США нужно понять всю степень вызова могучей России – Wall Street Journal

На днях граждане США узнали, что российский аналог ЦРУ «почти точно» стоял за наиболее разрушительной кибератакой на американское государство в истории
25 декабря 2020  12:43 Отправить по email
Печать

На днях граждане США узнали, что российский аналог Центрального разведывательного управления «почти точно» стоял за наиболее разрушительной кибератакой на американское государство в истории. На протяжении многих месяцев злоумышленники осуществляли внедрение вредоносного программного обеспечения в информационные системы государственных учреждений США и крупнейших американских компаний. В числе государственных структур США, в чьи компьютерные сети, по всей видимости, смогли проникнуть спецслужбы России, такие учреждения, как Государственный департамент, минфин, министерство энергетики и министерство национальной безопасности, а также ряд государственных здравоохранительных учреждений, пишет Кэтрин Стоунер в статье, опубликованной 23 декабря в The Wall Street Journal.

Насколько значительный ущерб был нанесен США, можно будет сказать лишь через несколько лет, однако произошедшее напрямую отражает ту концепцию, которую на протяжении многих лет высказывают эксперты и политики. Президенту России Владимиру Путину, несмотря на довольно шаткие позиции на международной арене — нестабильная экономика, относительно небольшие вооруженные силы, снижение темпов роста численности населения, — все же удается добиваться успехов. Иными словами, Москва — возмутитель спокойствия, но считать ее главной угрозой оснований нет.

У такого распространенного убеждения имеется один недостаток: те, кто его придерживаются, по большей части склонны недооценивать имеющиеся у главы Кремля «козыри». Россия представляет собой угрозу не только в киберпространстве. Она вновь начинает действовать самым решительным образом по всему миру — от Крыма и Сирии до Черной Африки, Венесуэлы, Арктики, Европы и далее. И США не могут себе это позволить. Для того чтобы дать верную оценку могущества России, необходимо выйти за рамки традиционных критериев, таких как ВВП или объем расходов на оборону. В этом отношении стоит вспомнить слова самого Путина, сказанные им два десятилетия назад и приписываемые бывшему премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю о том, что «Россия никогда не была такой сильной, какой она хотела быть, и никогда не была такой слабой, как о ней думали».

Больше не соответствует действительности сформировавшееся после окончания Холодной войны представление об РФ как о слабом и приходящем в упадок государстве. Россия уже далеко не та ослабленная, обремененная долгами и беззаконием страна, которая появилась после развала в 1991 году Советского Союза и которую в 2014 году американский сенатор-республиканец Джон Маккейн назвал «бензоколонкой, которая притворяется страной».

Россия продолжает снабжать большое число стран нефтью и газом — энергоносителями, от которых зависит мировая экономика. Тем не менее Москва не просто занимается добычей, переработкой и продажей нефтепродуктов, она также контролирует большую часть мировой инфраструктуры нефте- и газопроводов. Благодаря этому у российского лидера появляется возможность оказывать давление и влияние на целый ряд стран, в том числе большую часть Европейского континента, чего сложно было ожидать с учетом таких показателей относительной мощи страны, как ВВП.

Более того, Российская Федерация — крупнейший в мире экспортер зерна, но этим ее экспорт не ограничивается, страна продает многое другое, что обладает гораздо большей ценностью, в том числе: атомные электростанции, строительные материалы, никель, древесину, алмазы, современное горнодобывающее оборудование, химическую продукцию, высокотехнологичное коммуникационное оборудование и все более совершенное оружие, которое иногда поставляется одновременно с обслуживающими его российскими военнослужащими и наемниками.

Для установления новых отношений Москве нет нужды быть крупнейшей в мире экономикой или иметь самую многочисленную армию. За какие-то полтора года после «захвата русскоязычными ополченцами» Крымского полуострова в 2014 году Кремль провел внезапную мобилизацию своих вооруженных сил, которые были переброшены по воздуху и морю в Сирию, спасая находящийся на грани краха режим Башара Асада и изменив тем самым баланс сил на Ближнем Востоке. Российская военная техника, в том числе противоракетные комплексы, на сегодняшний день развернуты на территории Турции и Греции, которые входят в блок НАТО, а также в Иране и Сирии. Более того, о покупке подобных систем недавно договорилась и Саудовская Аравия — партнер Вашингтона в этом регионе.

Москва использовала вакуум, который возник из-за изоляционистского курса нынешнего президента Дональда Трампа и вызванной им напряженности в отношениях Белого дома со своими союзниками. Так, Кремль оказывает поддержку правым популистам в Западной Европе, в частности, лидеру французской правой партии «Национальное объединение» и неоднократной претендентке на пост главы Елисейского дворца Марин Ле Пен. Более того, российский лидер стал примером, подражать которому стремятся авторитарные популисты вроде венгерского премьер-министра Виктора Орбана. С другой стороны, президент Венесуэлы Николас Мадуро еще не лишился своего поста благодаря вмешательству России, тогда как в Ливии по-прежнему царят хаос и насилие, прежде всего из-за «поддержки» Кремлем влиятельного военного «диктатора».

Одновременно с этим Москва благодаря своим поставкам нефти и оружия смогла создать взаимовыгодный «союз» с Китаем. Тесные отношения между Москвой и Пекином, которые поддерживают все более активное взаимодействие, в том числе проводя совместные военные учения, являются предметом гордости Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. К помощи России в области поставок вооружений в значительной степени прибегает и Индия, во главе которой стоит Нарендра Моди. Тем не менее оставляет большое количество оружия себе. Москва превратила остатки «дряхлой» армии Советского Союза в мобильную, профессиональную военную силу.

В последние годы путинская Россия также научилась использовать имеющуюся у нее «мягкую силу» для поддержки антилиберальных ценностей. Наиболее восприимчивы к подобному воздействию оказались консервативные общества Ближнего Востока, Восточной Европы, Центральной и Южной Африки, а также Латинской Америки.

Многие жители этих регионов видят в российском лидере социально-консервативную альтернативу американскому и европейскому гедонизму, вседозволенности и «политкорректности». Идеологию России распространяет по всему миру международный информационный телеканал RT, ставший рупором Путина на международной арене, а также смежное с ним новостное агентство Sputnik. Не секрет, что Москва также не брезгует использовать свою «жесткую силу» для проникновения в информационную среду других стран, включая осуществление кибератак — например, недавний взлом компьютерных сетей госучреждений США — и осуществление дезинформационных кампаний, направленных на стирание грани между истиной и вымыслом.

Избранный президент Джо Байден и его внешнеполитическая команда должны дать отпор истинной угрозе, которая на сегодняшний день исходит от России. Подобный подход предполагает поиск путей взаимодействия с российским руководством в тех областях, в которых необходимо, и противодействие многочисленным попыткам Москвы нанести ущерб американским интересам — как за рубежом, так и внутри самих США.

В частности, непосредственной возможностью для такого взаимодействия может считаться контроль над вооружениями со стороны России и США — в феврале 2021 года истекает срок действия Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), в рамках которого вводятся важнейшие ограничения на дальнейшее развертывание ядерного оружия, и обеспечивается широкий режим проверки выполнения взятых на себя сторонами обязательств.

Кроме того, команда нового президента также должна скорейшим образом начать совместную с Россией и другими странами работу по возобновлению Совместного всеобъемлющего плана действий — ядерной сделки с Ираном, из которой слишком опрометчиво вышел Трамп. Стремление Тегерана к ядерному оружию не отвечает ни российским, ни американским интересам в области безопасности. У Кремля сформировались прочные связи с исламской республикой, поэтому он будет способствовать тому, чтобы религиозное руководство Ирана подписало то или иное новое соглашение.

Точно так же Россия по-прежнему является жизненно важным фактором в решении вопроса ограничения ядерного потенциала Северной Кореи, после того как попытки Трампа наладить отношения с северокорейским лидером Ким Чен Ыном оказались безуспешными и не поспособствовали отказу Пхеньяна от программы создания и испытаний ядерного оружия. И, наконец, администрация Байдена должна взаимодействовать с Москвой над ограничением дальнейшей милитаризации космоса и Арктики.

Совершенно иначе обстоят дела на Украине: Байдену следует совместно с американскими союзниками в Европе противостоять России, продолжающей оказывать поддержку «сепаратистам» на востоке Украины, а также «оккупации» Москвой Крыма. У США есть определенные рычаги давления благодаря введенным ими против России жестким санкциям. США могут предложить Москве постепенное, частичное смягчение санкций в обмен на конкретные шаги по прекращению конфликта на справедливых условиях, включая восстановление контроля Киева над восточной границей с РФ. При этом администрация Байдена должна уделять особое внимание и способствовать экономическому и политическому успеху Украины, в том числе в области борьбы с коррупцией. Прогресс и процветание на Украине продемонстрируют гражданам России, что демократия способна давать более внушительные плоды, чем «агрессивная автократия».

Одновременно с этим администрация Байдена должна воспользоваться некоторыми ключевыми слабыми сторонами современной России, в том числе «исходом населения», который имеет место в последние несколько лет. Так, из России уехали тысячи «самых высокообразованных граждан», и еще больше жителей страны, в возрасте 18−30 лет, говорят, как показывают данные недавних опросов, что намерены навсегда покинуть страну. В результате страна лишается трудового и творческого потенциала наиболее талантливых ее граждан. Упрощение порядка иммиграции в США для этих высококвалифицированных российских рабочих пойдет США на пользу, а Путину — во вред.

На сегодняшний день, заключает автор, Российская Федерация не может считаться сверхдержавой в традиционном смысле этого слова, она тем не менее обладает разнообразным арсеналом мощных инструментов и при нынешнем ее президенте Путине — желанием и готовностью использовать для сохранения своего статуса грозного глобального игрока. США должны, противостоя той угрозе, которую на данный момент представляет собой Россия, понимать всю серьезность этого вызова. Вашингтону необходимо задействовать весь спектр своих дипломатических, экономических и политических ресурсов, в том числе возобновленные усилия, направленные на сплочение мира в соответствии со своими традициями, основанными на демократических ценностях.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
США ведут с Россией холодную войну. Будет ли мир?
79.8% Нет
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть