Идея Первой горнорудной убережёт Арктику от «грязных пятен»

Русская Арктика
18 ноября 2020  17:32 Отправить по email
Печать

Игорь Семенов, исполнительный директор Первой горнорудной компании, собирающейся разрабатывать на Новой Земле Павловское месторождение полиметаллов, рассказал о проекте, который позволит избежать на архипелаге капитального строительства и может быть распространен на всю Арктику — для минимизации воздействия на ее хрупкую природу.

Владимир Станулевич: Ваша компания собирается применить в Арктике что-то новое?

Игорь Семенов: Первая горнорудная компания, которую я представляю, является структурой Росатома и занимается разработкой свинцово-цинкового месторождения Павловское на Новой Земле и в Архангельской области и в нескольких десятках километров от побережья Баренцева моря.

Хочу сразу сказать, что мы прорабатывали ряд нестандартных инновационных, организационных и технических решений, которые не имеют аналогов в мире и которые представляются нам перспективными, как с экономической, так и с экологической точек зрения.

Арктическая зона РФ значительно отличается от других регионов страны, в том числе спецификой проведения здесь геологоразведочных работ и освоения месторождений. При ведении хозяйственной деятельности в этом регионе придется столкнуться с рядом вызовов.

Владимир Станулевич: Что такое Павловское месторождение полиметаллов?

Игорь Семенов: Президент и правительство РФ уделяют особое внимание Арктической зоне. Освоение Павловского месторождения будет способствовать успешной реализации приоритетных направлений развития российской Арктики в соответствии с действующей госпрограммой.

Мы успешно завершили масштабные геологоразведочные работы на арктическом архипелаге, посчитали запасы и поставили их на государственный баланс. Месторождение Павловское — крупный по запасам объект. Это 47,7 млн тонн руды с содержанием цинка 5,25% и свинца — 1,15% с небольшим коэффициентом вскрыши. По характеристике — типичное стратиформное месторождение полиметаллических руд, для которых давно разработаны надежные и эффективные схемы обогащения. Проведенные нами полупромышленные испытания руд Павловского месторождения подтвердили высокое качество товарной продукции — свинцовых и цинковых концентратов. А договоренности с потенциальными потребителями покрыли сбыт планируемой к выпуску продукции, что подтверждает отличные рыночные перспективы проекта.

Владимир Станулевич: В чем особенность «арктических вызовов»?

Игорь Семенов: На Севере говорят: «Если что-то идет не так, то это закон Мэрфи в третьей степени». Который гласит: «Все, что может пойти не так, пойдет не так». Пусть это сказано в шутку, но доля правды в этом утверждении есть. Арктические условия существенно влияют на период навигации, производительность и стоимость труда. Строительную рабочую силу необходимо доставлять из других регионов. Поэтому более высокие затраты на перевозки и более высокие ставки заработной платы, с большим количеством переработок и надбавок, увеличивают стоимость труда людей до 50% — по сравнению со ставками на юге. Объединение таких ставок с меньшей производительностью у людей, работающих в суровых условиях, часто сводит усилия почти к нулю. Высокая стоимость завоза топлива, материалов, оборудования сильно осложняют хозяйственную деятельность и составляют существенную часть бюджета проекта. Эти особенности не лучшим образом влияют на инвестиционную привлекательность арктических горных проектов.

Владимир Станулевич: Какое решение предлагает Первая горнорудная?

Игорь Семенов: Мы нашли эффективное решение проблемы. Мы разрабатываем схему освоения месторождения Павловское, которое находится на стыке горной добычи, судостроения и цифровизации. Суть новации состоит в том, чтобы не строить капитальную обогатительную фабрику на суше, рядом с карьером, а, используя географическое положение месторождения, на берегу моря перерабатывать руды на специальной технологической барже, посаженной на мель недалеко от карьера.

Технологическая баржа будет смонтирована из нескольких функциональных участков: обогатительная фабрика, электростанция и хранилище топлива в корпусе судна, а также другие вспомогательные объекты так же, как лаборатории и административно-бытовые помещения. На берегу останутся только сам карьер, хвостохранилище, дробильные установки, круглогодичный склад концентратов, причальная стенка и взлетно-посадочная полоса для смены вахт. При этом вахтовый поселок также можно разместить на барже и отбуксировать вслед за технологической баржей.

Владимир Станулевич: Можно подробнее, в чем плюсы Вашей схемы разработки месторождения?

Игорь Семенов: Такая схема имеет массу плюсов. Я перечислю главные плюсы предполагаемого нами подхода к освоению месторождений твердых полезных ископаемых в прибрежной зоне Северного Ледовитого океана. Во-первых, когда запасы месторождения будут отработаны, баржу можно отбуксировать в другое место и использовать еще раз. Во-вторых, за счет отказа от капитального строительства на Новой Земле проект становится дешевле и менее рискованным. Все сооружения и оборудование могут быть смонтированы на барже в комфортных условиях сухого дока, где нет проблем с трудовыми ресурсами и поставками. Это позволяет обеспечить приемлемый уровень прогнозируемости затрат по проекту и возможность строительства и введения в эксплуатацию в фиксированные сроки. В-третьих, мы существенно выигрываем время, так как можем одновременно подготавливать месторождение и промплощадку, возводить причальную станку и другую инфраструктуру, строить корпус баржи с хранилищем топлива внутри, изготавливать технологическое оборудование. Собранная технологическая баржа за несколько недель буксируется на подготовленную площадку рядом с Павловским месторождением, где ее будет окружать необогащенная руда. Возможно предусмотреть очередность при освоении месторождения. Отбуксировать еще несколько барж для увеличения мощности производства.

Владимир Станулевич: А как это делается обычно?

Игорь Семенов: При традиционном подходе надо будет сначала построить причал, затем отсыпать дорогу, завезти все необходимое оборудование в навигационный период и только потом строить фабрику при наступлении наихудших климатических условий — арктической зимы. Предлагаемые подход и бизнес-модель позволяют достичь определенного баланса интересов и разделения рисков, что уже вызывает интерес со стороны инвесторов, финансовых учреждений и партнеров и позволяют привлекательно структурировать проект для всех его участников. Ну и самое важное, на наш взгляд, — выигрывает природа. Использование перемещаемой технологической баржи существенно снизит нагрузку на природную среду и облегчит рекультивацию ландшафтов по окончании горных работ. После того, как объект будет отработан, в новоземельской тундре не останется никаких уродующих ее капитальных сооружений, которые будут разрушаться еще многие десятилетия.

Владимир Станулевич: Получается, такая модель может стать типовой для Арктики? Это важное предложение в масштабах всей страны.

Игорь Семенов: Может быть, в качестве еще одного плюса предлагаемой нами организационной модели, хочу обратить ваше внимание на ее тиражируемость. В прибрежной зоне Северного Ледовитого океана находится не только Павловское месторождение. Здесь много перспективных территорий и рудопроявлений, некоторые из которых после проведения геологоразведочных работ могут стать месторождениями.

Вглядываясь в будущее, я вижу в Арктике целый ряд прибрежных месторождений золота, олова, цветных металлов, разрабатываемых с использованием буксируемых технологических барж. Разные руды требуют различных схем переработки, и модульная система компановки технологической баржи позволит относительно просто переоборудовать их под любой тип руд.

Добыча и переработка полезных ископаемых — один из немногих бизнесов, которые будут рентабельны в Арктике. Использование технологических буксируемых барж позволит не только расширять присутствие российских компаний в регионе, но и сделать их бизнес более конкурентоспособным и объекты недропользования инвестиционно-привлекательными.

Владимир Станулевич: Какие месторождения в Арктике Первой горнорудной может разрабатывать таким щадящим природу методом?

Игорь Семенов: Мы изучили основные месторождения и рудные районы Русской Арктики. Для нас в первую очередь интерес представляют три района. Новая Земля и хребет Пай-Хой — с хорошими перспективами обнаружения месторождений цветных и благородных металлов. Таймыр и Северная Земля — неоднократно изученные территории с доказанной золотоносностью. И на востоке — побережье Чукотки и северо-восточной Якутии — известные оловоносные регионы, перспективные также и на золото.

Владимир Станулевич: Роль государства в этом процессе — просто разрешить разработку, или надо помогать разработчикам, и тогда чем помогать?

Игорь Семенов: Сегодня российская Арктика отличается невысокой степенью геологической изученности в масштабе 1:50 000 и крупнее. Еще, как вы знаете, геологоразведка является неотъемлемой частью горного бизнеса, потому затраты на нее должны включаться в себестоимость горной продукции при расчете налогооблагаемой прибыли. Но для начала затраты на ГРР можно финансировать из текущих налоговых вычетов, например, из НДПИ, хотя бы частично и хотя бы для арктических проектов.

В Арктике очень дорого обходится энергоснабжение, потому хотелось бы найти приемлемые механизмы государственного субсидирования производства электроэнергии горными предприятиями или энергосервисными компаниями.

И, наконец, субсидии на создание обеспечивающей инфраструктуры. Нам представляется, что в таких проектах, как Павловское, государство могло бы взять на себя расходы на, например, на дноуглубительные работы, строительство причальной стенки и взлетно-посадочной полосы.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть