1921 год. Голод и спекуляции на нём. Помощь и бандитизм

2 августа 1921 года Ленин обратился с просьбой о помощи к мировому пролетариату...
24 ноября 2020  14:36 Отправить по email
Печать

2 августа 1921 года Ленин обратился с просьбой о помощи к мировому пролетариату: «В России в нескольких губерниях голод, который, по-видимому, лишь немногим меньше, чем бедствие 1891 года. Это — тяжелое последствие отсталости России и семилетней войны, сначала империалистской, потом гражданской, которую навязали рабочим и крестьянам помещики и капиталисты всех стран. Требуется помощь. Советская республика рабочих и крестьян ждет этой помощи от трудящихся, от промышленных рабочих и мелких земледельцев». В тот же день по радио к правительствам всех стран обратилось и правительство РСФСР. Оно призывало не чинить препятствий при оказании помощи голодающим в России. Помощь рабочих и коммунистических организаций была немалой. К середине октября 1921 г. в Чехословакии было собрано 7,5 млн крон и на 2 млн крон продовольствия, компартия Германии собрала 1,3 млн марок деньгами и на 1 млн марок продовольствия, коммунисты Италии собрали 1 млн лир и т. д.

Гувер надеялся на то, что кризисная ситуация будет способствовать изменению настроений населения страны и считал необходимым исследовать реальное положение вещей на месте. Следует отметить, что Ленин был весьма недоволен условиями, которые выставила A.R.A. 11 августа 1921 года он писал В. М. Молотову: «Тут игра архисложная идет. Подлость Америки, Гувера и Совета Лиги наций сугубая. Надо наказать Гувера, публично дать ему пощечины, чтобы весь мир видел, и Совету Лиги наций тоже. Это сделать очень трудно, а сделать надо». Сделать это не удалось, советское правительство вынуждено было пойти на уступки. Уже 12 августа было дано разрешение на свободный выезд из страны для всех американских граждан.

15 августа Нансен был назначен главой Комиссии Лиги Наций, с которой 27 августа Чичерин заключил договор о сотрудничестве. Комиссия Нансена собрала весьма крупную по тем временам сумму — 1,2 млн долларов, которая была потрачена на нужды голодающих. 20 августа 1921 г. в Риге было подписано соглашение о сотрудничестве между A.R.A. и РСФСР. В целом это была принятая Москвой программа Гувера — свобода въезда в Советскую Россию, перемещения и выезда из нее всех сотрудников его организации (не только американских граждан), гарантия безопасности, дипломатические привилегии при пересечении границ, использование ввозимых продуктов по назначению, неполитический характер деятельности и т. п. Уже через несколько недель после подписания соглашения организация Гувера начала действовать. В Россию въехало несколько сотен её сотрудников, сразу же развернувших бурную деятельность. Она осложнялась тем, что советские представители, выделенные для контактов с американцами, явно не годились для этого. Таким был латыш А. В. Эйдук — член коллегии ВЧК, привыкший решать возникавшие проблемы расстрелами и не отличавшийся, по мнению сотрудников Гувера, организаторскими способностями.

На счету A.R.A. весной 1921 г. было около 5 млн долларов. И даже такой огромной суммы оказалось совершенно недостаточно для успешной борьбы со столь масштабным бедствием, как голод в России. Конгресс США выделил 20 млн долларов (!!!), что дало возможность начать беспрецедентную по объемам работу. Со своей стороны, Советское правительство сняло с депонента 11 млн золотых рублей, что вместе с отпущенной Конгрессом суммой составило 78 млн долларов. Всего же в США было собрано свыше 60 млн долларов. Программа закупок позволяла правительству освободить ненужные военные склады и провести закупки продовольствия у фермеров — Западное полушарие столкнулось с проблемой перепроизводства сельскохозяйственных продуктов. На собранные средства для перевозок в советские порты из Америки было зафрахтовано 150 транспортов общим водоизмещением 833 875 тонн.

А в РСФСР голод охватил все основные хлебопроизводящие районы страны. Голодало около 23 млн чел. На территории УССР от голода страдало еще 8280 тыс. чел. Не менее четверти населения страны было поражено этим страшным несчастьем. То, что увидели повидавшие уже немало сотрудники A.R.A., было нелегким испытанием. Один из них сообщал: «Голод сверх всякого воображения. Это самое душераздирающее зрелище, которое я когда-либо видел. Миллионы людей обречены на смерть, и они смотрят ей спокойно в лицо. В следующем году умрут другие миллионы, потому что посева почти не было, а урожай этого года уничтожен, и население слабеет». Страшная катастрофа сопровождалась всем тем, что несет с собой наследие Гражданской войны, сведшей ценность человеческой жизни к нулю, — грабежами, убийствами, даже каннибализмом.

Опасения Ленина относительно активизации врагов Советской власти на внешнеполитической арене скоро начали оправдываться. Перспектива оказания помощи Советской России и Украине привела к активизации белогвардейских организаций, которые надеялись, что Великобритания и в первую очередь Франция воспользуются сложным положением Советов. К концу августа 1921 года помощь Советской России в борьбе против голода оказывали только правительства Норвегии, Италии и США, остальные готовили общую позицию в отношении условий предоставления помощи. 30 августа по инициативе Франции в Париже было собрано первое заседание Международной комиссии по оказанию помощи России под руководством бывшего посла Третьей республики в нашей стране Жозефа Нуланса. Он потребовал связать эту помощь с согласием допустить представителей комиссии в РСФСР и предоставить им широкие полномочия для сбора информации и т. п. Французская и английская дипломатия постоянно пыталась увязать вопрос об оказании помощи с обязательствами со своими требованиями к Москве и на заседании даже прозвучало требование передать транспорт под контроль союзников.

Еще до начала Парижской комиссии все было ясно, и Москва твердо дала понять, что не собирается с ней сотрудничать. «Советская Россия голодна, — писал о работе комиссии Нуланса член ЦК РКП (б) К. Б. Радек, — но, несмотря на голод и нужду, она имеет достаточно чувства достоинства, чтобы провокаторам Quai d’Orsay сказать «руки прочь». Положение на границах нашей страны было крайне тяжелым. Условия Рижского мира систематически нарушала Польша. Как гласила нота Совнаркома правительству Польши, польские власти оказывали «всяческое содействие враждебным Советскому Правительству бандам, производившим налеты на территорию Советских Республик». Не отставала от Польши и Румыния, с её территории также вторгались многочисленные вооруженные банды. Центром бандитизма на Украине стала Кременчугская губерния, по территории которой проходили важные линии железных дорог.

В Белоруссии летом 1921 г. активизировались банды Савинкова. Действиями руководил полковник С. Э. Павловский. Он был руководителем военной организации савинковцев — «Народного союза защиты Родины и свободы». Действия «зеленых» отличались особой жестокостью. Как отмечал Савинков, он отдавал приказы соблюдать определенные правила — но его никто не слушал: «В большинстве случаев вместо дисциплины была разнузданность, вместо идейной борьбы — бандитизм, вместо планомерных действий — разрозненные и потому ненужные выступления. Выходило так, что пытается синица море зажечь». На самом деле все было не так просто. Польский и румынский Генеральные штабы были заинтересованы в диверсиях, подрывающих возможность нормального использования железных дорог, и летом 1921 г. банды явно активизировали нападения на них. Но главной угрозой весной и летом 1921 года оставался Махно: его небольшой летучий отряд постоянно ускользал от преследования и провоцировал крестьянские восстания. К середине лета стало ясно, что и он проигрывает.

10 июля 1921 года контроль над границами советских республик был передан войскам ВЧК и Особому отделу ВЧК, начала создаваться система контроля. Личный состав для формирования погранвойск передавали органы ВЧК и армия. Времени для обустройства границ и развертывания не хватало. Уже 15 июля командование отдало приказ о приведении пограничных частей в повышенную готовность в связи с возможными восстаниями и провокациями из-за рубежа. 24 августа Реввоенсовет известил руководство ВЧК о том, что, по информации, полученной разведкой, следует ожидать масштабных пограничных инцидентов, вторжения крупных отрядов с территорий Финляндии, Эстонии, Польши. Сложным положением РСФСР попытались воспользоваться и Польша, и Румыния. Советская граница с этими государствами на всем протяжении оставалась крайне неспокойной. Разведка докладывала о концентрации румынской и польской армий на границах, усилении их охраны, появлении отрядов петлюровцев и т. п. Начать новую войну Варшаве и Бухаресту не дало возможности их собственное тяжелое финансовое положение.

Но на провокации ресурсов хватало с избытком. На территориях этих двух стран оседали разбитые армии проигравших в Гражданской войне. 28 августа 1921 г. в Румынии укрылся разбитый Махно. Остатки его повстанческой армии были прижаты к Днестру и ушли в Бессарабию, где были разоружены. После окончания войны 1920 года воевавшие на стороне поляков белогвардейские и украинские части были разоружены и интернированы в Польше. Из них формировались отряды для нападений на советскую территорию. 9 сентября 1921 г. Советское правительство в очередной раз заявило протест и перечислило случаи пограничных инцидентов в ноте, врученной поверенному в делах Польши в РСФСР.

Только 7 октября 1921 года был подписан польско-советский протокол, по условиям которого между 8 и 20 октября территорию Польши должны были покинуть руководители антисоветских соединений — Булак-Булакович, Петлюра, Тютюнник, Савинков и т. д. Советское правительство должно было начать выплаты за железнодорожное имущество (по условиям Рижского договора) и реэвакуацию имущества и культурных ценностей. В тяжелейшее время польский сосед советских республик фактически шантажировал Москву, выторговывая мир требованиями выплат. 21 октября 1921 г. ввиду опасного положения на границе и активизации действий крупных банд Совет Труда и Обороны расформировал Войска пограничной охраны — контроль над границей теперь обеспечивала армия. Пограничные войска будут восстановлены только через год. 17 октября 1921 года Савинков и Петлюра подписали договор о взаимодействии против большевиков. Савинков признавал УНР и предоставлял ей заем — 30 млн польских марок, а также часть оружия, переданного ему французами. Развернуться Петлюре так и не удалось. За него это попытался сделать его подчиненный — Тютюнник.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Вернёт Россия в 2021 году имущество и активы СССР согласно статьи 67.1 новой Конституции?
44.9% Кто же ей даст
Позиции России в мире за 2020 год:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть