закончиться в течение нескольких месяцев.

Да, Запад сейчас об этом мечтает. Если бы они могли так сделать, это уже было бы сделано. Я хотел бы напомнить вашим читателям, что вся кампания Вучича по так называемому разграничению Косово началась в июле 2017 года, непосредственно после его избрания на должность президента Сербии. Для него, вернее, для тех, кто диктует Вучичу повестку дня, это было оптимально, так как любому лидеру проще решить неприятные вопросы в начале четырехлетнего срока. Но уже 2021 год на дворе — четвертый год президентского срока Вучича. Не в его интересах достичь соглашения с Приштиной именно сейчас, при этом в тех рамках, на которые он согласился, подписав Брюссельское соглашение. Какой бы сильной ни была пропаганда Вучича, президент все-таки понимает, что любой компромисс, выходящий за рамки конституции Сербии и резолюции 1244, может реально навредить его имиджу и авторитету в год выборов.

До избрания нового патриарха Сербской православной церкви в СМИ шла бурная дискуссия на тему, зависит ли от личности патриарха отношение СПЦ к Косово и Метохии. Мнение церкви — один из тех факторов, которые президент Вучич тоже должен учитывать, принимая решение о подписании соглашения с Приштиной. Может ли СПЦ в обозримом будущем поменять позицию, согласно которой Косово является неотъемлемой частью Сербии?

Избрание патриарха сербские СМИ представили как настоящую предвыборную кампанию, хотя это абсолютно неприемлемый подход, когда речь идет о церковных вопросах. Тем не менее, надо сказать, что властям было не все равно, кто из архиереев займет патриарший престол.

Внутреннее церковное устройство таково, что патриарх не может идти против архиерейского собора. Мы знаем, что в предыдущие годы архиерейский собор уже дважды четко высказал позицию по поводу недопустимости отчуждения Косово и Метохии. В недавнем интервью патриарха Порфирия сербскому телеканалу РТС мы могли услышать о том, что Косово — это духовная колыбель Сербии, и что эта территория не может быть разменной монетой в каких бы то ни было сделках. С другой стороны, пока патриарх Порфирий был митрополитом Загребацко-Люблянским, он проявлял вызывающую беспокойство склонность поддерживать позицию властей, хотя она и противоречила Конституции Сербии, международному праву и мнению большинства представителей СПЦ. Я надеюсь, что после того, как он занял престол сербских патриархов, это изменилось, и что патриарх Порфирий теперь будет защищать позицию, в рамках которой территорию Косово и Метохии нельзя отделить от Сербии.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть