Госдума, проект закона о порядке отобрания детей основан на грубой ошибке!

Крупнейшие родительские организации России выступают против принятия скандального законопроекта депутата Крашенинникова и сенатора Клишаса
15 ноября 2020  09:54 Отправить по email
Печать

Крупнейшие родительские организации России выступают категорически против принятия скандального законопроекта депутата Павла Крашенинникова и сенатора Андрея Клишаса, касающегося экстренного отобрания детей у родителей, согласно которому суды должны будут принимать решения в течение 24 часов. Автор ИА REGNUM, эксперт «Родительского Всероссийского Сопротивления» и юрист Александр Коваленин объяснил, в чём заключается грубая ошибка авторов документа и к чему она может привести.

В понедельник, 16 ноября 2020 года, Совету Госдумы предлагается обсудить нашумевший проект Павла Крашенинникова и Андрея Клишаса о порядке отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни, с тем, чтобы уже во вторник его принять в первом чтении.

О проекте и его авторах говорят разное. Но мне кажется, если не строить догадок о мотивах и происках, то проект об отобрании детей выглядит просто как наспех выполненное поручение. А семейное право — такая область, где непродуманность приводит к плохим последствиям. Я уверен, если бы Совет при президенте по кодификации законодательства возглавлял не Павел Крашенинников, его с Андреем Клишасом проект получил бы в этом Совете отрицательное заключение.

Авторы взялись за статью 77 Семейного кодекса, предмет регулирования которой стал темой особого поручения президента РФ от 1 января 2017 года из-за большого числа злоупотреблений при её применении — и с трактовкой «непосредственной угрозы», и с соблюдением необходимых процедур. После поручения прошло множество дискуссий, практика была тщательно разобрана, вскрыты неисправимые проблемы статьи 77: и внутренние противоречия, и пробел со статусом отобранного ребёнка. Консенсусной выглядела мера по устранению органов опеки из процесса, а самой статьи — из Семейного кодекса: для действительно экстренных случаев у полиции и других экстренных служб и так хватает полномочий.

Авторы могли не соглашаться с таким консенсусом, но, редактируя статью 77, они не устранили ни одной из выявленных проблем, с ней связанных, — значит, не потрудились ознакомиться с итогами прошедшей дискуссии. Не разобравшись с четырьмя колёсами, они добавили пятое — отобрание по суду. То есть построили проект на ошибке — на непонимании системы норм действующего Семейного кодекса.

В кодексе статья 77 — это исключение из судебного порядка. А авторы решили, что судебного порядка там нет и что его нужно ввести. Об этом свидетельствует ссылка на статью 64 КоБС РСФСР в пояснительной записке. Но дело в том, что в кодексе есть судебный порядок отобрания детей — это статья 73, которая и перешла в него из прежней статьи 64.

В результате этой ошибки:

1) когда нужно немедленное внесудебное отобрание, ребёнок лишается адекватной защиты;

2) когда возможно судебное отобрание, оно сокращается — с нормального судебного процесса до ускоренного и скомканного, в котором нет места гласности и состязательности;

3) закрепляется то понимание термина «непосредственная угроза» в ст. 77 п. 1, на котором и строятся злоупотребления, когда этими словами называется ситуация, не требующая экстренного вмешательства, в которой проект позволяет спокойно подавать в суд, а не сразу отбирать.

Эти замечания достаточно очевидны. Некоторые из них наряду с другими приводятся в заключении Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, который выдал вердикт: «Законопроект нуждается в существенной доработке».

Однако ответственным комитетом по проекту назначен комитет, возглавляемый одним из его авторов, который, видимо, не привык смущаться от таких совпадений. Он предсказуемо рекомендует проект к принятию в первом чтении, обещая что-то исправить ко второму, впрочем, обещания эти не касаются тех явных концептуальных недостатков, которые перечислены выше.

Думаю, что Думе стоило бы себя уважать и просить авторов, уже признавших хоть какие-то из недостатков, сначала их исправить, а потом внести проект заново. А не идти на поводу у вежливости иных заключений (например, заключения правительства), которые отмечают серьёзные недостатки, а потом открывают «зелёный свет» принятию закона в первом чтении фразой: «поддерживаем при условии доработки с учётом указанных замечаний».

Хочется надеяться, что среди депутатов победит настрой, высказанный недавно председателем Госдумы Володиным — не спешить, всё ещё раз тщательно обсудить, выбрать всё лучшее из того, что внесено в разных проектах.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Mstislav
Карма: 999
15.11.2020 15:52, #43182
"Я уверен, если бы Совет при президенте по кодификации законодательства возглавлял не Павел Крашенинников, его с Андреем Клишасом проект получил бы в этом Совете отрицательное заключение"
Интересно, а на кого и на что работают означенные персоналии: однажды пришлось обратиться к Крашенинникову на предмет толкования закона принятого ГД, который заинтересованные стороны могли толковать и так, и сяк, но в конечном итоге выяснилось, что толкование закона осуществляет правоприменитель - очень интересно, не правда ли? Особенно если таковым "правотолкователем" является ПФР. Но с другой стороны, а кто выбирает таких госдепов - не штатовские граждане со всей очевидностью, поэтому гражданам жаловаться не на что, как потопали, так и будут лопать всю оставшуюся жизнь
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть