Плоды «арабской весны» виднее в ЕС, чем на Ближнем Востоке – Foreign Policy

Прежде всего можно говорить о том, что ЕС расколот
25 декабря 2020  18:20 Отправить по email
Печать

Спустя десятилетие после начала «арабской весны» мало что изменилось в лучшую сторону для тех, кто восстал против ближневосточных автократов и требовал лучшей жизни. В большинстве стран, в которых вспыхнули протесты, а затем и насилие, все еще правят деспотические режимы, при которых угнетение и коррупция являются обычным явлением, а экономические проблемы не решаются. Напротив, сегодня Европа — совсем другой континент, чем она была в 2011 году, и причина этого напрямую связана с провалом «революций» по соседству, пишет бейрутский журналист Анчал Вохра в статье, вышедшей 24 декабря в The Foreign Policy.

Прежде всего можно говорить о том, что ЕС расколот. Голосование Соединенного Королевства за выход из Европейского союза стало отчасти реакцией на кризис беженцев, спровоцированный восстанием и последующей гражданской войной в Сирии. Более того, по всей Европе на протяжении многих лет наблюдается укрепление позиций популистских политических партий, играющих на все больших страхах перед исламом и экстремизмом.

Ощутимые изменения уже произошли и во внешней политике стран Европы: они, даже не пытаясь скрыть своих намерений, как раньше, фиговым листом либерального морализма, все чаще считают возможным поддерживать близкие отношения с новыми диктаторами. В общем, события «арабской весны» не только не смогли поспособствовать большей стабильности в арабских странах, но и подорвали стабильность в самих странах ЕС.

В 2015 году канцлер Германии Ангела Меркель сочла предосудительным отказ в убежище сирийским гражданам, чьи дома и целые города были разрушены в результате безумных бомбардировок «со стороны режима Башара Асада». Она открыла для беженцев двери Германии, куда въехал почти миллион ближневосточных мигрантов. Многие приветствовали это решение, назвав его правильным, однако его последствия носили далекоидущий характер.

По словам Эммы Скай, старшего научного сотрудника Института Джексона при Йельском университете, стремление ограничить поток иммиграции стало ключевой движущей силой в решении Великобритании о выходе из Европейского союза. Она также напомнила, как популисты играли на опасениях граждан королевства в своих интересах.

«Найджел Фарадж, лидер крайне правой Партии независимости Соединённого Королевства, снялся в ролике, в котором он стоит перед огромным плакатом с изображением потока сирийских беженцев на границе Словении и Хорватии. Смысл был очевиден: если Соединенное Королевство не выйдет из Европейского союза и не вернет контроль над своими границами, беженцы хлынут и в Великобританию», — подчеркнула Скай.

«В СМИ непрерывно освещались столкновения в «Джунглях» — импровизированном лагере беженцев в Кале — между французской полицией и мигрантами, отчаявшимися добраться до Великобритании», — добавила она.

Пока сотни тысяч людей на лодках и пешком стремились к безопасности, проводя ради нее месяцы и годы в переполненных лагерях, популисты, до этого остававшиеся на обочине европейской политики, увидели свой шанс. Они, подобно хищникам, стали питаться опасениями многих жителей стран Европы, что их работу могут отдать беженцам или что присутствие людей из совершенно разных культур — и преимущественно одной религии, ислама — может изменить их образ жизни.

Антагонизм по отношению к беженцам проистекает из глубоко укоренившейся исламофобии в умах многих жителей стран Европы, уверен бейрутский журналист. Однако появление «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке и Сирии и серия террористических атак, совершенных членами или сторонниками этой группировки в Европе, еще больше сыграли на руку популистам. Из-за огромного притока мигрантов обострились страхи перед нападениями экстремистов, а сам облик европейской политики изменился — возможно, навсегда.

Ежедневные разговоры за кофейными столиками в странах Европы, даже в городах, считающихся центрами либеральных идей, таких как Париж и Берлин, часто «носят ксенофобский характер». Общественность в целом разделена на тех, кто имеет моральную склонность оказывать помощь беженцам, и тех, кто считает их бременем, а также тех, кто решительно проводит различие между исламом и исламским экстремизмом, и тех, кто открыто исповедует исламофобию.

Последнее десятилетие также явилось испытанием для провозглашенных Брюсселем внешнеполитических ценностей. ЕС выступает за свободу и демократию, но ему все больше не хватает желания продвигать их за рубежом. Многие молодые люди в арабских государствах, которые прежде с надеждой смотрели на Евросоюз, разочарованы и все больше считают, что европейские правительства действуют в своих корыстных интересах.

Европейские гиганты — Франция и Германия — ведут дела с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси, автократом, который просто заменил президента-исламиста, сформировавшего правительство после свержения давнего диктатора Хосни Мубарака. Так, в декабре Франция расстелила для Сиси красную ковровую дорожку и украсила его своей высшей государственной наградой — орденом Почётного легиона. Жестокое подавление Сиси политической оппозиции — как исламистов, так и либералов — мало повлияло на решение Франции. По словам активистов, в египетских тюрьмах томятся 60 тыс. политических заключенных, прессе регулярно затыкают рот, тогда как активисты гражданского общества запуганы.

Как отметил Жюльен Барнс-Дейси, директор программы по Ближнему Востоку и Северной Африке Европейского совета по международным отношениям, «арабская весна» предоставила возможность изменить ситуацию на местах, но Европа не смогла этого сделать.

«Поле внимания Европы все больше ограничивается проблемами безопасности и миграции. Все меньше тех, кто верит в возможность подтолкнуть политический порядок в регионе в более позитивном направлении», — сказал он.

«Спустя десять лет после «арабской весны» в ЕС находятся те, кто вновь посчитал уместным разговор об авторитарной стабильности, что символизируется все более теплым приемом президента Египта Сиси», — добавил он.

Так, в Ливии благодаря возглавляемому Францией и Великобританией вмешательству НАТО был свергнут Муаммар Каддафи, но в образовавшемся в результате этого вакууме власти началась война между различными заинтересованными сторонами — исламистами, экстремистами, племенами, сыном Каддафи Саифом Каддафи и фельдмаршалом Халифой Хафтаром — и Ливия оказалась в состоянии полного хаоса. Ожидалось, что после Каддафи ЕС справится с последствиями и обеспечит в Ливии демократическую смену власти. Однако подход Евросоюза не дал в конечном счете никаких плодов потому, что у него не было ни интереса, ни планов по стабилизации африканского государства.

Евросоюз просто отвел глаза в другую сторону. Сегодня в рамках конфликта уже происходит более широкое региональное соперничество между Турцией и Катаром, с одной стороны, которые поддерживают международно признанное правительство, также поддерживаемое политическими исламистами, а также ОАЭ и Саудовской Аравией, которые видят в политических исламистах своего врага, а в Халифе Хафтаре — человека, который может их дать им отпор.

Евросоюз якобы поддерживает мирный процесс при посредничестве ООН, но ряд европейских политиков делают все, чтобы гражданская война продолжалась и впредь. Например, по некоторой информации, ФРГ продавала оружие обеим воюющим сторонам в ливийском конфликте, но, как и Италия, не поддерживает ни одну из них политически. При этом Францию обвиняют в негласной поставке вооружений силам Хафтара.

Президент Франции Эммануэль Макрон делает ставку на «диктатора» Хафтара, который сдержит иммигрантов и экстремистов, пытающихся попасть в Европу. Французские аналитики заявили, что внутренняя нестабильность во Франции связана с воинствующими исламистами в некоторых африканских странах в поясе Сахара — Сахель, которые были бывшими французскими колониями.

У Европы были такие же деловые отношения с Каддафи, как сейчас строятся с Сиси и Хафтаром. В 2010 году Каддафи требовал от европейских стран $5 млрд в год, если они хотели, чтобы он остановил нелегальную миграцию из Африки и помог им предотвратить появление, по его словам, «черной Европы». Но именно его репрессивные методы в конечном счете и привели к восстанию, гражданской войне и массовой иммиграции в Европу.

Средиземноморские диктаторы, пытаясь шантажировать ЕС и представляя себя в качестве незаменимых факторов для защиты его границ, неоднократно использовали угрозу открытия «шлюзов» для потока экономических мигрантов и экстремистов. «Арабская весна» показала, что продолжение ведения дел с «диктаторскими режимами» — пораженческая политика для ЕС. И все же это именно к этому подходу, похоже, возвращаются многие страны Европы.

Программный директор Международной кризисной группы по Ближнему Востоку Йост Хильтерманн указал, что в ЕС с самого начала неправильно понимали природу «арабской весны» как движения за демократию.

«Люди на площадях в первую очередь агитировали не за демократию, но европейцы хотели именно этого. Протестующие хотели кардинально более эффективного государственного управления и в противном случае ниспровержения невосприимчивых и коррумпированных режимов. Когда протесты привели к насилию и хаосу, европейские политики стали более осторожными, обвиняя ислам в отсутствии демократического прогресса и ужесточении пограничного контроля в отношении беженцев и мигрантов, среди которых, как они подозревали, были исламисты, пытающиеся попасть в Европу», — сказал Хильтерманн.

«В конце концов, европейские правительства вновь приняли парадигму стабильности (поддержка автократических режимов — уже знакомого зла), которая и была первопричиной народных восстаний», — добавил он.

В плане же Сирии официальная позиция ЕС состояла в том, что средства на реконструкцию будут выделяться в зависимости от политических преобразований в соответствии с резолюцией 2254 ООН, которая призывает к включению мятежников в политику Сирии, освобождению политических заключенных и привлечению к ответственности виновных в военных преступлениях. Но за закрытыми дверями популисты из Италии и некоторых других странах выступают за возобновление связей с режимом Асада. В то время как Италия хочет поддерживать связь со спецслужбами Асада по вопросам экстремистов, которые могли пересечь ее границы, главная оппозиционная партия Германии «Альтернатива для Германии» утверждает, что сирийцы в безопасности при Асаде и пора беженцам уезжать. Вместо смены режима ЕС умерил свои ожидания и стал выступать просто за изменение поведения режима.

Оливье Гитта, глава компании по обеспечению безопасности, которая дает советы правительствам Европы, Африки и Ближнего Востока, сказал, что отказ Европы от военного вмешательства в Сирию был смертным грехом, который толкнул мусульман Запада в объятия «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

«Причина, по которой молодые люди на Западе [присоединились к исламистам], была проста: ваше правительство якобы защищает права человека, но когда дело доходит до спасения жизней мусульман, ему все равно. Нам нужна ваша помощь, присоединяйтесь к нам», — сказал Гитта.

«Представители спецслужб ЕС говорят мне, что уровень угрозы сегодня выше, чем в период расцвета деятельности «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в 2015 году, когда в Европе произошли крупные атаки», — добавил он.

Однако другие эксперты назвали в качестве причины крах Ливии и не согласились с тем, что военные действия в Сирии были правильным курсом действий. В Сирии действовало большое число всевозможных групп, в том числе исламистов, а не только умеренных членов Свободной сирийской армии. Более того, демократические и либеральные протестующие были неорганизованной силой. Режим Баас правил железной рукой и никогда не позволял появиться какой-либо значимой политической оппозиции. Конкретная конфигурация сил на местах усложнила ЕС и Соединенным Штатам проведение решительной военной операции против режима Асада.

При всех своих недостатках ЕС направил миллиарды долларов в виде помощи, он также никогда не отказывался от поддержки ряда движений гражданского общества, появившихся в результате «арабской весны», даже если их основатели и идеологии и находятся в изгнании.

«Настоящий урок, кажется, заключается в том, что те или иные значительные преобразования требуют долгосрочного видения перемен — такого, в рамках которого больше внимания бы уделялось закреплению фундаментальных изменений, а не внезапному выдергиванию ковра из-под ног действующих лидеров», — подчеркнул Барнс-Дейси из Европейского совета по международным отношениям.
Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть