Четыре королевы внука украинского свинопаса

Часть I. От свиного стада к российской графской короне
21 января 2021  10:53 Отправить по email
Печать

Хотя дед был не таким уж и свинопасом. Когда российской императрице спать с уроженцем крохотного украинского хутора стало не комильфо, его назвали потомком князя Романа Кириковича Наримунтовича-Ружинского. Эту версию в 1748 году предложили Таблицы фамильного генеалогического древа славянских народов Царства Польского, составленные Я. Яблоновским. Ружинские — это круто. Все-таки гетман войск московского царя Дмитрия Ивановича. С такими вмененными предками и на царскую постель коситься не грешно

Но это будет «потом». А «тогда», еще в начале XVIII века в селе Лемеши, неподалеку от города Козелец, жил реестровый казак Григорий Яковлевич (теоретически — внук князя Ружинского). Ничем особым он не отличался, разве что присказкой: «Що то за голова, що то за розум!», за что и получил свое прозвище: «Розум». Женат был на Наталье Яковлевне Демешко, с которой прижил шестерых: сыновей Данила, Алексея, Кирилла и дочерей Гафию, Анну и Веру.

Пьяница был знатный и с семьей не церемонился. За сыном Алексеем с топором гонялся. Настолько запугал пацаненка, что тот сбежал к своему учителю, дьяку Михайловской церкви села Чемер (в 16-ти километрах от дома) и жил тем, что действительно пас свиней и пел в церковном хоре. Алексей сохранил трепетную память о своем детстве и до последних дней хранил в дорогом ларце свой суконный кобеняк-видлогу: суконный мешок с прорезями для глаз и рта, спасавший пастухов от дождя и мороза.


Алексей Разумовский, «ночной император»

Сбежал Алешка на свое счастье — за него был Бог и токайское вино. Еще при Петре Великом при императорском дворе была создана комиссия, отвечавшая за поставку ко двору венгерских (токайских) вин. При императрице Анне комиссию возглавлял полковник Федор Вишневский, который зимой 1731 года возвращался с винным обозом и на Рождество остановился именно в Чемере. Там, на клиросе церкви, он заметил 22-летнего красавца с роскошным голосом и забрал его с собой в Питер. Ибо знал, что дочь Петра Первого, великая княжна Елизавета, любит и красавцев, и мужские голоса, и токайское вино.

Разумовский был весел, голосист и красив, а царевна — в «полуопале» и одинока. Как дочь Петра она была более чем серьезным претендентом на российский трон и соперницей императрицы Анны Иоановны, поэтому она жила очень и очень скромно.

Часто в московской усадьбе Покровское-Рубцово, где находилась под постоянным контролем. В дом цесаревны был даже поселен урядник Щегловитый, и должность ему придумал — смотритель дома. Щегловитый аккуратно писал отчеты — кто приходил, когда, с кем выезжала, куда ехала. Чтобы следить за Елизаветой, в городе нанимался особый извозчик. Короче — «шпион режима». В Санкт-Петербурге было еще круче. Около «Смольного дома» Елизаветы, что на Шпалерной улице, был расквартирован лейб-гвардии Измайловский полк — для присмотра.

И быть приближенным к «дщери Петра Великого» было смертельно опасно. Ее любовников просто разгоняли. В лучшем случае — генералом на Кавказ, как Александра Бутурлина. В худшем — арестантом на Камчатку, как Алексея Шубина, которому Елизавета писала: «Лучше б тя не знати, нежель так страдати всегда по тебе».

Алексей Розум был смел, рискнул — и выиграл все. Он стал любовником цесаревны и камергером ее небольшого, но задиристого двора. Стал по праву своего «мужского естества» — в 1742 году французский посланник в России маркиз Жак-Иоахим де Шетарди вспоминал о Елизавете: «Была поражена лицом Разумовского, случайно попавшегося ей на глаза. Оно было действительно прекрасно. Он брюнет с черной, очень густой бородой, а черты его, хотя и несколько крупные, отличаются приятностью, свойственной тонкому лицу. Сложение его также характерно. Он высокого роста, широкоплеч, с нервными и сильными оконечностями, и если его облик и хранит еще остатки неуклюжести, свидетельствующей о его происхождении и воспитании, то эта неуклюжесть, может быть, и исчезнет при заботливости, с какой цесаревна его шлифует…».

А «шлифовать» Елизавета уже могла ни на кого не оглядываясь: 24 ноября 1741 года она и ее друзья подняли Преображенский гвардейский полк и свергли правительницу Анну Леопольдовну, преемницу императрицы Анны и мать «императора-младенца» Иоанна Антоновича. В результате этого дворцового переворота сын лемешевского козака и воспитанник чемерского дьячка Лешка Розум стал Алексеем Разумовским кавалером ордена Андрея Первозванного, обер-егермейстером, подполковником лейб-гвардии Конного полка, капитан-поручиком лейб-кампании (равно армейскому генерал-поручику), а через два года, в 1744-м, еще и графом Российской Империи. Но всё это была «мелочь» в сравнении с титулом, которым его наградили двор и молва: «ночной император России».

В новом величии Алексей не забывал своих родственников. Его младший брат Кирилл был срочно изъят из лемешевских свиных стад, доставлен в Питер, обтесан и в 1743 году отправлен на два года в Германию и Францию под именем Ивана Ивановича Обидовского. Вернувшись, юный Кирилл произвел фурор при дворе: «Он был хорош собою, очень приятен в обращении и умом несравненно превосходил брата своего, который тоже был красавец, но был гораздо великодушнее и благотворительнее его. Все красавицы при дворе были от него без ума» («Записки Екатерины Великой»).

Елизавета ввела Кирилла в высший круг аристократии самым простым способом — через брак. В октябре 1746 года 18-летнего Кирилла женили на 17-летней Екатерине Нарышкиной, троюродной сестре императрицы. Только свадебный подарок Елизаветы Кирилловой невесте состоял из 44 000 душ крестьян, огромных пензенских поместий, подмосковного Петровского-Семчино (которое с этого времени стало называться Петровское-Разумовское), Троицкого-Лыково и квартала домов в самой столице. А вдобавок около 50 сундуков и ларей с добром. А на Кирилла посыпался дождь титулов. Он был уже не просто «брат фаворита», а «Малороссийского войска Запорожского обеих сторон Днепра Гетман Нашего Императорского величества, действительный камергер, Академии наук президент, лейб-гвардии Измайловского полка (того самого, что когда-то «присматривал за цесаревной Елизаветой» — М.С.) подполковник и орденов святого Александра Невского, также Польского Белого Орла и Голостинского Святой Анны кавалер» (из диплома на графское достоинство). По значению титул «гетмана» был равен генерал-фельдмаршальскому.

И было этому графу, гетману, камергеру, кавалеру и прочая всего 23 года…


Кирилл Разумовский, юный гетман и президент Академии наук

Брак Екатерины и Кирилла был если не счастлив, то плодовит: у них родилось шесть сыновей и пять дочерей. Сыновья стали генералами, дипломатами, министрами, учеными. Благо образование все получили самое лучшее: Кирилл Разумовский, отец, для которого в 1750 году специально был восстановлен титул «гетман Малороссийского войска», жил царьком в украинском Глухове, выстроив там «палаты итальянской архитектуры», окружив себя двором, телохранителями и театрами, где давались балы и даже разыгрывались французские комедии. Но и построив, для воспитания детей, специальный «институт», в котором, кстати, великий Август-Людвиг Шлецер впервые ввел преподавание статистики, под названием «Познание своего отечества».

Отказа отпрыски графа-гетмана тоже ни в чем не знали. Порой Кирилл Григорьевич, до конца дней, подобно брату, хранивший свой пастушеский кобеняк, удивлялся обилию гардероба своих чад и заканчивал нотации ординарным родительским: «Я в твои годы такого не имел». На что однажды его третий (и, пожалуй, любимый) сын Андрей ответил не очень почтительно, но логично: «А Вам и не положено было. Ведь Вы — сын свинопаса, а я — сын графа».


Андрей Кириллович Разумовский

Вот об этом-то нахальном мажоре и речь. Внук украинского козака Андрей Кириллович Разумовский был сыном своего «галантного века», а возможно — и одним из его законодателей. Он любил роскошь, оружие, собак и авантюры. Он коллекционировал титулы и женщин, но тогда так делали все, кто мог себе это позволить.

Однако Андрей, закончивший свой путь российским светлейшим князем и действительным тайным советником (выше только император), кавалером высших орденов Империи, «коллекционировал» не просто женщин, но королев. Поэтому его след в истории европейской дипломатии не только значителен, но и просто интересен.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Kosmopolit
Карма: 472
21.01.2021 11:47, #43793
"ЧЕТЫРЕ КОРОЛЕВЫ ВНУКА УКРАИНСКОГО СВИНОПАСА" (С), Марьян Сидорив
#ичо?
Автор забыл, кем по происхождению был ближайший сподвижник и фаворит Петра Великого, граф, князь Священной Римской империи, светлейший князь Ижорский, генералиссимус, адмирал, первый Санкт-Петербургский генерал-губернатор, президент Военной коллегии Алекса́ндр Дани́лович Ме́ншиков?
США ведут с Россией холодную войну. Будет ли мир?
79.8% Нет
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть