Кто продолжит это шоу: Байден всё же позвонил Нетаньяху – JPost

Вечером 19 февраля Нетаньяху опубликовал фотографию, на которой он сидит в своем домашнем офисе, ухмыляясь от уха до уха, и разговаривает с Байденом
20 февраля 2021  17:40 Отправить по email
Печать

Накануне выборов Нетаньяху должен был показать израильской общественности, что на американском фронте всё вроде бы в порядке. Ему нужно было устроить шоу. Что кроется за кулисами этого представления, обсуждает главный редактор Jerusalem Post Яаков Кац.

Есть множество примеров, как новые американские лидеры звонили лидерам израильским.

В 2001 году Джордж Буш позвонил Эхуду Бараку через семь дней после инаугурации для того, что было описано как «вступительная беседа», которая длилась всего семь минут. Буш знал, что Барак будет переизбираться через несколько недель и, по прогнозам, проиграет. Тем не менее звонок был сделан.

В 2009 году Барак Обама позвонил Эхуду Ольмерту на следующий день после инаугурации в знак того, насколько важен Ближний Восток для его внешнеполитической повестки.

В 2017 году Дональд Трамп позвонил Биньямину Нетаньяху через два дня после инаугурации, что стало знаком того, насколько важными были и станут отношения с Израилем для его администрации.

Джо Байден превзошел их всех. Он не торопился и ждал почти месяц — до вечера 19 февраля, — чтобы сделать свой первый телефонный звонок в Иерусалим.

Для некоторых сторонников израильско-американских отношений это было тревожно. Израиль — один из самых близких союзников Америки в мире, определенно самый близкий на Ближнем Востоке. Исходя из традиции и ходов последних трех президентов, телефонный звонок Байдена должен был состояться в течение нескольких дней.

Но этого не произошло, и поэтому не было никаких сомнений в том, что за задержкой стоит что-то еще, по причине чего отсутствие этого звонка не только попало в заголовки газет по всему миру, но и стало постоянным, почти ежедневным вопросом для Джен Псаки в Зале брифингов Белого дома.

На первый взгляд, телефонный звонок был не так уж и важен.

Как уже известно, все остальные уровни израильского правительства работали со своими американскими коллегами, несмотря на отсутствие прямого контакта между Белым домом и канцелярией премьер-министра.

Министр иностранных дел Габи Ашкенази несколько раз беседовал с госсекретарем Энтони Блинкеном; министр обороны Бенни Ганц беседовал с министром обороны Ллойдом Остином; глава Совета национальной безопасности Меир Бен-Шаббат часто беседовал с советником по национальной безопасности Джейком Салливаном; и генерал Кеннет Маккензи всего несколько недель назад был в Израиле на переговорах на высоком уровне.

Более того, недавно назначенный посол Израиля в США Гилад Эрдан только на прошлой неделе снизил важность этого звонка, отметив, что, хотя средства массовой информации были сосредоточены на израильско-американских коммутаторах, он уже ежедневно поддерживал связь с высокопоставленными членами администрации Байдена.

Белый дом утверждал, что задержка не была существенной и, скорее, иллюстрировала новый системный подход к иностранным делам. Байден, по словам американских чиновников, звонил по регионам, и, когда придет время связаться с Ближним Востоком, Нетаньяху будет — как и оказалось вечером 19 февраля — первым в очереди.

Но по мере того, как тянулись дни, а звонок всё не поступал, становилось ясно, что этим отправлялось некое сообщение, и оно было личным. Речь шла не об изменении политики, а о чем-то более простом: администрация Байдена хотела показать, что она не будет играть в соответствии с ритмом Нетаньяху. Израильские официальные лица, контактировавшие с членами администрации Байдена, говорили: Байден тянул со звонком не потому, что дистанцировался от Израиля, а скорее потому, что хотел дистанцироваться от Нетаньяху.

Вот почему, как бы ни была огорчительна задержка телефонного звонка, ее не следует рассматривать как пренебрежение к Израилю. Но всё равно дело было не в этом. Скорее, это делалось для достижения трех целей.

Во-первых, после четырех лет, в течение которых Дональд Трамп, казалось бы, давал Нетаньяху всё, что тот хотел, Байден и его помощники хотели вернуть израильского политика на его место. Он больше не контролирует Вашингтон.

Вторая цель состояла в том, чтобы показать, что американо-израильские отношения не зависят от одного человека, такого как Нетаньяху. Израиль идет на выборы через 33 дня, и независимо от того, кто победит, Белый дом почти говорил: «Мы научимся работать с ним». Ну, а заставить Нетаньяху (который не торопился поздравлять Байдена после ноябрьских выборов) ждать было дополнительным преимуществом.

Наконец, администрация не хотела преподносить Нетаньяху предвыборный подарок в виде быстрого телефонного звонка, который был бы немедленно использован премьер-министром в политических целях. Правда, именно это и было сделано поздно вечером 19 февраля, когда Нетаньяху опубликовал фотографию, на которой он сидит в своем домашнем офисе, ухмыляясь от уха до уха, и разговаривает с Байденом. Была ли опубликована фотография из Белого дома? — Конечно, нет. Это был всего лишь телефонный звонок. Но не для Нетаньяху. Направляясь к выборам, он должен был показать израильской общественности, что на американском фронте всё вроде бы в порядке. Ему нужно было устроить шоу.

Чего нельзя забывать, так это роль Нетаньяху в том, чтобы довести Израиль до этой точки. Хотя он будет утверждать, что его борьба с Обамой и против иранской сделки 2015 года имела экзистенциальное значение, факт остается фактом: он потерпел неудачу. Иранская сделка прошла через Конгресс, несмотря на спорную речь Нетаньяху, но она создала рану в отношениях Израиля с Демократической партией, которая еще не зажила шесть лет спустя.

Байден был вице-президентом Обамы, и многие из советников, которые сейчас окружают нового президента, были теми же советниками, которые окружали Обаму и работали над сделкой, известной как СВПД. В то время Нетаньяху неоднократно предупреждали, что это соглашение будет заключено и что его шансы остановить сделку речью — какой бы страстной и оживленной она ни была — стремились к нулю. Глядя на нынешний Иран — с увеличенными запасами урана и центрифугами — задаешься вопросом, стоила ли свеч та игра (и речь, и подталкивание Трампа к выходу из СВПД).

В 2017 году, когда Трамп вступил в должность, Нетаньяху предупредили, что за сближение с этим президентом придется заплатить определенную цену. Когда Нетаньяху прокомментировал, что Трамп был «самым большим другом» Израиля в Белом доме, его предупредили, что это было ошибкой, что это оскорбит предыдущих 12 человек, которые сидели в Овальном кабинете в течение 72 лет существования Израиля. Сказав то, что он сказал, Нетаньяху стер Трумэна, Рейгана, Клинтона, Буша и Обаму. Ни один из них, намекал Нетаньяху, не был так хорош, как Трамп.

Его предупредили, что лесть навредит ему, что маятник в конце концов качнется назад, в Белом доме снова поселится президент-демократ и, возможно, демократы даже получат большинство в Сенате и Палате представителей. Но Нетаньяху проигнорировал эти предупреждения и не скрывал своего желания видеть Трампа переизбранным.

Нетаньяху в свою защиту отвергает подобную критику. В качестве аргумента он упоминает о встречах, которые он проводит почти с каждым демократическим членом Конгресса, посещающим Израиль. Это может быть правдой, но встречи в Иерусалиме не компенсируют действий, которые он предпринял в Вашингтоне, среди которых речь в Конгрессе в 2015 году или лекция, которую он прочитал Обаме в Овальном кабинете в 2011 году и которая разозлила президента и его сотрудников.

Вместе с тем политика — не единственное место, где совершались ошибки. За последние пять лет Нетаньяху не только игнорировал реформаторские и консервативные еврейские общины в США, но и неоднократно давал им пощечины.

В июне 2017 года он позорно отменил предыдущее решение своего правительства о создании плюралистической молитвенной площади в Котеле из-за давления со стороны своих ортодоксальных партнеров по коалиции; он также ничего не сделал для политических преобразований в Израиле, несмотря на свои обещания; и он продолжает передавать все вопросы религии и государства на аутсорсинг религиозным политикам Яакову Лицману и Арье Дери. В последние несколько лет наблюдается продолжающийся разрыв связей между Государством Израиль и прогрессивными еврейскими движениями в США, где проводимая раз в два года конференция Союза реформистского иудаизма больше не привлекает даже высших членов правительства. Нетаньяху это знает и сознательно упрощает ситуацию. Он знал, что прогрессивные американские иудеи, подавляющее большинство которых голосует за демократов, не одобряют его союз с Трампом, и он знал, что они против его внутреизраильской политики. Что израильтянам нужно, так это убедиться, что нынешний премьер-министр (если он останется на своем посту после предстоящих выборов) не будет в конечном итоге бороться с Байденом так, как он боролся с Обамой. Ему нужно продолжать улыбаться, разговаривая с президентом.

Хотя Байден упомянул палестинцев в своем разговоре с Нетаньяху, сейчас никто не ожидает прорыва в многолетнем тупике. Вместо этого, если что-то и собирается проверить отношения между Иерусалимом и Вашингтоном, то это будет то, что Байден решит сделать с Ираном.

На данный момент у Израиля есть возможность повлиять на тот путь, который решит избрать Байден. Чтобы сделать это успешно, Нетаньяху придется подойти к этому вопросу без каких-либо других интересов, будь то политические или личные. Судя по тому, как он взаимодействовал с двумя последними президентами, шансы на то, что это произойдет, не особенно высоки.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Позиции России в мире за 2020 год:
62.3% Усилились
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
Видео партнёров

Маркировка

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть