Война и новый мир: кто будет охранять красную кнопку Америки? — The Hill

Нельзя позволять какому-либо одному человеку власть вести США к войне единолично, особенно в ядерный век
25 ноября 2020  19:30 Отправить по email
Печать

С новостями о том, что Дональд Трамп только что искал варианты нанесения ударов по ядерным объектам в Иране, приходится напомнить, что есть вопрос, который должен занять первое место в повестке дня следующего Конгресса — и это восстановление роли законодательной власти в использовании американской военной силы за рубежом.

Вот уже несколько десятилетий президент подвергается недостаточному контролю в части принятия решений по использованию американской военной силы за рубежом. И это не вопрос партийной принадлежности. Да, Трамп вызывал много беспокойства из-за своей импульсивности, но и в целом нет смысла давать какому-либо одному человеку власть вести эту великую страну к войне единолично. Особенно в наступивший после 1945 года ядерный век, когда мы утратили чувство сдержек и противовесов, — того, что отцы-основатели считали необходимым для страны, которую они стремились построить.

Согласно первой статье конституции, только Конгресс может объявлять войну, собирать армии и содержать флот, а также иным образом выделять средства на национальную оборону. Президент, напротив, является главнокомандующим вооруженными силами. В рамках этой системы обе ветви власти несут важнейшие обязанности, и ни одна из них не может вести войну по собственному решению или предпочтению.

Конгресс с того времени неплохо справляется со своими бюджетными обязанностями. Тем не менее он не объявлял войну с 1941 года и даже формально не одобрял каким-либо значимым альтернативным способом несколько крупных конфликтов, в которых страна участвовала с тех пор, в частности, Корейскую войну, войну во Вьетнаме, войну в Косово и интервенцию в Ливию. Это отказ от ответственности законодательной власти. Возможно, не случайно, что некоторые из этих конфликтов закончились не так хорошо.

Ставки способны быть еще выше, если, вероятно, говорить о противниках с ядерным оружием. Конгрессу нужна более сильная роль в любой возможной войне против Северной Кореи, России или Китая (упаси нас Бог от такого конфликта). Последствия любого такого применения силы могут быть гораздо более ужасными, чем последствия иных конфликтов XXI века, от Ирака до Афганистана и других частей Центрального командного театра.

Для решения, которое может иметь экзистенциальные последствия для страны, законодательная ветвь власти должна играть решающую роль — и играть ее до принятия любого решения о начале военных действий. Соединенные Штаты не могут связать руки (этому или любому другому будущему) главнокомандующему таким образом, чтобы даже временно оставить нас без защиты, но это не означает, что президент должен иметь карт-бланш. Мы должны внести некоторые изменения.

Во-первых, пересмотреть закон о разрешении на применение военной силы 2001 года. Это все, что у нас есть для военных операций от Ирака до Сирии и Йемена до Сомали и Афганистана и за их пределами. За 20 лет он ни разу не был пересмотрен или даже реавторизирован. Этот закон был направлен против исполнителей терактов 11 сентября, которые были экстремистами под знаменем «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и их сообщников. Он даже не пытается говорить о ситуации с Ираном. Но это также проблема, потому что американский народ остается оторванным от войн, в которые он посылал мужчин и женщин на протяжении двух десятилетий.

Новое разрешение на применение военной силы не должно быть бессрочным. Например, оно может растянуться на пять лет, после чего потребуется еще одно. Однако в том случае, если Конгрессу не удастся его заменить, прежнее законодательство может остаться в силе, чтобы не оставлять страну без защиты в случае «вашингтонского тупика».

Новый закон должен обязать директора Национальной разведки удостоверять, что новые террористические группы имеют идеологию или членов, связанных с «Аль-Каидой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) или более широким насильственным экстремизмом, прежде чем президент получит право нанести по ним удар. Это помешало бы президенту использовать разрешение на применение военной силы в совершенно иных целях, чем его первоначальное намерение, и в то же время позволило бы проявлять гибкость, если бы новые террористические группы откололись от старых или просто изменили свои названия, чтобы избежать преследования.

Во-вторых, закон о военных силах эпохи Вьетнама должен быть переписан. Действующий закон предоставляет президенту свободу действий в течение 60 дней, прежде чем потребуется поддержка Конгресса для дальнейших действий. В отсутствие острой угрозы для страны для любой операции, которую инициируют Соединенные Штаты, это число должно быть равно нулю. Авторизация перед любым нападением должна быть санкционирована. Если Конгресс имеет возможность и не может проголосовать за или против, президенту может быть предоставлено право принимать ограниченные меры, но этот результат должен быть решительно осужден в переписанном законе.

В-третьих, нужно добавить больше сдержек и противовесов к возможности любого будущего применения ядерного оружия, за исключением случая явной опасности для страны, когда нападение противника неизбежно или уже происходит. Ричард Беттс и Мэтью Ваксман рекомендовали поручить министру обороны и генеральному прокурору подтвердить решение о применении ядерного оружия. Можно было бы рассмотреть вопрос о распространении этого положения на лидеров Конгресса. Их роль не будет заключаться в том, чтобы переосмыслить всё решение. Суть в том, чтобы гарантировать, что оно имеет основание в законе и что никакая ядерная война не может быть начата на ровном месте. Из-за ужесточения закона о военных полномочиях Конгресс должен был бы одобрить любое решение о начале войны в первую очередь с любыми видами оружия, если только президент не предпринимал действий для немедленной и очевидной национальной обороны.

Вечные войны на Ближнем Востоке уже достаточно плохи. Ядерные войны или другие конфликты с применением оружия массового уничтожения могут быть гораздо хуже. Республиканцы и демократы могут объединиться по этому вопросу, потому что речь идет не о поддержке или ослаблении какой-либо одной партии в данный момент, а о почитании и уважении того, что видели наши основатели, когда они строили страну, основанную на институтах и законах, а не на отдельных людях. Ни в каком другом вопросе их стремление избежать чрезмерной концентрации власти в любой ветви власти не было более важным, чем война и мир.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
Подписывайтесь на ИА REX
Видео партнёров

Это нужно живым

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть