ЦБ РФ повышает зависимость экономики России от политики Набиуллиной

О новом законопроекте Банка России
30 декабря 2020  10:25 Отправить по email
Печать

Разработанным законопроектом, запрещающим до конца 2022 года банкам и брокерам продавать сложные инвестиционные продукты розничным инвесторам даже после положительного тестирования, похоже, регулятор российского финансового рынка хочет в очередной раз поставить в зависимость экономику страны от своих собственных решений, как впрочем, и от банковских инструментов. Собственные источники сообщили изданию «Коммерсант», что, согласно законопроекту ЦБ РФ, запрет может коснуться структурных продуктов, облигаций без определенного рейтинга, внебиржевых производных инструментов, а также иностранных ценных бумаг не из индексов, утвержденных ЦБ. Кроме того, проектом закона предлагается наделить Банк России правом приостанавливать по своему усмотрению продажу конкретных сложных продуктов. Регулятор планирует ввести более ранний срок тестирования розничных инвесторов — не с 1 апреля 2022 года, а с 1 октября 2021 года, а также усложнить процедуру тестирования: на каждый блок инструментов теперь может приходиться до 50 вопросов вместо 10 предполагавшихся ранее.

С одной стороны, можно предположить, что в том числе и банки, если законопроект «увидит жизнь», потеряют в комиссионных сборах от продажи финансовых продуктов, с другой, участники рынка, как сообщало издание, уже увидели в мерах регулятора попытку вернуть средства граждан в депозиты. Между тем сам регулятор продвигает свою инициативу, конечно, под предлогом заботы о рядовых гражданах — инвесторах, не особо разбирающихся в этих сложных хитросплетениях финансового мира. Как отмечает сам Центробанк, согласно законопроекту, регулятор планирует, в частности, получить право на запрет продажи тех продуктов, по которым доход будет меньше чем две трети от действующей ключевой ставки. Есть уже и перечень, определяющий, какие именно поручения клиента на покупку инструментов можно исполнять, в который не вошли, в частности, облигации с низким рейтингом, акции не из высших котировальных списков, иностранные ценные бумаги не из индексов, утвержденных ЦБ. При этом ограничения не касаются, заметим, может, не самого сложного, но и не самого с ходу доступного для понимания новоиспеченных инвесторов — такого продукта, как ИСЖ. Судя по всему, также регулятор решил проигнорировать или обойти приложенные в свое время депутатами Госдумы усилия по зарождению на финансовом рынке страны саморегулируемых организаций. Как отметил изданию президент НАУФОР Алексей Тимофеев, который с одной стороны — поддерживает обеспокоенность регулятора случаями мисселинга, но с другой — отмечает, что «большинство организаций действуют добросовестно и ограничения, предложенные ЦБ, не оправдываются масштабом нарушений». По словам Тимофеева, организация рассчитывала «на то, что вступление в силу стандартов СРО, регулирующих предложение финансовых инструментов, с 1 января 2021 года решит большинство проблем мисселинга». Но в то же время отметим, что, быть может, таким образом ЦБ РФ задумал подогреть интерес инвесторов к финансовым активам, проще говоря, к вложениям в криптовалюты, которые регулируются принятым в июле этого года законом №259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», основные положения которого вступят в силу с 1 января следующего года.

Тем временем также обращает на себя внимание доклад аналитиков ЦБ, разглядевших очевидные и априори предсказуемые последствия пандемического кризиса, которые заметили «очищающий эффект» для экономики. Кто бы в этом сомневался?! Сомневался в «очищающем эффекте» кризиса?! Что конкретно или кого вычищает кризис, как метла? С рынка уходят наименее производительные компании. Речь, конечно же, идет о субъектах реальной экономики страны. И вот беда. Новые эффективные компании на их место не приходят. Число вновь зарегистрированных предприятий по мере, как говорят аналитики, восстановления экономики в целом-то выросло, но компенсировать цифры весеннего «падежа» компаний так и не удалось. Следовательно, отсюда отсутствие новых рабочих мест и неспособность имеющейся инфраструктуры пристроить высвобождающиеся профессиональные кадры, в свою очередь вынужденные в лучшем случае пристраиваться на вакантные места, не требующие высокой квалификации и хорошего образования. Беда. Беда для экономики, не для ЦБ, как можно было бы подумать. ЦБ и экономика — несовместимы.

Но вот, что удивительно. А ведь до кризиса другие мётлы рынок подметали. К примеру, была зачистка банковского сектора. Куда пристроились все высвобожденные квалифицированные кадры? Не акционеры, нет! А обычные финансовые специалисты? Пиццу разносить? Так что кризис только подливает масла в «разведенный» Центробанком «костер», и аналитики ЦБ не совсем там «сенсацию» искали. Да и, в принципе, «кто может сравниться с Матильдой моей»? Есть ли шансы у кого-то в целом конкурировать фактически с монополистами. Оставил ли ЦБ такие шансы и кому? Такие шансы, которыми был «вооружен» тот же Сбербанк? И не с подачи ли ЦБ «вооружен»? При этом аналитики выказывают беспокойство, констатируя, что дальнейший негативный тренд может только нарастать: если в середине этого года в связи с действием моратория на банкротство всплеск ликвидаций отражал только добровольный характер ухода компаний с рынка, то, когда мораторий будет снят, рост закрытий бизнеса может ускориться, поскольку начнутся отложенные ликвидации по инициативе контрагентов. В общем, всё «лучшее» нас ожидает еще впереди. Впрочем, видимо, как и ожидает самого регулятора. Ведь именно от эффективности денежно-кредитной политики, как и действий регулятора по отношению непосредственно к своим же подопечным участникам рынка, будет зависеть и состояние экономики страны в целом, и финансового сектора отдельно. Но пока мы наблюдаем, как ЦБ продолжает подрезать крылья, а порою вырывать их с корнем у всех экономических субъектов, за исключением лишь некоторых игроков.

Однако, как будто бы пребывая выше всей этой «возни», не замечая всей этой земной суеты, аналитики дают совет: чтобы преодолеть последствия кризиса и выйти экономике на траекторию роста, необходимо стимулировать появление новых предприятий, а также поддерживать действующие производительные организации, в особенности молодые компании с большим потенциалом роста. Мол, в таком случае высвобождаемые с ликвидированных предприятий работники получат больше возможностей для того, чтобы впоследствии находить рабочие места на предприятиях с высоким потенциалом роста производительности труда и зарплаты. И что мы видим? Кульминацию в виде законопроекта ЦБ, с которого и начали вести здесь речь. С появлением перечня, так сказать, компаний, в которые будет дозволено инвестировать средства, по сути, именно ЦБ и будет определять, кому давать инвестиции, а кому в них отказать. Тогда как новые компании по определению нуждаются в них более всего. А если вспомнить о том, как Сбербанк в этом году сообщал о некой приостановке работы своей краудлендинговой платформы, рассчитанной на возможность привлечения малым бизнесом инвестиций со стороны клиентов банка, и в этой связи предположения экспертов о том, что, скорее всего, Сбербанк после анализа ситуации решит, что будет сам напрямую кредитовать предприятия малого бизнеса, то о появлении новых компаний, тем более эффективных, можно забыть. Что лишний раз доказывает, насколько именно денежно-кредитная политика регулятора «танцует» экономику страны.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть