Деофшоризация российского бизнеса: долгая дорога домой

Рост цен на продукты питания в России с новой силой обострил давно и твердо укрепившуюся проблему офшорности так называемых российских компаний
24 февраля 2021  14:27 Отправить по email
Печать

Рост цен на продукты питания в России с новой силой обострил давно и твердо укрепившуюся в стране проблему офшорности так называемых российских компаний. Последние, рассчитывая на фоне пандемии на щедрую широкую поддержку государства, получив взамен адресные и рыночные меры, стали напирать на раздачу вертолетных денег населению, которые так или иначе тоже приумножили благосостояние последних, практически никак не сказавшись в итоге на благосостоянии населения. Об этом рост цен в России на товары прямо и говорит. Что также свидетельствует о наращивании градуса противостояния бизнеса с государством с очередной попыткой первого вовлечь в эту борьбу рядовых граждан.

Еще в 2014 году издание «Коммерсантъ» опубликовало подборку цитат президента, ярко демонстрирующую неприязнь Владимира Путина к офшорной деятельности компаний. Так, 19 декабря 2011 года на заседании комиссии по развитию электроэнергетики глава России заявлял, что «с офшорным наследием эпохи дикой приватизации пора заканчивать… Вывод национальной экономики, ее стратегических отраслей из офшорной тени — наша приоритетная задача на предстоящий период». Но ровно через год Путину снова пришлось повторить свой посыл — в 2012 году в послании Федеральному собранию: «Притчей во языцех стал офшорный характер российской экономики… Нам нужна целая система мер по деофшоризации нашей экономики». В интервью РИА Новост» в июне 2013 года президент говорил, что «для борьбы с уходом от налогов через офшоры, являющейся очень сложной и трудоемкой задачей, важно использовать не только национальные, но и международные инструменты регулирования. В качестве одной из мер деофшоризации Россия предлагает заключать двусторонние соглашения с офшорными и низконалоговыми юрисдикциями». В следующем послании Федеральному собранию в конце 2013 года Владимир Путин заявил, что «доходы компаний, которые зарегистрированы в офшорной юрисдикции и принадлежат российскому собственнику, конечному бенефициару, должны облагаться по нашим налоговым правилам … Компаниям, зарегистрированным в иностранной юрисдикции, нельзя будет пользоваться мерами государственной поддержки, включая кредиты ВЭБа и госгарантии. Им должен быть закрыт доступ к исполнению государственных контрактов и контрактов структур с госучастием». «С офшорами нужно бороться, потому что бюджеты недополучают выгоду и прибыль, центр формирования прибыли находится совсем в другом месте, и государство ее не видит… И мы, конечно, должны не только пугать наши компании, вытаскивать их из офшоров какими-то административными мерами, но и, прежде всего, — и это самое главное — создавать условия и экономические, и правовые. С тем, чтобы обеспечить интересы и собственника, и инвестора», — цитирует «Коммерсантъ» заявление президента, сделанное на форуме «Интернет-предпринимательство в России» в июне 2014 года.

1 июля 2015 года в России была введена амнистия капиталов, которая должна была завершиться 31 декабря 2015 года, но ее решили продлить еще на полгода. Сказать, что данная кампания пользовалась успехом, ничего не сказать. Как сообщало ТАСС, возможностью легализовать капиталы в этот период воспользовались 7,2 тыс. бизнесменов. Со ссылкой на данные, полученные депутатом Госдумы от КПРФ Алексеем Куринным в результате депутатского запроса Минфину, издание указывало, что в результате амнистии было получено только 6 млрд рублей дополнительных налогов. Затем был и второй, и третий этап амнистии. В 2018 году в рамках амнистии капитала бизнесмены задекларировали только по остаткам по счетам более €10 млрд, о чем сообщал журналистам, как писало ТАСС, министр финансов Антон Силуанов в феврале 2019 года в кулуарах форума «Деловая Россия». В прошлом году статс-секретарь — замминистра финансов РФ Алексей Сазанов заявил, что Минфин РФ выступает против продления сроков амнистии капиталов в России, мол, зачем устанавливать срок, если все время его переносить. А завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Константин Корищенко говорил, писало ТАСС, что возможность воспользоваться амнистией была у всех и все, кто хотел, использовали этот механизм, необходимости продлевать процедуру нет, подчеркивая при этом, что возвращение капиталов в Россию в условиях санкций и внешнего негативного отношения оказалось полезным, однако часть капиталов осталась за пределами страны, и оценить их объем практически не представляется возможным.

Между тем, как мы писали в мае прошлого года, по разным экспертным оценкам, российские активы, выведенные в офшоры, занимают лидирующие позиции по сравнению с другими странами, составляя фантастический объем — приблизительно 50% российского ВВП. В 2019 году издание РБК сообщало со ссылкой на данные Bloomberg, что, по консервативной оценке экспертов, общая стоимость выведенных из России за четверть века активов составляет $750 млрд. Однако она может превышать и $1 трлн, считали в агентстве. Речь идет о периоде вывода активов из России с 1994 по 2018 год.

Заметим, в рамках амнистии на предпринимателей не распространялась уголовная ответственность от уклонения от уплаты налогов, таможенных платежей и сборов. То есть ни раскулачиванием, ни национализацией приватизированного за копейки имущества это не назовешь, как бы ни хотелось именно в таком свете некоторым экспертам представить разворачивающиеся события. Более того, в 2018 году был принят Закон о специальных административных районах (САР), в которые могут перерегистрироваться компании из иностранных юрисдикций. Речь идет о САР, созданных на островах Русский (Приморье) и Октябрьский (Калининградская область). То есть новый введенный механизм был предложен зарубежным холдингам, подконтрольным гражданам РФ и владеющим активами в России, и как альтернатива тому же Кипру, и как антисанкционная мера. Кроме того, буквально недавно, как сообщала «Парламентская газета», Госдума упростила переход иностранных компаний в юрисдикцию России, приняв в третьем, окончательном чтении закон, снимающий географические ограничения на редомициляцию (перерегистрацию) компаний из офшорных юрисдикций в специальные административные районы (САР) России. Сейчас действует правило, согласно которому иностранное юрлицо может получить в России статус международной компании, если оно создано в государстве-участнике, наблюдателе группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) или участнике комитета экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (Манивэл). Закон, инициированный правительством, разрешает переход в российскую юрисдикцию иностранным компаниям, которые зарегистрированы в государствах и на территориях, являющихся членами региональных групп ФАТФ. Статус участника САР даёт право на ускоренную регистрацию, освобождение от уплаты ряда налогов, льготные ставки по дивидендным доходам. Как пишет издание со ссылкой на слова замминистра экономического развития Ильи Торосова, после вступления документа в силу в Россию смогут «переехать» компании из Аргентины, с Кубы, из Бразилии, Мексики и других стран.

В марте прошлого года в своем обращении Владимир Путин предложил облагать налогом выводимые на зарубежные счета дивиденды по ставке 15%. С началом этого года новые правила налогообложения начали действовать в рамках соглашений с Кипром, Мальтой и Лихтенштейном.

9 февраля этого года на пленарном заседании председатель Госдумы Вячеслав Володин заявлял, что офшорные компании не должны получать господдержку, подчеркивая, что «не могут у нас крупные компании быть в офшорах, это в том числе вопрос национальной безопасности». К слову, это то самое пленарное заседание, на котором министр экономики Максим Решетников отчитывался перед депутатами о мерах, принимаемых в связи с ростом цен на продовольственные товары. По словам Володина, «если мы говорим о деофшоризации, то должен быть комплекс мер, причем совершенно понятных: если работаешь в своей стране — получай льготы, если ушел от налогообложения, то нет тебе льгот!»

К слову, входящие в Евросоюз такие страны, как Франция, Польша, Бельгия и Дания, как мы сообщали в мае прошлого года, тоже особо не жалуют «офшорников». Там приняли законы, не позволяющие компаниям получить финансовую господдержку в связи с сегодняшним кризисом, если среди их прямых акционеров, косвенных бенефициаров есть физические, юридические лица, связанные с офшорными юрисдикциями.

Минфин РФ, как сообщало на днях издание «Коммерсантъ», тоже подготовил законопроект, который касается госзакупок у возможных «офшорников». Речь идет о поправках к закону о контрактной системе (ФЗ-44), которыми предполагается ужесточить нормы о деофшоризации госзакупок. Действующий по сей день запрет на участие в госзакупках офшоров предлагается масштабировать на их «дочек», зарегистрированных в РФ. Для этого предлагается ввести запрет на участие в госзаказе компаний, которые имеют в составе участников или учредителей офшорные компании, а также их выгодоприобретателей. При этом к заявке на участие в госзакупке необходимо будет прикладывать декларацию о соответствии такому требованию. Со ссылкой на авторов поправок издание указывает, что расширение запрета связано с «рисками сокрытия доходов российских организаций, принадлежащих офшорным компаниям, отмывания денежных средств, а также с невозможностью проследить уплату налогов». В то время как оценить объем контрактов, которые сейчас заключаются с «дочками» офшорных компаний, невозможно, поскольку «нет возможности определить, у кого какая доля в компании на текущий момент», подчеркивают в Минфине: «Такая информация, например по АО, учитывается только в реестре акционеров, который, в свою очередь, находится у держателя такого реестра». Однако ряд экспертов сомневаются в действенности нового законопроекта, мол, у таких компаний, кроме оффшорных «дочек», есть еще и офшорные «внучки».

Между тем напомним, что параллельно с этими поправками ведется доработка законопроекта о создании на базе Банка России сервиса «Платформа «Знай своего клиента», который был разработан для оптимизации подходов к применению антиотмывочных мер и защиты интересов добросовестных клиентов кредитных организаций, направленного в конце прошлого года в Госдуму, но как сообщало на днях издание Коммерсант, будет отозван для доработки из-за критики со стороны ведомств и бизнеса. В том числе замечания к проекту были и со стороны Сбербанка.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть