Российско-китайская торговля в интерьере общих евразийских интересов

В России и Китае подводят итоги двусторонней торговли за 2020 год
17 января 2021  19:34 Отправить по email
Печать

В России и Китае подводят итоги двусторонней торговли за 2020 год, внимание к которой было приковано по двум причинам: ввиду рекордных показателей предыдущего, 2019 года, достигших планки в 110,75 млрд долларов, а также эпидемии коронавируса, которая нанесла мощный удар по торговым и инвестиционным связям во всём мире, обрушив глобальную экономику в кризис, который стали уже сравнивать с Великой депрессией 90-летней давности. Пессимисты, а также зарубежные недоброжелатели темпов той динамики, которую в последние годы демонстрировал рост торгово-экономических связей Москвы и Пекина, ожидали серьезного падения показателей. Какого конкретно? Об этом сообщили китайские специалисты из Института исследований Евразии, входящего в структуру Академии международной торговли и экономического сотрудничества при министерстве коммерции КНР, напомнившие, что в первой половине 2020 года речь шла о существенном, до 20%, снижении товарооборота, до уровня в 90 или даже в 80 млрд долларов. Спекуляции на тему «временности» подъема российско-китайских связей регулярно публиковались западными СМИ и т.д. Скептики, однако, просчитались. Ближе к концу года, когда уже в ноябре общий товарооборот достиг 100-миллиардного психологического рубежа, а затем его преодолел, стало понятно, что сторонам удалось поддержать показатели на достойном уровне. А сейчас, в начале 2021 года, были подсчитаны окончательные результаты и обнародованы конкретные цифры, которые, без сомнения, внушают серьезный оптимизм и служат предметом гордости для обеих стран и их властей. По данным, которые опубликовало Главное таможенное управление КНР, объем двусторонней торговли в ушедшем году составил 107,765 млрд долларов, сократившись на очень незначительную цифру в 2,9%. Или менее чем на 3 млрд долларов.

При этом важно упомянуть, что один рекорд, несмотря даже на это минимальное падение, всё же состоялся. Федеральная таможенная служба (ФТС) России сообщила, правда, по итогам первых десяти месяцев, что удельный вес Китая во внешней торговле нашей страны впервые достиг показателя в 18,4%, увеличившись сразу на 2% по отношению к аналогичному прошлогоднему периоду. При этом на протяжении уже нескольких лет именно КНР остается крупнейшим торговым партнером России; во многом благодаря продолжающемуся политическому сближению наших стран, совместно ставших на пути внешней экспансии США и коллективного Запада, начинает меняться структура российского экспорта в Китай. Как сообщил на днях посол КНР в Российской Федерации Чжан Ханьхуэй, помимо продукции традиционных отраслей, связанных с импортом энергоресурсов и сельскохозяйственной продукции, в Китае рассчитывают на расширение взаимодействия и обменов двух стран в сфере промышленной продукции высокой переработки. Были названы ядерная энергетика, космические исследования, создание перспективной авиационной техники и технологий, разработка достижений фундаментальной науки и т.д.

Китайские специалисты при этом не устают подчеркивать, что полученные результаты были достигнуты максимальным напряжением и концентрацией усилий с обеих сторон. С одной стороны, они отражают объективную, если угодно, историческую тенденцию укрепления взаимосвязи между нашими странами, народами и экономиками. Потребность в сближении существует, и она диктуется отнюдь не только совместным противодействием подрывным действиям Вашингтона, не это главное, а прежде всего долговременными интересами российского и китайского народов, судьбы которых в XX и XXI веках переплелись не только как географических соседей, но и как стран, предложивших миру иной путь развития и в его лице — глобальную альтернативу. С другой стороны, как гласит русская пословица, под лежачий камень вода не течет. Легче всего было в ушедшем году смириться со снижением товарооборота и «ждать лучших времен». Но обеими сторонами был избран другой путь: настойчивого поиска новых возможностей и ресурсов, раскрывающих дополнительные грани и направления сотрудничества, в том числе торгово-экономического. Эти поиски оказались успешными благодаря воле и ответственности, которые были проявлены и в Москве, и в Пекине, а также ввиду высокого уровня координации, продемонстрированного в ходе эпидемии. Когда стороны помогли и поддержали друг друга в преодолении и ликвидации последствий вспышки коронавируса, причем на уровне как взаимного обмена опытом и гуманитарной помощи, так и в противодействии внешним провокациям, в том числе в ООН, сразу обозначились и новые возможности. Уже говорилось о наметившейся в прошлом сложном году диверсификации двусторонней торговли, ее распространении на новые сферы. Но не только. По отчетам китайской стороны, между двумя странами резко вырос объем торговли услугами; здесь особенно выделяются трансграничные грузовые потоки, значительная часть которых, как мы знаем, использует для транзита между Востоком и Западом Евразии транспортную инфраструктуру России и других республик постсоветского пространства. В 2020 году не проходило буквально ни одного месяца без сообщений китайских СМИ о новых маршрутах и новых параметрах трансконтинентального грузооборота. Называется показательная цифра в 10 тыс. 180. Именно этого показателя уже к началу ноября достигло количество грузовых составов, отправленных из Китая транзитом в европейские страны. Особо отмечается, что треть из них прошла через главный российско-китайский пограничный переход Манчжоули с китайской стороны и Забайкальск с российской. Еще одним новым направлением двустороннего сотрудничества, пробившим себе дорогу в условиях противоэпидемических ограничений, стали инновационные модели торговли, в частности электронная, которая весьма активно развивается и внутри наших стран. В материалах официального китайского информагентства Синьхуа приводится показательный пример: только на платформе AliExpress получили регистрацию более 10 тыс. предприятий из России. В условиях пандемии рекордными темпами стали распространяться такие формы взаимодействия, как дистанционные медицина и выставочный бизнес, а также удаленное образование в режиме онлайн.

Тем более оптимистичными в этой связи остаются взгляды на перспективы наступившего 2021 года, который, как ожидается, закрепит тенденцию восстановления глобальных рынков, а также выправит экономическую ситуацию в России и Китае. Тем самым будут созданы условия для стабильного, поступательного развития без форс-мажорных ограничений минувшего года.

Отметим, что еще в начале декабря 2020 года сторонами было опубликовано совместное коммюнике по итогам 25-й регулярной встречи глав правительств двух стран — Михаила Мишустина и Ли Кэцяна. В нём четко записано, что «стороны намерены закрепить позитивные тенденции в двустороннем практическом взаимодействии, прилагать усилия для скорейшего преодоления последствий пандемии с целью дальнейшего развития экономических связей». В документе речь шла и о скорейшем подписании Дорожной карты взаимной торговли товарами и услугами до 2024 года. Она предусматривает расширение структуры взаимных поставок, выявление новых точек роста, а также улучшение деловой среды для торговли и инвестиций.

Пару слов и о геополитическом значении российско-китайской торговли. Во-первых, — это большой шаг в направлении интеграции в Евразии, где Россия и Китай являются двумя крупнейшими и наиболее влиятельными государствами. Москва и Пекин образуют ось ШОС, играющей особую роль в сопряжении двух важнейших для нашего континента проектов — «Пояса и пути» и ЕАЭС, через которые в интеграционные процессы вовлекается, соответственно, большинство евразийских стран континентального юга, а также субъекты постсоветского пространства. Между двумя этими группами стран формируются и укрепляются точки взаимодействия, происходит формирование общих проектов, инфраструктуры и т.д. Во-вторых, дополнительный импульс этим перспективам придается связями России и Китая с третьими сторонами. Весной нынешнего года ожидается проведение очередной российско-индийской встречи на высшем уровне; напомним, что Индия является членом ШОС и БРИКС, но не участвует в российских и китайских интеграционных проектах, зато вступила в возглавляемое США объединение Quad. С учетом вхождения в него Японии и Австралии вашингтонские стратеги получили возможность распространить свою стратегию «возврата в Тихий океан», провозглашенную при Бараке Обаме в 2011 году, на Индийский океан, провозгласив концепцию «индо-тихокеанского региона». Остановить политическое сближение Дели с Вашингтоном Москве, может, и не удастся, но удержать Индию от того, чтобы «складывать все яйца в американскую корзину» — вполне возможно. Китай, со своей стороны, в рамках недавно заключенного соглашения ВРЭП — о Всестороннем региональном экономическом партнерстве — формирует крупнейшую в мире, по ряду параметров превосходящую Европейский союз, зону свободной торговли в Восточной Азии, в которой участвуют другие американские сателлиты — Япония и Южная Корея. Кроме того, как раз в эти дни проходит успешное турне шефа китайской дипломатии — главы МИД Ван И — по странам Юго-Восточной Азии, входящим в АСЕАН. Весьма примечательно, что в рамках одного из этих визитов состоялись его прямые переговоры с генеральным секретарем АСЕАН Лим Джок Хоем. И это означает, что борьбу за АСЕАН Пекин у Вашингтона выигрывает, и данный факт существенно влияет как раз на геополитику. Известно, что США всячески раздувают противоречия Китая с соседями в акватории Южно-Китайского моря, рассматривая это поводом для сохранения и расширения в ней собственного военного присутствия. Теперь таких возможностей у США поубавится, точнее, останется единственная столица, всегда готовая поддержать их авантюры — сепаратистский режим в Тайбэе.

Такими совместными действиями, каждый в регионе собственной ответственности, Москва и Пекин успешно размывают сферу влияния Вашингтона, всё более ограничивая его военно-политическими вопросами. Что касается экономики, то азиатские участники Quad становятся частью Большой Евразии, создаваемой шаг за шагом в соответствии со стратегическими решениями, которые несколько лет назад были приняты российским и китайским лидерами — Владимиром Путиным и Си Цзиньпином. Заодно, как показали итоги VIII съезда Трудовой партии Кореи (ТПК), весьма интересная динамика начинает складываться в регионе Корейского полуострова, где, похоже, Москва и Пекин, с момента совместной выработки ими Дорожной карты корейского урегулирования, прочно овладели инициативой и существенно ограничивают американские амбиции.

Поэтому успешное завершение, несмотря на все сложности, 2020 года в российско-китайских торгово-экономических отношениях проецируется на всю весьма сложную систему региональных связей и интересов, оказывая стабилизирующее воздействие на все существующие здесь противоречия. В том числе геополитические. И никак не обойти вниманием то, что этих успехи достигаются как нельзя вовремя, на фоне углубленной вовлеченности американской политики во внутренние дела на фоне охватившего страну политического кризиса, что происходит за счет внимания к внешним вопросам. И есть ощущение, что наступивший 2021 год способен много чего добавить к этим долгожданным тенденциям.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть