Россия – Армения: о ложной скромности и ясном взгляде за горизонт

России многого от Армении не надо (да и что она в нынешнем состоянии может дать?), а скорее наоборот...
23 ноября 2020  20:39 Отправить по email
Печать

Внешне выжидательно-сдержанная позиция России по ходу карабахского военного конфликта поначалу истолковывалась в армянском обществе как безразличие, отстранённость союзника, чуть ли не как потворство азербайджанскому напору «окончательно и бесповоротно решить нагорно-карабахский вопрос». То есть захватить и полностью подчинить себе всю эту территорию с её жителями, а ещё лучше — без них. Однако теперь, после публичного и достаточно откровенного изложения президентом России Владимиром Путиным некоторых важных деталей и этапов попыток урегулирования, бездумным отказом от него премьера Армении Никола Пашиняна на ещё не решающей и не трагичной стадии конфликта, со всей очевидностью выявило, кто же виноват в прекращении огня на таких невыгодных Армении и Нагорному Карабаху, а точнее — капитулянтских условиях.

К роли России сейчас уже не подкопаешься. В конце концов, не может же она быть «святее папы Римского». Ведь там, в Нагорном Карабахе, гибли армяне (как военные, так и мирные жители), а не русские. Там артиллерийскими ударами и бомбёжками с воздуха уничтожались армянские, а не российские населенные пункты, на глазах разрушалась столица республики — Степанакерт. Именно военно-политическое руководство Армении и Нагорно-Карабахской Республики владело (или не владело?) информацией с полей сражений, оценивало (или не оценивало?) перспективы удержать позиции и нанести неприемлемый урон противнику, свои дипломатические возможности в достижении хотя бы наспех заключенного мира на выгодных для себя условиях. Москва не могла, да и не должна была определять за Ереван и Степанакерт, смогут ли они самостоятельно отстоять всё то, что их объединяло в этой борьбе.

Дело России было, при сохранении доверия с обеих конфликтующих сторон к её услугам посредника, помогать найти в срочном порядке взаимоприемлемые, компромиссные условия окончания конфликта с минимальной «потерей лица» для каждой из сторон. Но этот шанс был безответственно и хвастливо упущен Ереваном, точнее группой поверхностно мыслящих, недалеких фигур, ведомых своим предводителем с аналогичными качествами — Пашиняном. Их неуклюжие пояснения-оправдания своей вопиющей некомпетентности и тупикового мышления звучат сейчас просто ошарашивающе. Эти сентенции были бы допустимы где-то в ереванских кафе или в беседах на лавочках в тенистых скверах, но уж никак не от деятелей, облеченных государственной властью. Но, как ни странно, их жалкая, беспомощная аргументация до сих пор не у всех в Армении вызывает отторжение. Что же должно произойти ещё более сокрушительного и болезненного, чтобы люди увидели всё и всех участников этого любительского шоу на государственной сцене в истинном свете ?!

Звуки разрывов снарядов и выстрелов в Нагорном Карабахе, наконец, смолкли, и что же мы видим за рассеявшимся пороховым дымом? Всё ту же неспособность правительства Армении смотреть хотя бы на шаг вперед, элементарно просчитать последствия конфликта для сохранения выживаемости Нагорно-Карабахской Республики, оперативно продумать и с ходу начать реализовывать план скоординированных внутри правительства соответствующих действий. Нетрудно было предугадать хотя бы размещение и обеспечение в Армении десятков тысяч беженцев, исход населения из спешно передаваемых Азербайджану районов Нагорного Карабаха. Люди оказались предоставленными сами себе, сами доставали (если повезло) хоть какой-то транспорт, бросали нехитрые пожитки, ехали «в никуда» без средств к существованию.

Решение выделять по 600 долларов на каждого беженца особой заботой государства не назовешь — ведь эти деньги расходуются не из бюджета, а из частных пожертвований армян, живущих за пределами Армении, из средств благотворительных фондов, как, например, «Хайастан». Конкретная помощь лекарствами, кроватями, одеждой, продуктами питания доставляется не государством, а частной организацией «Аврора». Настойчивые призывы Пашиняна к беженцам поскорее возвращаться назад продиктованы не столько обеспокоенностью об этническом наполнении армянами Нагорного Карабаха, сколько выдают неспособность руководства Армении к обеспечению минимально приемлемых условий жизни всем вынужденным переселенцам, к решению их сиюминутных очевидных проблем и нужд. Да и куда возвращаться тем, чьи дома или разрушены, или оказались на территории, куда пришла азербайджанская армия (например, весь южный район вокруг г. Гадрут и вместе с ним или на севере в Карвачарском / Кельбаджарском районе)?

На этом фоне особенно ярко смотрятся действия России, и не только в практически мгновенном размещении внушительного контингента миротворческих сил, ставших преградой для очаговых военных столкновений в зоне конфликта, а значит и новых, теперь уже бесполезных жертв со стороны армян. Да и фактически препятствующего депортации остающегося армянского населения, гарантирующего как его физическую выживаемость и повседневную безопасность, так и самой Нагорно-Карабахской Республики, её органов управления. Силами российских военных полностью очищена от мин, неразорвавшихся снарядов, сожжённой техники зона Лачинского коридора — теперь уже единственная транспортная артерия, по которой организовано сообщение с Арменией.

Эта работа только наращивается — в Нагорный Карабах отправилась внушительная группа противоминного центра Министерства обороны РФ со спецтехникой (робототехнические комплексы) и даже служебными собаками. Свидетельством подлинного, а не формального неравнодушия к судьбам армян Нагорного Карабаха служат и последовавшие за вводом миротворцев действия России. По решению Путина был оперативно создан и развернут межведомственный Центр гуманитарного реагирования, при нем ещё профильные центры: транспортного, медицинского, торгово-бытового обеспечения; в Степанакерте дислоцирован сводный отряд МЧС России. Туда же прибыла и сводная группировка спасателей с техникой.

Планируется дальнейшее наращивание всех российских структур, которые задействованы в оказании гуманитарной помощи в её разнообразных проявлениях. Проводится инспекция пострадавших районов, оценка степени разрушений и соответственно масштабов восстановительных работ, предварительные итоги уже подведены — по российским данным, полностью разрушено 284 строения.

Президент России сразу же после окончания военных действий озаботился сохранением на территориях, отходящих Азербайджану, армянских религиозно-культурных памятников, специально заострил эту тему в беседе с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и получил от него словесные заверения. И они недаром были преданы широкой огласке Кремлем, дабы связать руки Баку на этот счет. Министр иностранных дел Сергей Лавров, действуя в том же ключе, обратился к ЮНЕСКО с прямым призывом активизировать своё участие в сохранении национально-исторического армянского достояния на карабахских землях.

В Ереван прибыл внушительный государственный десант в лице вице-премьера, министра обороны, министра иностранных дел, министра по чрезвычайным ситуациям — каждый со своей повесткой дня и со своими сотрудниками — конкретными исполнителями. Для овладения крайне неблагоприятной ситуацией в целом в Армении с коронавирусом и распространением заболеваемости среди скученно живущих беженцев в частности к делегации присоединились и министр здравоохранения России, и руководитель Роспотребнадзора, была передана специальная инфекционная лаборатория, развёрнуто три временных госпиталя.

Объявлено о переброске в Нагорный Карабах из России специальной строительной техники. Идут организованные караваны из сотен грузовых машин с досками, кровельными покрытиями, оконным стеклом и прочими материалами, чтобы привести разрушенное жилье и инфраструктуру в надлежащий вид перед зимними холодами. Причем следует заметить, что этот государственный десант, целью которого для соблюдения видимости баланса было проведение переговоров как с Арменией, так и с Азербайджаном, свою первую высадку произвёл именно в Ереване. Не говоря уже о том, что в Армении речь шла о практических вопросах взаимодействия по линии различных ведомств, в то время как в Азербайджане стороны обменивались общеполитическими и политкорректными заявлениями и констатациями.

Как же встретило «благодарное» руководство Армении российских представителей? Среди тех, кто следил за этим в России (и на злорадную радость в Азербайджане), не прошло незамеченным, что Пашинян даже и в этом оступился — не удосужился из элементарной политкорректности, да и просто человеческой признательности, выставить в зале заседаний рядом с флагом Армении и флаг своего союзника и благодетеля — России. МИД Армении спешно состряпал неуклюжее объяснение, что протокольная практика республики при таких визитах этого, мол, не предусматривает. Подтекст такой — с нашим премьером, высшим должностным лицом, встречались люди низшего ранга, и в их честь выставлять российский флаг не обязательно. Случись такое в Москве в отношении флага Армении, и Кремль моментально обвинили бы в Ереване в имперском высокомерии к «младшему по званию», в ущемлении национального достоинства.

Традиционное армянское гостеприимство, элементарное чувство вежливости, наконец, благодарности России, беспокоящейся об Армении и реально делающей для неё так много в этот критический период, гораздо больше самих властей страны, заметьте — исключительно за свой счёт, и немалый, уступило место по-прежнему запертому на замок прозападному политическому мышлению Пашиняна. Он настолько эгоистичен и ограничен, что не стесняется его по-прежнему так дёшево и бестактно демонстрировать, игнорируя российский флаг, монотонным голосом выдавливая из себя общие слова о важности добрых отношений с Россией. Ему бы оглянуться по сторонам и увидеть, куда склоняется сейчас общественное мнение Армении — по недавнему опросу, 78% высказалось в пользу самых близких дружественных связей именно с Россией.

Все перипетии предконфликтной атмосферы в Армении (да и её огрызки, выразившиеся в инциденте с флагом) в отношении России говорят о необходимости отбросить, наконец, традиционную скромность Москвы в донесении до населения Армении всего того, что делается и ещё будет делаться для его страны. Причём делается бескорыстно, не в расчёте на какую-то выигрышную отдачу и осязаемые дивиденды. Это происходило и раньше, хотя и не в таких ярких, заметных проявлениях, как сейчас, и тем не менее не избавляло от обывательской болтовни, что «Россия делает всё, чтобы нам стало хуже». Ведь всё, без должного отпора, да ещё и с нашёптыванием всяческих зарубежных помощников в виде западных неправительственных организаций (а их в Армении около тысячи !), можно вывернуть наизнанку: базу в Гюмри назвать «оккупацией», поставки газа — стремлением «взять под контроль» экономику Армении, отношения Москвы с Баку — «интригами за нашей спиной», чуть ли не предательством.

И чем дальше — тем больше, расчёт на всеобщую объективность и здравый смысл далеко не во всём и не всегда автоматически даёт заслуженный, справедливый, положительный эффект. Таковы уж неприглядные реалии состояния умов в современном армянском обществе, уже новые поколения которого живут вне той благостной ауры в межгосударственных, межпрофессиональных и межличностных отношений с Россией, которые были свойственны в эпоху существования Советского Союза. Достаточно посмотреть на возраст тех, кто в нынешние времена выходит на демонстрации с антироссийскими лозунгами — это молодёжь, тот самый, по выражению Льва Троцкого, «хворост революций». Именно ей следует преподносить наглядные уроки. И не надо путать такой метод воспитания с мелочностью.

В недавнем телеобращении к молдавскому народу по поводу Дня молдавского вина посол США в Кишинёве не преминул напомнить, что возрождение молдавского виноделия стало возможным благодаря инвестициям американских компаний. Россия же в общении с Арменией ведёт себя слишком скромно, что позволяет появляться тем трещинам в её восприятии, которых можно было бы избежать постоянным и детальным информированием о роли и действиях Москвы во многих аспектах, критически важных для Армении. И это касается не только самой низкой цены за газ или охраны российскими пограничниками южных рубежей Армении, защиты её воздушного пространства российской авиабазой в Гюмри.

Эти аргументы уже давно воспринимаются в армянском обществе как само собой разумеющееся, привычное, а потому не оцениваемое по достоинству. Но то, что сейчас делается (и ещё будет делаться) для Армении и Нагорного Карабаха, делается Россией добровольно, в инициативном порядке и за свои средства — причём немалые, без расчёта даже на частичную компенсацию или какие-то эксклюзивные привилегии. А могло бы, в принципе, и не делаться, оставить всю заботу о людях там Еревану и Степанакерту. Размещением российских миротворцев можно было бы и ограничиться.

России ведь многого от Армении не надо (да и что она в нынешнем состоянии может дать?), скорее наоборот. Ничего зазорного нет в том, чтобы детально и намеренно-публично, с использованием всех мыслимых каналов донесения информации системно показывать непонятливым и недальновидным, на кого следует широко и устойчиво ориентироваться для благоденствия и прогресса армянской нации, чьим флагом, помимо своего национального, следует размахивать на демонстрациях в защиту территориальной целостности, самостоятельности, экономической выживаемости, сохранения национальной идентичности, культуры и самобытности этого находящегося в смятении уголка Закавказья.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Позиции России в мире за 2020 год:
62.3% Усилились
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть